Игорь СМОЛЬНИКОВ: Слуцкий был убедителен, но выбрал «Краснодар», когда узнал, что ЦСКА купил Фернандеса. При первом предложении «Зенита» насторожило слово «аренда»

Ведущий защитник «Зенита» рассказал о том, почему в 2012 году он не перешел в ЦСКА, хотя его звал лично Леонид Слуцкий. Чем контракт в «Краснодаре» отличается от зенитовского и почему в состав «сине-бело-голубых» Смольников перешел только со второй попытки. Кроме  того Игорь поведал о чем у него состоялся разговор со Станиславом Черчесовым после двух голов в ворота «Динамо» и как его «развели» в Майями.

НЕ ОЖИДАЛ, ЧТО ТАК БЫСТРО ЗАИГРАЮ В «ЗЕНИТЕ»

– Вы перешли в «Краснодар» летом 2012-го. А могли на полгода раньше?

– Да. Назвал руководству свои условия – их сочли завышенными. Ну и ладно, остался в «Ростове». Правда, в контракте была указана сумма отступных. Летом «Краснодар»  воспользовался этим пунктом. Причем сами зарплату подняли, - сказал защитник «Зенита» в интервью «Спорт-экспрессу».

– Больше, чем зимой?

– Гораздо! У меня был выбор – «Краснодар» или другой клуб.

– ЦСКА?

– Да, встречался в Москве со Слуцким. Хорошо поговорили. Он четко разложил по полочкам мои футбольные достоинства и недостатки. «Игорь, все в твоих руках. Шанс будет – не один матч, а цикл». Леонид Викторович был убедителен, и мне хотелось воскликнуть: «Согласен!» Но решил с ответом не торопиться, тщательно все обдумать, посоветоваться с женой.

– Последняя капля, склонившая чашу весов в пользу «Краснодара»? Деньги?

– Я не в курсе, сколько платили бы в ЦСКА. Финансы надо обсуждать с генеральным директором. Со Слуцким эту тему не поднимали, беседовали о моих перспективах в команде. А капля… Узнал, что ЦСКА покупает Мариу Фернандеса чуть ли не за 15 миллионов евро. Трудно представить, что футболиста, приобретенного за такую сумму, будут держать на скамейке. «Краснодар»  же был во мне сильно заинтересован. Понимал, что там буду играть.

– Не пожалели?

– В «Краснодаре» устраивало все: база, город, контракт, отношение руководства. Но на поле чувствовал скованность. Даже в «Ростове» в игровом плане было комфортнее.

– Камешек в сторону Муслина?

– Ни в коем случае. Это в «Амкаре»  он не нашел контакта с командой. В «Краснодаре» такого не было. Муслин умеет поставить игру, донести до футболистов то, что от них хочет.

– Его увольнение из «Краснодара» для многих стало неожиданностью.

– Для игроков – тоже. В подробности нас не посвящали. Единственная версия – в клубе пришли к выводу, что при Муслине достигли потолка.

– Кононова застали?

– Буквально пару дней. И заключил контракт с «Зенитом».

– Кажется, со второй попытки?

– Совершенно верно. Первый звонок был еще в «Ростов» под конец трансферного окна. Насторожила фраза, дескать, если «Зенит» и купит, может тут же в аренду отдать. От такого поворота любой не застрахован. Но когда об этом заявляют с порога, ясно, что не особо на тебя рассчитывают.

– Логично. Но «Зенит» – это касса, сборы!

– Мне от одного слова «аренда» становилось тошно. Надоело! Хотелось в команду, где действительно нужен. Сказал себе: если дорасту до «Зенита» – прекрасно. Нет – значит, «Ростов» мой уровень. Вот когда в июне 2013-го «Зенит»  пригласил вновь, сомнений уже не было.

– Вы как-то обмолвились, что условия контракта в «Краснодаре»  и «Зените» сопоставимы.

– Если вы о зарплате, то выросла она процентов на десять. А бонусы еще надо заработать, сыграть определенное количество матчей. В клубе, где такая конкуренция, этого никто не гарантировал.

– Дебютировали вы в «Зените» при занимательных обстоятельствах.

– Провел с командой одну тренировку. Утром в день матча с «Анжи» Спаллетти спросил: «Минут десять сыграть готов?» – «Конечно!» Весь разговор. Когда на установке прозвучала моя фамилия, обалдел.

– Сложно выходить с листа в такой команде?

– Наоборот! Подумал: «Как легко здесь играть!» На поле все друг под друга подстраиваются. Владеешь мячом – у тебя несколько предложений. Открылся – тебе сразу пас под удобную ногу. Плюс «Анжи», где уже шла распродажа, приехал абсолютно разобранный.

СЕМИН НЕ МОГ ВЫГОВОРИТЬ ШВАЙНШТАЙГЕР И МЕРТЕСАКЕР

– При Спаллетти атмосфера в команде была гнетущая?

– У кого-то были с ним конфликты, но меня не коснулись. Ребята, которые долго проработали со Спаллетти, судят о нем со своей колокольни. Мне сравнивать не с чем. Могу сказать про него только хорошее. И поблагодарить за то, что поверил в меня. Я не ожидал, что так быстро заиграю в «Зените».

 – О чем подумали, когда в седьмом туре Виллаш-Боаш изрек в интервью: «Смольников фантастически начал сезон!»

– Приятно, но нельзя расслабляться и принимать близко к сердцу. Вообще Виллаш-Боаш очень добрый, ни разу не слышал, чтоб он плохо говорил про кого-то из своих игроков.

– Вскоре у вас приключился занятный диалог с Черчесовым.

– Я в двух матчах подряд забивал «Динамо» победные голы. На «Петровском» Станислав Саламович, завидев меня, произнес с усмешкой: «Уже от полуфабрикатов голы получаем». После матча в Химках пересеклись, когда он заглянул на тренировку сборной. Дождался меня возле поля: «Гробишь нас регулярно. Воспитал на свою голову…»

– Какие еще тренерские фразы отложились в памяти?

– Семину тяжело даются иностранные фамилии. Помню установку перед матчем с «Аланией»: «Слева у них играет румын, справа – болгарин…»В разгар чемпионата мира-2010 была забавная история. Юрий Палыч делился впечатлениями о футболистах сборной Германии. Если на Ламе и Мюллере не споткнулся, то выговорить Швайнштайгер или Мертесакер никак не мог. Алиев сидел сзади, угорал. А я-то – в первом ряду, напротив Семина. Сдержался.

К КОНЦУ ВЕЧЕРА ПОДТЯНУЛИСЬ ВИЛЛАШ-БОАШ С ПОМОЩНИКАМИ

– Почему после чемпионского матча с «Уфой» русскоязычные футболисты «Зенита»  отправились в одно заведение смотреть хоккейный финал чемпионата мира, а легионеры – в другое?

– В раздевалке объявили: «Банкет – 30 мая, тогда и отпразднуем». Мы стихийно собрались с женами в ресторане. Отметили чемпионство, вполглаза поглядели хоккей. К концу вечера к нам подтянулись Виллаш-Боаш с помощниками.

– Лодыгин по случаю чемпионства хочет набить татуировку. А вы?

– Я не люблю татуировки.

– В «Зените» без них игроки остались?

– Помимо меня – Кержаков, Аршавин, Анюков, Малафеев, Ломбертс. Кажется, всё.

– Кто-то из ветеранов «Зенита» вас недавно похвалил: «Никакого намека на вальяжность, самоуспокоенность, звездняк…»

– Да какой звездняк?! В «Зените» люди столько трофеев уже выиграли – и ни у кого нет короны на голове. А у меня откуда? Нужно дальше пахать. Я слишком долго шел к успеху не для того, чтоб в одночасье все потерять.

– Самое яркое путешествие за границу?

– Однажды с женой Катей, Фидлером и его женой встречали Новый год в парижском кабаре «Лидо». Еще запомнилась поездка в Америку. Нью-Йорк летом – супер. Гуляли по городу, ходили в музеи, галереи. Майами понравился меньше. К тому же там меня «развели».

– Кто?

– Торговец. Впарил за 700 долларов фотоаппарат, который в соседней лавке продавался за 200. Купил зачем-то еще крутой объектив – как у профессиональных фотографов. На улицу вышел, задумался: «На фига?! Я же не папарацци…» С этой «пушкой» меня на баскетбол не хотели пускать. Еле прорвался.

– Катя собирается возвращаться в журналистику? Лет пять назад вела программу в интернете «Женский час с Екатериной Смольниковой».

– Она окончила журфак, ей все это интересно. Но сейчас главное – дети.

– У вас интервью брала?

– Нет. На передачу к ней приходили Алиев, Янбаев, жены Шешукова, Тарасова, Шунина…

– Вам перед интервью советы дает?

– Нет. Когда познакомились, подсказывала, как правильно расставлять ударения. Постоянно поправляла. Теперь уж не ляпну «тренерА», «договорА». А раньше ошибок было столько, что Катя иногда вздыхала: «Эх, ты, грамотей…»

«Спорт-экспресс».

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск