Вячеслав МЕЛЬНИКОВ: Садырин кричал: «Козлы!» и «Забери у них этот… чайник!»


В марте 2014 года целая группа футболистов из золотого «Зенита»-1984 отмечала юбилейные дни рождения. Причем праздновали заслуженные ветераны питерского футбола двойным дуплетом. 7 марта исполнилось 60 лет полузащитнику-диспетчеру Вячеславу Мельникову, а на следующий день свое 55-летие встретил полузащитник-бомбардир Юрий Желудков. 19 марта ровно 50 «стукнуло» форварду таранного типа Сергею Дмитриеву, и опять-таки на следующий день 55 лет исполнилось центральному хавбеку Аркадию Афанасьеву. Еще раз поздравляем наших золотых зенитовцев-первопроходцев - и вновь предоставляем слово Вячеславу Мельникову, чей рассказ о жутких мытарствах руководимой им команды «Зенит» образца 20-летней давности в номере «Спорт уик-энда» от 6-8 марта вызвал живейший интерес наших читателей.


Трое зенитовцев в одной квартире


- Вячеслав Михайлович, при подписании контрактов с клубом нынешние зенитовцы-новички, помимо великолепной зарплаты, дополнительно оговаривают себе подъемные, всевозможные бонусы... Что при переходе в «Зенит» зимой 1976 года себе сумели «выбить» вы?
- Хм, хороший вопрос. Ничего! За великую честь посчитал, что вообще позвали в «Зенит». Как сейчас помню, поселили нас с другим приглашенным в команду, Колей Орловым, в «Октябрьскую». Приезжает в гостиницу представитель «Зенита» Владимир Палыч Корнев: «Есть мнение пригласить вас в команду. Что думаете?»
Переглянулись с Орловым и хором: «Мы - «за»!» Свозили нас на ЛОМО, прокатили по Ленинграду - не город, а мечта! Сразу поставили свои подписи, ни о какой зарплате и не заикались даже... Подселили меня в служебную квартиру, где уже обитали Виталик Лебедев с семьей и молодой холостяк Ларионов. Месяца через два Кольку забрал к себе в ленинградское «Динамо» Морозов. Съехал Ларионов из квартиры - посвободнее немного стало (смеется).
- Брали-то вас в «Зенит» как защитника. Но новичку Мельникову в команде «посвободнее» стало почему-то в средней линии...
- Первые матчи в «Зените» действительно провел в обороне, а затем Зонин в полузащиту перевел. Возможно, потому, что там конкуренция в «Зените» чуть поменьше была. Выходил сначала на фланге, а позже, с подачи Морозова, мне в центре поля играть намного интереснее показалось...


С Сашей Маркиным все хотели за столом посидеть…


- В середине 70-х годов иногородних футболистов в ленинградском клубе было полным-полно, а больше чем на десятилетие в команде остались - и стали совершенно своими в «Зените» - только двое: Анатолий Давыдов и вы...
- ...А мы с Толей еще и одну комнату на двоих на базе делили. В том, что именно мы двое сумели на долгие годы закрепиться в «Зените», никакого секрета нет. Блата в команде у нас не было и быть не могло. Стечение обстоятельств. И характер, безусловно. Великого футбольного таланта не было, приходилось буквально «выгрызать» место в составе - за счет пахоты на тренировках и сумасшедшего желания доказывать свою футбольную состоятельность.
- В 1976 году на весь Советский Союз прогремел ваш товарищ по «Зениту», нападающий Александр Маркин. Он забил в отдельном, осеннем чемпионате СССР (в тот год были проведены два отдельных чемпионата страны - «весна» и «осень») 13 мячей в 15 матчах и стал единственным лучшим бомбардиром чемпионата СССР в истории «Зенита». Бурный восторг, все заговорили о новом голеадоре для сборной... Но уже в следующем сезоне Маркин за весь первый круг забил за «Зенит» всего лишь 2 мяча и … исчез из команды. Что же тогда произошло? Не хватило Маркину этого самого характера?
- Козырь у Саши Маркина по большому счету был всего один, зато убойный - просто сумасшедшей силы удар. Если мяч, как мы говорили, удачно попадал к нему «на лапту» - вратарю было уже нечего делать. Слышал про сравнение Саши с другим Александром - Кержаковым. Не соглашусь. Кержаков гораздо быстрее и мобильнее на поле. Маркин же был очень тягучим форвардом, игроком одного момента. Но если этот момент ему предоставлялся... Как он бил штрафные! Соперники реально боялись вставать в «стенку», поскольку Маркин либо кого-нибудь из нее «выбьет», либо гол забьет. Наколотил свои 13 за короткий чемпионат - и началось... Все хотели с Маркиным за одним столом посидеть! И в команде он, увы, не удержался.


В Горьком сразу трехкомнатную предложили


- Тогда еще «Зенит» тренировал Зонин? Или его уже сменил Морозов?
- Нет, работал еще Герман Семенович. Юрий Андреевич пришел чуть позже. Но особой разницы команда тогда не почувствовала, потому что оба этих тренера очень любили «физику» - и гоняли нас просто до изнеможения. Мы так, собственно, и первые медали в 80-м году выиграли. Два предыдущих сезона у Морозова вкалывали как проклятые, работая над игровым прессингом соперника. Зато в «бронзовом» чемпионате этот прессинг стал фирменной фишкой «Зенита».
Правда, если на тренировочном поле Зонин с Морозовым были весьма схожи, то в быту они оказались совсем разными. Герман Семенович был «мэтром». А Морозов... Помню, мы с Толей Давыдовым были просто поражены: после обязательного в те годы «тихого часа» на базе в Удельной Юрий Андреич сам - главный тренер! - пришел нас будить перед вечерней тренировкой.
- Что заставило вас, одного из ведущих игроков «Зенита», после выигрыша бронзы уехать из Ленинграда обратно в Горький?
- Жилищные условия. После рождения сына они стали невыносимыми. Втроем, с женой и ребенком, в одной 15-метровой комнате в районе Шоссе Революции... А в Горьком трехкомнатную предложили - только перейди в «Волгу»! В «Зените» же на все мольбы насчет квартиры слышал одно: потом, потом... Плюнул, собрал вещи, заказал контейнер, сдал квартиру... «Зенит» не отпускает. Рассматривали мое дело на КДК. А в те годы нельзя было футболисту добровольно «идти на понижение» из высшей лиги. Начался сезон, я - в «Волге», дали в Горьком квартиру, перевез семью - а играть не разрешают! Звоню в «Зенит» Корневу: что мне делать-то? В ответ: «Приезжай!» Приехал, тут уже и Морозов подключился: «Хватит ерундой заниматься!» Тогда из «Зенита» еще и Швецов ушел в «Спартак», а Тимофеев Юра в «Днепр» запросился...
Уговорили меня вернуться. Звоню жене в Горький, говорю ей: «Собирай вещи, заказывай контейнер» (смеется). Через неделю после возвращения в «Зенит» уже вышел на поле! Только жить негде было, жене с ребенком пришлось в Череповец к родне на время уехать. Потом, наконец, дали квартиру в Озерках, ремонт сделал... Но хоть семейным ленинградцем себя снова почувствовал!


Садырина на банкет не пригласили


- Вячеслав Михайлович, приготовьтесь к неделикатному вопросу. Главная сила того чемпионского «Зенита» была в потрясающей сплоченности команды, единых интересах игроков. Даже за столом с алкогольными напитками, за которым решались внутрикомандные конфликты и «выпускался пар», футболисты собирались все вместе. Но в наши дни многие ветераны золотого «Зенита»-84 вспоминают, что отдельные футболисты почти не «употребляли», называя, в частности, Сергея Веденеева и вас. Вы действительно были трезвенником и не принимали участия в собраниях команды за хорошо накрытой «поляной»?
- Почему? Сидел вместе со всеми. Пил действительно мало. Больше пригубливал за компанию с ребятами. Тут вот какой момент: не воспринимает у меня организм алкоголь. Один-единственный раз напился за тем командным столом. Решил: надо быть во всем вместе с командой. Хорошо так принял шампанского и сухого вина, другого, более крепкого, у нас за столом практически никогда и не было. Боже, как мне было плохо следующие три дня! Еле приполз на тренировку, бледный весь: нет, ребята, извините, дальше - без меня...
Чем были хороши и полезны те посиделки? За столом можно было разрешить любые проблемы, снять накопившиеся друг к другу претензии. Без тренеров, в своем кругу. Мы к этому, кстати, так привыкли, что даже на чемпионский банкет забыли пригласить Садырина!
- Что?!
- Ну да. Расселись в «Пулковской», откупорили бутылки, начали праздновать золотые медали. Вдруг в зал вваливается Садырин: «А-а, гады, не пригласили!» И общий рев в ответ: «О-о-о, Федорыч!»
Но в 85-м году на наших посиделках начались уже серьезные разборки. Пошли совсем другие разговоры: «Парни, если у вас нет уже сил и здоровья, завязывайте с футболом». Сколько раз беседовали с Валеркой Брошиным, Геной Тимофеевым... Коллектив наш тогда уже изменился, прежнего единства не стало. После чемпионства угощали просто всегда и везде - и не каждый мог отказаться...


И пошли они, солнцем палимы...


- Но были ведь в «Зените» и забавные случаи, связанные с нарушением режима. Самый анекдотичный можете вспомнить?
- На Черноморском побережье. Ни до, ни после ничего подобного не было. Ближе к концу золотого чемпионата, когда мы еще не знали, что он будет для нас золотым, «Зенит» сдулся. Стали терять очки. Садырин решил команду эмоционально встряхнуть. Устроил сбор в Сочи. Мы, уже «наевшиеся» досыта, обалдели: какой еще сбор в конце сезона?! Пал Федорыч успокоил: «Гонять не буду». Приехали - и оценили: бархатный сезон в конце октября, море, солнце. В теннисбол играем. И тут Садырин допустил ошибку. Дал «добро» на посещение дискотеки: «Я понимаю, что вы там примете. Но по чуть-чуть!»
Эти «чуть-чуть» разделили команду на три группы. Не многие сумели вернуться к назначенному отбою. Вторая группа появилась под утро. И третья - с большим трудом - нашлась к самой тренировке. Садырин был злой как черт. Орал «Козлы!» и другие, менее приличные слова. Устроил собрание, а потом выгнал нас на сочинский Центральный стадион. Плюс 23, солнце жарит вовсю, вся команда еле стоит - а Пал Федорыч как назначит 20 кругов вокруг поля!
Бежим, спотыкаемся, держась друг за друга. Тайком, пока Садырин отвернулся, пристроили к группе нашего массажиста Витю Михайличенко с чайником воды в руках. И только к этому чайнику жадно припал, кажется, Толя Давыдов, как эту картину увидел Садырин. Мат-перемат: «Забери у них, …., этот… чайник, пока не уволен!» Массажист с перепугу прямо изо рта у Давыдова как рванул - Толя о носик чайника чуть все зубы не выбил! Как сумели добежать, не помню.
Прилетели потом в Днепропетровск, а там холодина, снег. Поле промороженное. «Днепр» выделил нам на тренировку какие-то обшарпанные полуспущенные мячи. Мы здорово разозлились на такое неуважение. И это состояние помогло нам отстоять 0:0 в первом тайме - Протасов, Литовченко, Лютый давили тогда крепко, а после перерыва мне удалось забить победный гол. Но о нем сказано было немало, не стоит лишний раз вспоминать...


«Камрад, дай хлеба»


- Какие еще поездки «Зенита» на моря-океаны остались в памяти? Их ведь немало было...
- Да уж, после каждого сезона - поощрительная поездка в какую-нибудь Гвинею-Бисау или Мали. Местный социализм. Нищета жуткая. Голодные дети тянут руки: «Камрад, дай хлеба». Электричества по вечерам нет. В номере - богомолы какие-то по потолку бегают в ладонь величиной, летучие мыши. Один раз застали жуткое наводнение, кругом потоп, люди руками рыбу ловили прямо на улице. Часы и бритвы меняли на местные статуэтки, как в эпоху Колумба. Но были и другие «экскурсии», конечно...
Особняком стоит поездка в США в феврале 77-го. Зонин, как он сам рассказывал, через профсоюзы как-то вышел на американского миллионера Харта - и тот пригласил «Зенит». Сыграли три матча во Флориде, Питтсбурге и еще где-то в Техасе. Пообещали нам по 80 долларов за победу - естественно, мы все три матча выиграли, хотя и в один мяч. На трибунах народу битком, по 40-50 тысяч. Нас возили по городам - потом до нас эта мысль дошла, почему - в открытых лимузинах, все пальцами показывают, как на дикарей: «Они из Советов!»
Фирменные джинсы стоили 12 долларов, ботинки - столько же. Набрали ширпотреба, жвачки, сувениров... Я домой зачем-то даже статуэтку Свободы привез! Поездка в Диснейленд - отдельный разговор, взрослые мужики ходили с открытыми ртами. Потом, после всего этого «загнивающего» изобилия, корзин с фруктами в номерах, бассейнов в отелях тяжело было заново попасть в наши грязь и толчею на улицах...
- Нынешних зенитовцев, даже совсем еще юных, сложно удивить этими благами цивилизации...
- В том-то и дело. Ребята в зенитовской академии тренируются сейчас просто в роскошных условиях, а необходимой отдачи нет. Вот работаю я в клубе «Коломяги», курирую команды всех возрастов. И хотя у нас много проблем - например, негде толком тренироваться зимой - занимаем мы в чемпионате города третье место в общекомандном зачете уже 4 сезона.
Но как нам создать конкуренцию двум «Зенитам» с учетом просто гигантской разницы в финансировании и инфраструктуре? Лучших ребят у нас сразу забирают в академию. Но схема-то эта не работает! Без конкуренции таланты пропадают! Все сливки городского юношеского футбола собраны в одной команде. И эти «сливки» просто скисают. Молодому одаренному парню надо ковать характер - а у него тепличные условия и легкие победы с разгромным счетом. А почему бы не передать из команд академии не попадающих в состав ребят в «Московскую заставу» или те же «Коломяги»? Почему не организовать зимний чемпионат Санкт-Петербурга в Манеже? Разве будет плохо, если весь город начнет работать на свою главную команду?
Александр КУЗЬМИН.

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск