Сергей СИЛКИН: Потеря Рыжикова добавит проблем «Рубину» на «Петровском». Игорь СМОЛЬНИКОВ: В Чите было реальное дно - там люди игры сдавали

 
Известный футбольный тренер Сергей Силкин в интервью «Радио Зенит» поделился ожиданиями от матча сине-бело-голубых против «Рубина».
- Думаю, что на «Петровском» «Рубин» будет играть вторым номером. «Зенит», естественно, на своем поле будет атаковать и идти вперед большими силами. В любом случае, все будет зависеть от того, как сложится матч, на чьей стороне будет удача. Футбол - это игра необъективная. Порой выигрывает та команда, которая играет хуже, создает в десять раз меньше моментов, но использует свой единственный шанс. А соперник, который имеет все шансы на победу, наоборот, проигрывает.
Отсутствие Сергея Рыжикова, конечно, станет потерей для «Рубина». Все-таки это основной голкипер, важный игрок для команды. К тому же еще неизвестно, насколько удачно сыграет его сменщик в этом матче. Так что потеря Рыжикова в этом матче добавит проблем «Рубину».
Что касается выступления Павла Могилевца, то самое главное, что он регулярно выходит в основе и получает игровое время. Для молодого футболиста играть очень важно. Трудно сейчас сказать, получится ли из него классный футболист, но совершенно точно можно утверждать, что на данный момент Павел входит в число одиннадцати игроков, которым тренер «Рубина» отдает предпочтение.
Рондон и Рязанцев, в прошлом сезоне выступавшие за казанский клуб, пока не полностью освоились в «Зените» и не имеют стабильного места в основе. Рондон - хороший нападающий, а Александра Рязанцева я знаю с детства - он хороший, стабильный игрок, может сыграть на разных позициях. Думаю, что он еще пригодится «Зениту». Если же они появятся на поле в матче против «Рубина», то, конечно же, будут мотивированными на то, чтобы сыграть хорошо против своей бывшей команды.
 
 

Игорь Смольников: В Чите было реальное дно - там люди игры сдавали

 
В журнале питерского клуба «Наш «Зенит» вышло большое интервью с Игорем Смольниковым, который очень подробно рассказал о своих «приключениях» в семи клубах дозенитовского периода карьеры. Публикуем фрагмент беседы о том, как доехать из Каменска-Уральского через Москву, Екатеринбург, Читу, Сочи, Ростов-на-Дону и Краснодар до Петербурга со всеми остановками.

Путевку в жизнь дала газировка

- Детство у меня было - как у всех детишек. Росли себе, выбирали какие-то группы - где и чем заниматься. Я выбрал футбол, хотя сначала - карате. Просто школа была прямо возле дома, а там секция. Походил туда, потом взяли в футбол. Ну и затянуло, понравилось. Это лет, наверное, в семь-восемь. Стал играть. Был такой турнир - «Оле, Кока-кола», для дворовых команд. Знаете, наверное? Мы своей командой заявились, назвали ее «Удача» и выиграли. Сначала город наш, потом область, уже в Екатеринбурге. А потом со всей России всех собрали в Москве. И мы опять выиграли. Был мини-футбол, очень быстро всё. Жили, помню, в Бронницах, в Подмосковье. Главный приз - поездка на чемпионат Европы 2000 года. Приехали на игру Голландия - Югославия, 6:1, Клюйверт еще четыре забил. И там был талисман такой, ежик. Мы с ним за 15 минут до начала вокруг поля прошли. Развлекалово такое было. Это всё наш тренер - у него и секция была, и дворовую команду тоже он набрал. Фамилию, наверное, не надо называть?
- Почему? Надо, называйте. 
- Востроухов Юрий Иванович. Он и сейчас детей тренирует. В общем, он команду «Удачей» назвал, и вот так вот повезло нам победить. А потом играли в Москве товарищеский мини-турнир. Красноярску проиграли, с «Локомотивом» - 3:3 в основное время и по пенальти выиграли. И там был тренер, Равиль Салихов, который после игры подошел и сказал: «Не желаешь на следующий год в «Локомотив»?
- То есть путевку в жизнь вам дала газировка. 
- Ну да, можно так сказать. Так вот, тренер попросил поговорить с родителями и узнать, не хочу ли я в интернат «Локомотива». Он тогда пустой стоял, только открылся. Вернулся домой, как раз июль был, и через две недели приходит телеграмма: «Приезжайте на сборы». Родители задумались, а я туда очень хотел, и в итоге они согласились. Понимали, наверное, что в Каменске ловить нечего. С ними и поехал. В интернате жили на тот момент только два человека моего же возраста из Красноярска. Приехали туда, потом на сбор - он в Шатуре был. И началось. Конечно, тяжело было первое время. Мне только 12 лет исполнилось как раз на этих сборах.
***
- В «Локомотиве» всех из интерната выпускали в дубль. Отыграли мы в своем возрасте на Россию, и после последнего матча объявили, кто нужен, а кто нет. Пять-шесть человек оказались нужны, а моей фамилии в списке не нашлось. Конечно, сначала был шок. Осознавал, что особо вариантов нет.
- Те пять-шесть были намного сильнее? 
- Не то что сильнее. Просто кого-то подтягивали под дубль изначально, на кого-то делалась ставка. А меня в результате позвал в «Торпедо» Владимир Волчек - он тренировал тот же возраст, поэтому хорошо меня знал. Я попал в дубль и сразу стал играть. Сначала снимали квартиру в Митино, но добираться было тяжело - маршрутки, метро. Провел там месяц, а потом начал работать с основой и переехал в гостиницу в «Лужниках». Пару раз даже в составе вышел, в том числе с «Зенитом», с «Динамо». А потом команда вылетела в первую лигу, Ярцев ее принял и, что называется, поверил в меня. Тут еще в сборной U-19 вышли из группы, где были Голландия, Англия и Чехия, и поехали на чемпионат Европы. В общем, удачно складывалось.
- Цитата о вас из 2007 года: «О Смольникове известно лишь то, что он креатура Георгия Ярцева и что за ним гоняются все без исключения клубы Москвы и Подмосковья». Как вам помогал Ярцев? 
- Знаете, бывает так, что тренер может поверить в игрока. Вот он в меня и поверил. Я на фланге играл, полузащитника, сзади меня был Вадик Евсеев. Но там вообще команда сложилась - Кормильцев, Зырянов, Панов, Эдуард Мор, Леша Соломатин. В «Торпедо» я в итоге отыграл два года. Ровно до конца контракта. А потом вернулся в «Локомотив». Когда приглашали, там был Сёмин, а потом его сняли, и пришел Рахимов. Понятно, что у нового тренера были свои задачи. Я - молодой игрок, где-то что-то не получается, и кому я там был нужен? В общем, просто просидел какое-то время. За дубль играл, старался, рук не опускал, но не получалось вообще никак. И понял, что нужно уходить в аренду. Посоветовался с женой и поехал в Екатеринбург.
 
 

В жизни всё бывает гораздо хуже, чем Чита.

 
- В «Урале» мне было 19 или 20 лет. Пришел туда - и так получилось, что то играл, то не играл. После года в «Локомотиве», где я не играл вообще, было достаточно тяжело. Чувствовал, что у меня самого ничего не получается. Плюс тренер поменялся. В общем, было ощущение, что не получаю того, что нужно. Поговорил с агентом и решил, что нужно ехать дальше. «Локомотив»-2 предлагал те же условия, что были, но я не хотел там играть, хоть это и Москва. Было желание уехать. И тут возник вариант с Читой. Я говорю: «Хочу!» Несмотря ни на что.
- Несмотря на что именно?
- Условия, летать далеко, в принципе много перелетов. Мы уже в августе на ноябрь планировали свадьбу, а мне предлагали поиграть в Москве также до ноября. Но мы обсудили дома и решили, что поедем в Читу.
- Первый день в Чите помните?
- Помню. Меня заселили возле стадиона в какую-то гостиницу, я на улицу выхожу, а там +30. То есть там летом такой мангал, что у меня одна мысль: «Блин, куда я попал?» Вокруг Чита, ото всего далеко. Потом нашел квартиру, жена приехала, и в итоге я получил именно то, что хотел. Игровая практика была какая захочешь, куда только не ставили - и защитника, и хава играл, и в нападении.
- В Чите вы играли в команде, которая вылетала из первой лиги. Там было ощущение дна? 
- Ну да, можно сказать, что труба полная, реальное такое дно. Там люди игры сдают. Ты вроде ничего и не знаешь, а потом скажут, мол, вот этот сдавал, потом еще один. Но не доказать же никак.
- Вернуться в Читу - страшный сон? 
- Я даже об этом не думаю. Хотя загадывать ничего нельзя. Не хотелось бы, но в жизни всё бывает гораздо хуже, чем Чита.
 

В Питере мне очень комфортно

 
- В «Зенит» я перешел в августе, а переговоры начали где-то в июне. Мы были на сборах, агент сказал, что вот есть такой вариант. Ну, я не то что значения не придал, но не особенно серьезно отнесся. Говорить - это одно, но до дела еще не дошло. А потом всё: смотрю, процесс начался. Тут уже самому стало интересно. Конечно, захотелось попробовать себя. «Зенит» - большой клуб, и, когда поступает такое предложение, об условиях не очень думаешь. У меня в «Краснодаре» были сопоставимые условия, хорошие. И я отталкивался просто от того, что хотел новое испытание. Подошел, сказал Муслину, потом генеральному директору. Конечно, они всё поняли.
- Ожидания с реальностью быстро совпали? 
- Если честно, всё было очень быстро. Конечно, я такого не ожидал. Приехал - и через два дня уже вышел на игру. Даже в мыслях такого не было, что, проведя всего одну тренировку, окажусь на поле. Такое только присниться может! Но вот поставили, главный тренер доверил место. Наверное, был риск, но хорошо, что выиграли, и дальше всё пошло как по накатанной. Даже не успел в эйфорию впасть - тут же сразу тренировки, игры, потом снова тренировки. И время пролетело. Не успел оглянуться - всё, декабрь, отпуск.
- Вам 25, «Зенит» у вас восьмой клуб. Не много? 
- Ну а что делать? Такой вот путь я прошел.
- При этом нигде больше тридцати матчей вы не сыграли. 
- Так получилось, да. Но не кто-то же меня куда-то продал, а я сам шел на повышение. Даже переход в «Краснодар» - это был шажочек наверх. И там всё было отлично. Я же не мог сказать: «Ну нет, не пойду из восьмой команды в первую». Это было бы смешно.
- Вы четыре года назад играли в Чите, а теперь - в сборной России. Справедливо думать, что где-то очень далеко есть еще футболисты, которые могли бы оказаться так же круты? 
- Я думаю, много хороших ребят. Просто кому-то характер не позволяет пробиться, кому-то травмы. Но если человек достоин, то всё сложится. Будет идти, идти и идти. Моменты случались разные. В «Жемчужине» мне как-то после игры Стани­слав Саламович при всех так жестко высказал, что я подумал: «А чего я сижу вообще и мучаю и себя, и его? Зачем я играю?» Но всё равно не опускал рук. Конечно, о «Зените» не думал, но хотел закрепиться в премьер-лиге, посмотреть хоть, как это всё выглядит.
- Жена на новый переезд спокойно отреагировала? 
- Да она была счастлива! Вообще она часто мне говорила: «Вот перейдешь как-нибудь в «Зенит»...» А я ей: «Ага, блин, сейчас, прямо из Читы возьму и перейду». И еще всегда говорила, что форма здесь очень красивая, голубая. Ей вообще Питер нравится. Она любит театры, вот это всё. Мы как приехали, сходили на «Лебединое озеро», потом на Гришковца. Будет время и возможность - приобрету билетики, и еще сходим. В Москве она раньше тоже всё время ходила, а потом, когда я появился... Ну какой там в Чите театр? Хотя какой-то, наверное, тоже есть.
- Вы в «Зените» надолго? Или опять как получится? 
- Тяжело загадывать. В моем случае - особенно. Конечно, хочется закрепиться и идти вперед и вперед. Не хочется уже никуда уезжать. А если уезжать - то на повышение.
- То есть куда? 
- То есть в Европу. Мне Германия нравится, Англия. Но на самом деле меня и в «Зените» всё устраивает, я бы тут до конца карьеры спокойно играл. И в Питере мне очень комфортно. Сейчас ремонт в квартире доделаем, летом заедем, и всё. Дальше, надеюсь, уже никуда.
 
 
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск