Мигель ДАННИ: От меня все время ждут каких-то чудес на поле, делаю все, что могу, но я не супермашина. Капитан "Зенита" признался, что хочет завершить карьеру в Питере

Капитан «Зенита» высказал пожелание  закончить свою карьеру в Петербурге, а также рассказал о том, какие выводы были сделаны после вылета из Лиги чемпионов.

В МОНАКО БЫЛ НЕ НАШ ДЕНЬ

- Расскажите, как проходит у «Зенита» это межсезонье. Есть что-то новое,  необычное?

- Подготовка продолжается. У тренеров есть задача, во-первых, сделать так, чтобы мы набрали форму, во-вторых, объединить нас с точки зрения тактики. Мы очень много работаем для того, чтобы этот год получился более удачным, чем предыдущий, и должны сделать все, чтобы подойти к матчам с ПСВ в отличном состоянии. Нам действительно нужно играть лучше. В последних матчах в 2014-м у нас не получалось действовать так, как хотел главный тренер, но мы не раз говорили об этом на сборах, он объяснил свои идеи, в Катаре и Турции мы делали и делаем все, чтобы исправить ситуацию, - сказал Мигель Данни в интервью официальному сайту «Зенита».

-  Виллаш-Боаш действительно хочет перестроить игру «Зенита»?

- Да, мы пробуем 2-3 тактики - у нас есть много сильных игроков, которые могут действовать на разных позициях. Сейчас как раз самое время для того, чтобы искать решения, ходы. В ближайшие дни нас еще не ждут ни матчи Лиги Европы, ни чемпионата, поэтому важно делать это все именно в товарищеских встречах. Думаю, у нас получается неплохо.

- Вы пришли к какому-то выводу, почему у «Зенита» в этом году не получилось выйти в плей-офф Лиги чемпионов?

- Сложно сказать. Если посмотреть на нашу команду со стороны, то понятно, что мы сильны, что в нашем составе есть невероятные игроки, и мы должны выступать в Лиге чемпионов. Но в некоторых матчах нам просто не хватило удачи. В первом тайме домашней игры против «Байера» мы могли забить не раз, но не реализовали свои шансы, а после пропустили. То же самое произошло и в Монако - мы всю первую половину провели на половине поля соперника, контролировали ситуацию, но снова не довели игру до гола, хотя пробовали для этого разные варианты, а «Монако» реализовало первый же момент. В общем, мы допустили достаточно ошибок и теперь стараемся быть лучше. И для нас сейчас одинаково важны и Лига Европы, и чемпионат. У всех случаются плохие дни, и наш плохой день пришелся именно на Монако. Так что нам нужно изменить свое отношение и действовать в будущем намного лучше.

МЕНТАЛИТЕТ КОМАНДЫ СТАЛ ДРУГИМ

-  В «Зените», как известно, сейчас есть две большие группы футболистов - одни говорят по-испански, вторые - по-русски. Вы как-то пытаетесь их объединить?

- Вы знаете, на самом деле мы обычно общаемся по-английски - и русские, и иностранцы. Бывает, что говорим и по-русски, и тогда я помогаю переводить, объясняю, что имеется в виду. Так что никаких проблем с точки зрения коммуникации нет, у нас отличный коллектив - мы постоянно шутим, атмосфера внутри очень хорошая.

-  Лучше, чем раньше?

- Я думаю, за последние 2-3 года все изменилось, менталитет команды стал другим. И это хорошо для клуба. «Зенит» хочет побеждать, и все - и иностранцы, и местные игроки - прекрасно это понимают. Это объединяет нас.

- Но легионеры при этом, в отличие от вас, русский не учат. Вы не пробовали заставить, например, Халка или Нету позаниматься с репетитором?

- Что касается  Нету, то он очень многое понимает и вообще уже понемногу языком овладел. Может быть, вы не знаете, но на тренировках он постоянно общается по-русски с Шатовым, Смольниковым. Они практически в одно время пришли в «Зенит», одного возраста, и Нету пытается быть как можно больше русским. Ему интересна культура, он хочет понимать все, что происходит вокруг, именно на русском языке. Или Витсель - он тоже чуть-чуть говорит. Но сейчас ситуация немного другая: так как все более ли менее говорят по-английски, мы общаемся в основном на нем, хотя иногда добавляем какие-то испанские, русские, португальские слова, но их все понимают. Получается такая смесь.

-  У Халка иногда возникают проблемы с судьями, и не всем ясно, как именно они друг друга понимают.

- Я слышал не раз, что судьи говорят с ним по-английски, и он все понимает. Это футбол - в нем всем более ли менее ясно, что происходит на поле.

ДВА-ТРИ ГОДА ХОЧУ ЕЩЕ ПОИГРАТЬ

- Какие у вас сейчас отношения с главным тренером? Вы говорили, что с ним вы почувствовали себя намного свободнее. Год спустя это остается в силе?

- Да, думаю, все осталось, как прежде. Я, конечно, слышал и читал, что вот, Данни начал играть хуже, переживает непростой момент, хочет уйти, но никто не знает, что я думаю на самом деле. Нет, я хочу остаться здесь, в «Зените». Когда я приезжаю на тренировку или на игру, я хочу делать для команды все, что только могу. Да, что-то может не получаться, но, повторю, стараюсь я всегда. Во время матчей от меня все ждут каких-то чудес, но я обычный парень, не какая-то супермашина. И я надеюсь, что в 2015-м я смогу радовать наших болельщиков намного больше. Мы все, не только я, хотим стать чемпионами и завоевать звезду, войти в историю клуба. Все про это знают, для всех это очень важно.

- Вы, может, и не супермашина, но Виллаш-Боаш говорил, что у вас есть магия в ногах. Правда?

- Даже не знаю, хотя мне такое услышать было приятно. Я просто хочу наслаждаться футболом, мне нравится быть на поле с мячом, и когда что-то не получается, я, само собой, злюсь. Но футбол - это не один я. У нас есть 11 человек и только 1 мяч на всех. Поэтому мы и должны быть командой. И наша команда тем и сильна, что все могут отдать отличный пас, все могут забить невероятный гол.

-  Вам сейчас 31 год. Сколько еще хотите играть?

-  Не знаю, сколько именно, но знаю, что хотел бы продолжать, потому что чувствую себя отлично. Если бы мне было тяжело, если бы я понимал, что у меня нет сил, ритма, скорости, я бы закончил. Но я чувствую себя отлично. Так что 2-3 года, если получится, хотя и это не предел.

-  Закончить карьеру в «Зените» - хорошая идея?

- Да. Я уже говорил, что хотел бы остаться в Петербурге. Мы живем здесь уже 7 лет, это мой второй дом, моим близким здесь отлично.

 

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск