Анатолий ЗИНЧЕНКО: Когда играли с «Реалом», газета написала: в «Рапиде» есть игрок, который зарабатывает, как наш водитель автобуса



В пятницу на аллее славы зенитовской базы состоялось пополнение. Очередные отпечатки ног оставил первый в советской истории футболист, уехавший выступать заграницу, мастер спорта международного класса Анатолий Зинченко. По окончании мероприятия Анатолий Алексеевич ответил на вопросы корреспондента «Спорт уик-энда».

- Я уже слышал о том, что некоторые ветераны уже бывали на моем месте, - начал Анатолий Алексеевич. - Юрий Желудков, например, был здесь. Считаю, это хорошее начинание - в истории «Зенита» было немало отличных футболистов.
- Когда вы ездили играть за рубеж, футбольные агенты были актуальны?
- Их просто не было!
- Российский футбольный союз рекомендовал клубам отказаться от футбольных агентов, чтобы напрямую работать с игроками. На ваш взгляд, возможно ли это?
- Наверное, да. Вообще я не понимаю, что такое - футбольный агент. Человек вправе сам договариваться с футбольным клубом и решать свою судьбу. Здесь же появляется посредник, который вклинивается в твою личную жизнь, оговаривает какие-то условия и прочее. Мне это непонятно. Почему я сам не могу заключить контракт, если люди испытывают потребность пребывания в каком-то клубе? Причем здесь посторонний человек и какова его роль?
- А разве юридические тонкости решать не нужно?
- Нужно, конечно. Когда контракт заключается, то дается на руки. Ты его читаешь. Чего здесь непонятного?!
- В вашем случае с «Рапидом» вы тоже сами всё делали?
- Нет. Соглашение заключалось между футбольным клубом и спорткомитетом. И то, он был настолько завуалирован, что когда я туда приехал, выяснилось, что контракт был с «Союзмежтехникой» и по документам я проходил, как инженер этой организации. Справка до сих пор осталась. Премиальные за выигрыши мне уже платил «Рапид».
- Как всё запутано. Порою футболистам не хватает своей головы...
- Меня это не волновало. Сказали, что уезжаю в «Рапид», и всё оговорено. Меня встретили, определили место жительства, тренировки и всё. Квартиру мне предоставили, зарплату платили. Так что меня всё устраивало. Ну и не стоит забывать, в какое время я поехал: был железный занавес и мне говорили, что я должен соответствовать моральному облику советского человека. Вот я и старался...
- Вас контролировали?
- Нет, все сотрудники жили в общем здании, а я отдельно - среди австрийцев.
- Какую часть заработка забирала ваша организация?
- Две трети. У них тогда были шиллинги, и мне на руки выдавалось 10500. Как мне говорили, эта зарплата соответствует инженеру торгпредства и позволяет жить на среднем уровне австрийского гражданина.
- Немецкий язык учили?
- Здесь мне было легче, потому что основа была заложена в школе и институте. Я понимал, как строить фразу. Специально я язык не учил. Я ведь поехал всего на год и предполагать, что останусь на три не мог. Язык был на уровне - недавно я даже интервью давал на немецком языке телевидению.
- Не получали ли вы больше игроков «Рапида»? Могла ли там случиться такая история на подобии зенитовской, когда на приглашенных легионеров стали косо смотреть?
- Я помню, когда мы приехали играть еврокубковый матч с «Реалом». О том, что в команде советский футболист - это нонсенс. И вышла газета, которая написала, что есть игрок в «Рапиде», который получает зарплату, как наш водитель автобуса. Поэтому каких-то вопросов не возникало. Ко мне очень тепло относились, да и им самим было интересно посмотреть на меня, как я выгляжу и т. д. Потом уже, когда стало понятно, что я занимаю чье-то место, в ходе тренировки приходилось одевать щитки. Потому что были явные попытки нанести травму, но это вполне естественно.
- Было желание там остаться и продолжать карьеру?
- Я четко убежден, что в таком возрасте, в котором поехал я, там делать нечего. Это сложно. Денег заработать не успеть, с языком проблема. Поэтому начинать жизнь на четвертом десятке лет в другой стране сложно.
- Семья была с вами?
- Да. Причем, дочке было десять месяцев. У наших же специалистов вызвало удивление то обстоятельство, как человека выпустили на Запад с семьей. Правда, они не думали, что здесь оставалась родня. Отец, мать, брат и сестра.
- Командировка в «Рапид» перевернула ваши представления об уровне жизни на Западе?
- Ну ведь я много раз ездил с тем же «Зенитом» в Англию, африканские страны. За олимпийскую и молодежные сборные. Так что представление я имел. Австрийцы же говорили, что по уровню жизни они отстают от американцев на двадцать пять лет. Когда я слышал такую фразу, то задавался вопросом, насколько же мы отстаем?
- Автомобиль выделили?
- Да. Фольксваген.
- Работу в клубе не предлагали?
- Мне вообще предлагали остаться, и эта инициатива исходила от Кранкля - он мне говорил, что тебе там делать, оставайся здесь, получишь хорошую работу, мы откроем тебе счет, проведем акцию и закачаем тебе туда денег. Однако воспитание и менталитет были советскими. Мы воспитывались на своих традициях. К тому же за три года, не кривя душой, могу сказать: знаю, что такое ностальгия. Домой тянуло неимоверно!
- Что для вас было важней: как можно больше играть или заработать?
- Играть.
- Андрей Аршавин начинал хорошо в Англии, но теперь не попадает даже в число восемнадцати. Зато на большом контракте...
- Я только могу себе представить по себе: деньги еще не всё. Может, у Аршавина свои представления о таких вещах, но для меня самым важным было - играть. Первые три-четыре месяца у меня тоже были такие варианты: на замену выходил, а иногда просто в запасе оставался. Подвернулся случай. Мы были на турнире в Западном Берлине, Кранкль получил травму, и меня поставили на его место. Турнир был скоротечный, из двух игр, в которых я забил три мяча. По возвращении в Австрию предстояло дерби - с «Аустрией», и футболисты уговорили тренера, чтобы меня поставили в стартовый состав. И тот сезон я отыграл 32 игры из 36.
- Сейчас мы снова пришли к таким временам, когда на Западе, кроме Аршавина и Погребняка практически никого нет...
- Здесь много составляющих. Прекрасно понимаю Павлюченко: тренер не хотел видеть его в составе. Другой вопрос, зачем его покупали, когда выпускали на поле преимущественно в не значимых матчах? Я думаю, что он правильно сделал, что вернулся. Ведь он хотел поехать на чемпионат Европы.
- С Аршавиным схожая ситуация?
- Здесь от Андрея многое зависит. Может, требование к себе снизил. Или эйфория пошла после покера на «Энфилде». Хотя не думаю. Профессиональный футболист всегда хочет играть, чтобы попадать в основной состав.
- Как относитесь к тому, что в наших клубах сейчас легионеров больше, чем российских игроков?
- Отрицательно - это нонсенс. Тем самым мы перекрываем кислород нашим молодым и талантливым мальчишкам. По себе знаю, что только доверие тренера и игровая практика позволяет растить пацанов. Возьмите пример Канунникова. Все говорят, что он талантливый. Так ведь это мы видим: дайте возможность ему играть! Теперь подвернулась такая команда, где он может играть и дай Бог, чтобы он прибавлял!
- Как оцениваете выступление «Зенита» в этом сезоне?
- Мне сложно сказать: нужно здесь пожить, пообщаться, пожить и посмотреть, какая тут обстановка. Конечно, все мы хотим, чтобы «Зенит» играл хорошо. В принципе, так и происходит. Просто бывают моменты, которые лично мне трудно объяснить. В принципе, условия в клубе хорошие, и я думаю, что «Зенит» будет всегда в порядке.
Вадим ФЕДОТОВ.

У вас есть проблема и комплексы из-за внешности? У вас на лице нежелательная растительность в области бороды? Предлагаем вам обратиться в салон лазерной эпиляции и вам тут обязательно помогут. Читайте больше информации про лазерную эпиляцию на сайте laserharmony.com.ua и вы поймёте, что это именно то, что вам нужно. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск