О чем умолчал Эрик Хаген? Что происходит в предматчевом круге «Зенита»? И для чего нужна коллекция «счастливых бутс»? Откровения Анатолия ТИМОЩУКА

 

Полузащитник «Зенита» Анатолий Тимощук на официальном сайте клуба ответил на вопросы болельщиков, многие из которых касаются не только игры команды, но и его семейной жизни и личных пристрастий.

 

— Анатолий, я занимаюсь футболом, и вы мне очень нравитесь как игрок! Моя мама говорит, что «вот Тимощук наверняка и по дому всё умеет руками делать — и люстру повесить, и кран починить». Скажите ей, что это не так! И что ноги — наше всё! (Паша Нечипоренко)

— Понимаете, я человек семейный. А раз у меня есть семья, мне тоже иногда приходится что-то делать по дому. Ноги, конечно, наше всё. Но у нас есть еще и обязательства помимо футбола, которые нужно выполнять. Конечно, здесь всё зависит от человека, но если вы хотите помогать своей семье в быту — иногда работать по дому тоже будете. Во всяком случае, я стараюсь.

 

— Привет, Толя! В бытность игроком «Баварии» припоминал им поражение 4:0 в 2008-м? Что тебе отвечали? (Герман Блант)

— Да, по этому поводу у нас с ребятами было много разговоров. Я их спрашивал: «Помните, наверное, как мы вас на „Петровском“ 4:0 разобрали?» Мы вспоминали Санкт-Петербург, шутили, что-то рассказывали друг другу о том матче.

 

— Уважаемый Анатолий, почему же все-таки, когда вас нет на поле, есть проблемы в обороне, а когда вы есть — всё успокаивается? (Александр Давыдов)

— Сложный вопрос. Я выхожу на поле, прежде всего, для того, чтобы помочь команде добиться результата. Основная роль — разрушать, затем по возможности помогать команде в созидании. Я стараюсь профессионально выполнять свою работу. А уже от тренера зависит, сколько времени мне дается в каждой игре — провожу ли я на поле полный матч или выхожу на замену.

 

— Хотите ли вы еще детей? (Даша Обухова)

— У меня хорошая семья, хорошие дети. А дети — это на самом деле цветы жизни! Поэтому я рад, что они растут и развиваются, и я по возможности провожу с ними много времени. А хочу ли еще? Наверное — ведь хочется, чтобы радости в жизни было еще больше.

 

— Где и чем планируете заняться после завершения карьеры? (Иван Кашуба)

— У меня действующий контракт с «Зенитом», до окончания которого еще больше года. Но если сейчас задуматься о том, чем заниматься позже, то я надеюсь связать и свою дальнейшую жизнь с футболом. В спорте я чувствую себя очень комфортно.

 

— Анатолий, какое у вас любимое место в Петербурге? (Артем Быховец)

— В Санкт-Петербурге очень много красивых мест, где я люблю проводить время. Я стараюсь посещать Эрмитаж, с удовольствием забираюсь на купол Исаакиевского собора, езжу в Петергоф, когда бывает время. Можно просто прогуляться по городу — он всегда оставляет самое приятное впечатление.

 

— Анатолий, кто, по вашему мнению, сейчас лучший тренер мира? (Антон Мальцев)

— Я думаю, есть группа специалистов, которые по праву могут считаться лучшими. Я бы назвал тройку: дель Боске, Гвардиола и Моуринью. Думаю, они сильнейшие тренеры на данный момент.

 

— Какой матч главный в вашей жизни? И что вы чувствуете, когда выходите на поле? (Тамара Дубинина)

— Очень часто, когда я выхожу на футбольное поле, всё, что остается за его пределами, для меня перестает существовать. Я просто ухожу в эту ауру, полностью погружаюсь в эту атмосферу, этот драйв. Я иногда просто не слышу, что кричат вокруг. Потом, после игры, кто-то может меня спросить: «Слышал, как там сказали?» А я просто абстрагируюсь. Что касается главного матча, наверное, один я выделить не смогу — таких матчей наберется много. Каждый трофей, каждый кубок, победа в чемпионате — все они становятся знаковыми.

 

— Даете ли вы советы по воспитанию детей молодым отцам — Юре Лодыгину или Вите Файзулину, например? А сами когда-нибудь советовались с Сергеем Семаком? (Ольга Андреева)

— Если ребята обратятся — не откажу в помощи! Тем более у меня двойняшки, а это сразу два ребенка, что, поверьте, не так просто! Я знаю многие тонкости, касающиеся воспитания, так как уделяю своим детям много внимания. И своим жизненным опытом я поделиться готов. К Сергею Семаку лично я по этому вопросу не обращался.

 

— Какие нас ждут смены образа еще, кроме бороды? А бороду вы отпустили по моде или для солидности? (Федор Федорович)

— Я думаю, внешность нужно временами видоизменять, чтобы выглядеть свежее, чтобы самому было интереснее. Как-то раз захотелось отпустить бороду. Она была больше, сейчас стала чуть меньше, скоро ее, наверное, не будет совсем. Но вообще для меня это не так уж важно.

 

— После смены тренера игроки стали подходить к трибунам, бросать футболки фанатам. Совпадение ли это? (Иван Сигаков)

— Внутреннее состояние игроков зависит от игры, от эмоций, пережитых на поле, от каких-то других факторов. Поэтому поведение после матча не может определяться чем-то одним. Игроки просто подходят к трибуне и благодарят болельщиков за то, что те пришли на стадион их поддержать. Лично для меня это важно, и я стараюсь сказать болельщикам спасибо после каждого матча.

 

— Из-за чего так сдружились с Лодыгиным? Общие взгляды на футбол? (Саша Парфенов)

— Я не знаю, как-то случилось, что мы с Юрой довольно много общаемся по ходу тренировочного процесса. Я много бью ему по воротам, в основном забиваю — извини, Юра! Мы вместе ходим на хоккей, иногда вместе обедаем. Бывает, что тебе интересен человек, интересны его взгляды — вот и начинаешь с ним дружить.

 

— Анатолий, а вы в быту используете украинский язык? Или русский все-таки привычнее? (Андрей Приходько)

— Я родился и вырос на Западной Украине, прожил там почти полжизни. Поэтому с родными и близкими я общаюсь на украинском языке, хотя мне комфортно общаться и по-русски.

 

— Привет, Тимо! До стартового свистка команда собирается в круг. Кто берет слово первым и что говорит? (Егор Чукров)

— Есть такая традиция, что перед началом матча капитан либо читает молитву, либо говорит что-то, чтобы завести ребят, настроить их на матч.

 

— Анатолий, можете ли вы описать ту ситуацию, о которой говорил Эрик Хаген — о якобы имевшем место подкупе судьи? И сталкивались ли вы с подобным за вашу карьеру? (Игорь Невоструев)

— Игорь, понимаете, я, если честно, не знаю, о каком матче Эрик говорил. При мне такой ситуации точно не возникало. Каких только слухов не услышишь — даже что «Зенит» у «Баварии» купил игру! Но всё это просто слухи. Если у кого-то есть факты, их нужно предоставить. Бывали скандалы, например, в Италии. Но если фактов нет — зачем об этом говорить?

 

— Анатолий, с какими животными ассоциируются у вас игроки «Зенита» и тренерский штаб? И есть ли животное, на которое вы сами немного похожи? (Никита Ломачев)

— Тяжело провести ассоциации, нужно специально думать, присматриваться. Я этой мыслью не задавался.

 

— Анатолий, вы не скрываете, что на поле ваш кумир — Лотар Маттеус. Однако вне поля у вас сложно найти что-то общее, кроме месяца рождения. Как считаете, чтобы быть хорошим опорником, нужны определенные черты характера? Или достаточно чисто футбольных качеств? (Владимир Пятницкий)

— Я не искал в себе ничего общего с Лотаром Маттеусом, он просто нравился мне как футболист — то, как он действует позиционно, тактически, насколько он харизматичный игрок. Опорному полузащитнику необходима хорошая выносливость, решительный характер, умение навязать борьбу, способность играть головой и читать комбинации.

 

— В какой стране больше всего любите отдыхать? (Марк Сотник)

— Больше всего люблю отдыхать на Мальдивах. Для меня отдых там самый лучший, поэтому каждый год стараюсь проводить отпуск на Мальдивах.

 

— Анатолий, как бы вы объяснили такой контраст: во внутреннем первенстве «Зенит» всегда на первых ролях, а в Лиге чемпионов максимально выходил в 1/8 финала. Такая сильная конкуренция или дело в чем-то другом? (Андрей Вилявдо)

— Понимаете, Андрей, любая команда, не имеющая достаточного опыта выступления в Лиге чемпионов, даже выигрывая свой национальный чемпионат, сталкивается с огромными трудностями. Всё не так просто. Даже то, что «Зенит» в последние годы выходил из группы, я считаю хорошим результатом. По игре и по подбору игроков мы достойны большего, но все-таки для того, чтобы проходить дальше, мы должны быть готовы ментально и психологически. Можно привести в пример игру в Дортмунде, но ранее мы провалили домашний матч. Если давать сопернику такие возможности и проигрывать на шестой минуте 0:2, то отыграться уже очень тяжело. Лига чемпионов — турнир, в котором собраны лучшие команды Европы, здесь нет соперников, которые прощают ошибки.

 

— Вы когда едете за рулем, какое радио слушаете? И какую музыку вы предпочитаете? (Максим Афанасьев)

— У меня нет какого-то направления в музыке, которое я мог бы назвать любимым. Я с удовольствием слушаю разные песни, разные радиостанции.

 

— А вы за рулем такой же цепкий и агрессивный, как на поле? Вообще вам нравится водить машину? (Борис Иванович)

— Не цепкий и агрессивный, но сконцентрированный. Я стараюсь быть очень внимательным и как можно меньше нарушать правила. Водить машину мне нравится, за рулем я чувствую себя абсолютно комфортно.

 

— Анатолий, правда, что вы со своей будущей женой познакомились в троллейбусе? (Мария Акимова)

— Это был не троллейбус, а маршрутное такси. Там мы и познакомились, и было это больше восемнадцати лет назад — мы еще учились в школе.

 

— Есть ли у вас счастливые бутсы? (Саша Гордеев)

— В современном футболе с экипировкой проблем нет. Раньше, наверное, такие были, но сейчас так часто меняешь бутсы, что уже просто не обращаешь на это внимания. У меня есть определенная коллекция — 4–5 пар, которые я расписал в тех командах, где играл, и которые для меня являются знаковыми.

 

Источник: официальный сайт «Зенита».


Хотите узнать, что такое битумный праймер и для чего он необходим? На сайте interizol.ru вы сможете прочитать больше информации о битумном праймере и вас это очень заинтересует!

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск