Как крестный отец минского «Динамо» игрокам «зерна не подкидывал», а теперь называет методы ведения футбольного бизнеса Суркисом бандитскими

 
Самый влиятельный в белорусском футболе человек - Евгений Хвастович - экс-президент минского «Динамо», эмигрировавший в конце 90-х в США, откровенно рассказал, как строил свою футбольную империю. Он владел четырьмя клубами - минским «Динамо», «Динамо-93», «Атакой-Аурой» и «Молодечно». Чтобы понимать масштаб, нужно напомнить, что в «Динамо» той поры играла фактически сборной Белоруссии: Островский, Яхимович, Герасимец, Белькевич, Кашенцев, Зыгмантович. Что говорить, если во второй команде, которая впоследствие стала называться «Динамо-93», в чемпионате играли Тумилович, Хацкевич, Шуканов, Лаврик, Качуро, Вергейчик. Именно минское «Динамо» выиграло шесть из первых семи чемпионатов, а Хвастович даже хотел баллотироваться на пост руководителя федерации футбола Белоруссии.
Разумеется, он общался со многими футбольными людьми, хотя сам был человеком очень далеким от футбола, во всяком случае в начале работы в «Динамо». Бизнесмен, собиравший копии иностранных компьютеров в начале 90-х, торговавший мебелью, продавал потом в заграничные клубы лучших футболистов сборной Белоруссии, чтобы обеспечить существование своих команд. В серии публикаций об истории белорусского футбола на Трибуна.ком Хвастович вспоминает трансфер Валентина Белькевича и называет методы ведения бизнеса президентом киевского «Динамо» Игоря Суркиса бандитскими. Белькевич стал игроком киевлян в 1996 году.
 
- На Белькевича приезжали смотреть из «Реал Сосьедад», - вспоминает Хвастович. - Испанцам он не понравился. Сказали, что Белькевич бережет себя, не идет в стыки. Да и представьте себе испанцев-рекрутов на игре «Динамо» в Солигорске в 90-х годах. Там об игроке будешь думать в последнюю очередь. Потом его увидел Лобановский. И в итоге трансфер состоялся. Но не потому, что я сильно этого хотел. Этого сильно хотели Белькевич и Киев. «Спартак»? У нас с москвичами не было дружественных отношений. Мы выиграли у них суд по одному из футболистов. Им это очень не понравилось. Есауленко приезжал в Минск, встречался с Цыбулиным (один из акционеров «Динамо» - Tribuna.com) и намекал на всевозможные физические варианты возмездия. В общем, я никогда по поводу Белькевича со «Спартаком» не разговаривал.
В «Динамо» тогда уже был Суркис. Я ездил в Киев, разговаривал с ним, встречался с Лобановским. Мы обсуждали, как этот трансфер может состояться. Но у Суркиса были бандитские, что ли, методы ведения бизнеса. Я не хотел отдавать Белькевича. Киевляне, собственно говоря, заставили это сделать. Суркис мне говорил, что у них уже была согласована схема с Белькевичем. Его могли женить на украинке, дать гражданство и призвать в украинскую армию. В таком случае - до свидания, мы могли вообще ничего не получить. Методы в ситуации с Милевским не напоминает? Тот же Суркис, разные весовые категории.
К тому же у Белькевича заканчивался контракт. Мы были в позиции, когда нам было очень сложно торговаться. Понятно, Киев был намного сильнее. Плюс влияние Суркиса и Лобановского - это несопоставимый уровень переговоров.
Было желание выжать максимум, чтобы не потерять вообще все. Белькевич бы в любом случае уехал, он не хотел оставаться в чемпионате Беларуси. И он был прав. Он понимал, что стоит больше, чем мы могли платить. Он хотел достичь большего. А тут появилась команда, которая позволит ему развиваться дальше. Но для нас это была очень большая потеря.
Я бы не хотел говорить о сумме трансфера Белькевича и Хацкевича. 500 тысяч долларов? По поводу разовой выплаты вы близки. Однако контракт был очень сложным и многоступенчатым. Была денежная выплата, было заложено сотрудничество между клубами, обмен футболистами, процент от последующей продажи. Моя позиция заключалась в том, что если уж я не могу требовать разумные деньги за Белькевича, то необходимо искать другие методы. К примеру, если я отправлю в Киев другого молодого футболиста и он там засветится – его цена возрастет. Я мог выгадать что-то здесь. А вообще, Киев до конца по этому трансферу не рассчитался до сих пор.
 
- Цели продать футболиста во что бы то ни стало не было, - продолжает Хвастович. - Это всего лишь один из видов деятельности. Мне нужно было наполнить бюджет, чтобы содержать команду. Неважно, деньгами от трансферов, билетов или чего-то еще. Некоторые футболисты так стремились уехать, что приходилось идти им навстречу. Когда открылась возможность уезжать за рубеж, игроки поняли, что можно заработать больше, что если ты уедешь в Италию, тебя уже в тюрьму не посадят. Если футболист не хочет играть, его сложно заставить. В других случаях к продаже нас вынуждали клубы, которые выламывали руки. Так тоже бывало.
Трансфер Алейникова? Я уже был в это время в клубе. Но его трансфер осуществлял московский совет «Динамо». Не мог же такой кусок проскочить мимо больших начальников. Минску от перехода ничего не досталось, кроме автобуса, формы и сборов на несколько лет. Все деньги осели в Москве. Где - я не в курсе. Насколько знаю, тот трансфер обошелся «Ювентусу» в три миллиона долларов. Может быть, по тем временам и хорошие деньги, но сегодня это смешная цифра.
Трансфер Зыгмантовича также прошел без моего участия. До этого Андрей поиграл в «Гронингене». То есть уже был на виду в Европе. В «Расинг» он устраивался или самостоятельно, или через агента, мне сложно судить. Нас попросили просто оформить переход и облапошили новичков.
Кстати, потом, после того, как истек контракт с испанцами, Зыгмантович обращался ко мне за помощью. Каким-то образом он обнаружил в клубе фиктивный контракт, который со стороны «Динамо» был подписан абсолютно никому не знакомым человеком. В итоге 200 тысяч долларов от сделки тоже не дошли до «Динамо», а достались самозванцу.
Это чистой воды мошенничество. Мы писали в федерацию, однако никакой реакции не последовало. Получилось, что при попустительстве БФФ и ее нежелании исполнять свои прямые обязанности эти деньги не были истребованы. А могли бы пойти в казну клуба на налоги, на зарплаты игрокам, приобретение формы и многое другое.
Мы своими силами пытались разобраться, мне в этом помогал Бутцек. Однако после того, как он съездил в Сантандер, то посоветовал с этими испанскими бандитами не связываться.
Много футболистов уехало в Израиль: Герасимец, Кашенцев, Шуканов, Тайков. Никаких особых контактов с клубами из этой страны у нас не было. Наверное, просто выходцы из бывшего СССР проявляли интерес к нашим футболистам. Не могу сказать, что израильские команды были очень богаты. Суммы трансферов колебались от 50 до 70 тысяч долларов, - цитирует Хватовича Трибуна.ком.
 
О характере взаимоотношений внутри «Динамо» тех лет вспоминает экс-игрок клуба Маковский:
«Меня хотели продать в «Лидс». Звали на недельный просмотр, но из-за него не успевал на матч с «Динамо-93». Эта игра была самым настоящим дерби. Я сказал Хвастовичу, что не поеду на просмотр. Не мог подвести команду. Хвастович вызвал меня в кабинет. Захожу, а там в его кресле сидит «шкаф» с килограммовой золотой цепью на шее, в малиновом пиджаке. Завязался у нас разговор с этим чудаком:
- Что не хочешь ехать?
- Не поеду. У нас ответственная игра.
- Поедешь…
Я же тогда совсем молодой был. Пришлось ехать. У нас в то время были проблемы с деньгами. Месяца три зарплату не платили. Говорю этому «центнеру»:
- Нам деньги не платят. Уже три месяца зарплаты не видим. Как я поеду?
Он посмотрел на Хвастовича.
- Женя, ты офигел? Чтобы завтра пацанам зерна подкинул! А ты, - глянул на меня, - завтра должен быть в аэропорту».
 
 
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск