Бунт «зенитчиков». Вспомнив Егора Свиридова, на машине времени катим в Ленинград. За баранкой – шофер Каюков


Двадцать восьмого октября 2011 года был вынесен приговор суда по делу об убийстве болельщика футбольной команды «Спартак» (Москва) Егора Свиридова. Убийца получил 20-летний срок, его подельники - по пять лет лишения свободы в колонии общего режима. Напомним, действия милицейских следователей, отпустивших всех участников драки, кроме непосредственно подозревавшегося в убийстве Алана Черкесова, привели к тому, что около шести тысяч молодых людей, в том числе и футбольных болельщиков, устроили 11 декабря 2010 года беспорядки на Манежной площади в Москве. Они также привели к судебным процессам, закончившимся приговорами с реальными сроками лишения свободы. Но эти события не имели непосредственного отношения к футболу.

Горячий декабрь на Манежной и «физический контакт» в Грозном

Почти через год, 4 ноября 2011 года, дублирующий (или, как говорят сейчас, молодежный) состав клуба «Краснодар» прибыл в Грозный, столицу Чеченской Республики, для встречи с местным «Тереком». Игра шла с явным преимуществом гостей, которые выигрывали со счетом 3:0. Как сообщалось на официальном сайте клуба «Краснодар», судья Алексей Амелин из Тулы выпустил из рук нити управления игрой и не реагировал на откровенные удары, которые наносили гостям игроки хозяев поля. Капитан команды «Краснодар» Спартак Гогниев обращался к судье, вступил с ним в конфликт, закончившийся, как называют это официальные футбольные власти, «физическим контактом», и в результате был удален с поля. После этого на 72-й минуте матч был прерван - на поле выбежали зрители, и началась драка, в которой приняла участие и охрана стадиона.

В результате больше всех пострадал капитан краснодарцев. В интервью РИА «Новости» он сказал:

- У меня сломано ребро, закрытый перелом носа и сотрясение. Все это отражено в заключении медицинских работников. Справки все есть. Со стороны игроков «Терека» следовала футбольная провокация, и я видел несправедливое отношение к своим игрокам - 16-17-летних парней били ногами, а в одном случае, когда судья не видел, человека ударили локтем в грудь. Разве может 30-летний человек, капитан команды, на это спокойно смотреть? Я подошел к судье и сказал, что это неправильно, на что судья мне показал вторую желтую карточку. После этого я повел себя эмоционально. Не скрою, я толкал судью и с игроками «Терека» говорил нецензурно, поскольку они себе тоже позволяли многое.

Самое интересное, что подобные события, имевшие иногда гораздо более серьезные последствия, происходили и в советское время, причем даже при жизни Сталина, когда, казалось бы, порядок на стадионах должен был быть железным. О том, что это было далеко не так, рассказал журнал «Совершенно секретно», который под заголовком «Футбольные войны в СССР» опубликовал материал о ранее малоизвестных «нарушениях общественного порядка» на футбольных аренах страны в союзные времена. Одним из самых масштабных ЧП в истории отечественного футбола стали беспорядки на ленинградском стадионе имени С.М Кирова…

1:5 «на Кирова» обидели шофера со «Знамени труда»

Пожалуй, самым масштабным по своему размаху и последствиям был настоящий бунт, который произошел 14 мая 1957 года в Ленинграде на 100-тысячном стадионе имени Кирова. Причин для недовольства у большинства зрителей было хоть отбавляй. Во-первых, за месяц до этого события вышло печально известное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О государственный займах, распространяемых по подписке среди трудящихся Советского Союза».

Напомним читателям, что в послевоенные времена ежегодно проводились «добровольно-принудительные» займы у населения. Постановление откладывало погашение и выплату выигрышей на 20 лет. А за несколько дней до матча активизировалась новая подписка на займы, которая часто составляла половину зарплаты.

Подлили масла в огонь и сами игроки «Зенита». За несколько минут до конца они проигрывали московским гостям с разгромным счетом 1:5. Тут уж винить судей было нельзя. Но именно судьи вкупе с милицией проморгали беспрецедентное событие. С трибуны неторопливо спустился человек, как выяснилось позже, не совсем трезвый шофер завода «Знамя труда» Василий Каюков. Прошел мимо милиционеров, пересек беговую дорожку и пошел к зенитовским воротам. Снял пиджак, аккуратно положил его на траву, а затем под смех трибун вытолкал из ворот голкипера «Зенита» Владимира Фарыкина и занял его место. Судьи ничего не заметили!

Лишь незадолго до конца игры опомнившиеся милиционеры прибегли, как говорят сейчас, к «жесткому задержанию». Заломили руки и стали выводить Каюкова со стадиона. В это время раздался финальный свисток...

«Страшно было», - сказал Морозов

А зрители стали требовать, чтобы милиционеры отпустили шофера, которому уже разбили лицо. Когда стражи порядка стали угрожать «принятием мер», начался натуральный бунт. Несколько сот человек выскочили на поле, освободили «вратаря» и стали избивать милиционеров. Курсанты Ленинградского военно-медицинского училища имени Щорса, стоявшие в оцеплении, построились и, размахивая ремнями с металлическими пряжками, пошли на толпу, но были рассеяны, а затем вместе с милицией бежали в тоннель под трибуной, в котором только что скрылись футболисты. Мощные железные ворота тоннеля закрылись.

Участник этой игры зенитовец Юрий Андреевич Морозов вспоминал:

- Тот матч мне запомнился на всю жизнь. Играли мы, конечно, безобразно… Началось все минуты за две-три до конца. Выходит на поле человек и выводит из ворот Володю Фарыкина. А сам снимает пиджак и становится на его место. Милиционеры, конечно, его прозевали. Потом опомнились, скрутили ему руки и потащили на выход. Зрители и так были возбуждены, а тут совсем обезумели. Я такого никогда не видел, тем более в Ленинграде. Бутылки на поле водопадом посыпались. Мы все - игроки, тренеры, судьи - едва успели в тоннеле скрыться.

Едва вошли в раздевалку - никто, по-моему, даже грязных гетр не успел снять, - вбегает кто-то из администрации: «Ребята, там такое началось! Быстро отсюда в соседний корпус на второй этаж!» Мы бегом туда. К окнам прильнули - глазам не поверили: огромная толпа штурмует ворота, отделяющие внутренний дворик стадиона от площади. Ломились во дворик с двух сторон. Но со стороны тоннеля ворота металлические были, наглухо закрытые. А вот как они с площади не ворвались, до сих пор не пойму. Толпа озверела, и если бы добрались они до нас или торпедовцев (те в другом корпусе забаррикадировались, тоже на втором этаже), наверное, не пощадили бы никого. Честно говоря, очень страшно было.

Автобусы – и наш, и торпедовский – во дворе стояли. Что с ними сотворили! С открытой галереи над корпусами сбрасывали декоративные металлические вазы, каждая кило по 150–200. Хорошо, никого не раздавили. У многих были ломы, грабли, лопаты - разграбили склад хозяйственного инвентаря. Раненых было много. Помню, одного капитана первого ранга здорово покалечили. Пытались его вывезти на «скорой помощи», так толпа втолкнула машину обратно во двор.

Толпу остановили только выстрелы

Затихать волнения стали только к полуночи, когда у ворот осталось несколько сот самых возбуждённых болельщиков. Их милиция оттеснила, и только тогда и мы, и торпедовцы смогли покинуть стадион. Ни у кого из нас, футболистов, случившееся в голове не укладывалось: Ленинград всегда считался городом культурным. Наверное, совпали наша плохая игра и общая озлобленность народа: как раз отменили выигрыши по облигациям госзайма, на которые люди всю войну подписывались.

А Валентин Козьмич Иванов, которому, как мы уже знаем, не впервой было спасаться бегством от озверевшей толпы, оставил следующие воспоминания:

- Когда в самом конце встречи на поле высыпали болельщики, мы бегом бросились в раздевалку. Едва мы очутились внутри, как в окна со всех сторон полетели разные предметы. Пришлось всей команде ничком укладываться на пол между оконными проёмами. Лежали довольно долго, пока обстановка немного не остыла. Со стадиона уехали лишь часа через полтора после матча. Не помню, сопровождал ли нас какой-то эскорт, но до вокзала добрались без происшествий. В те времена о подобных скандалах старались умалчивать. Может, поэтому до последнего времени мало кто знал, что нам, игрокам и тренерам, из-за футбола приходилось иногда рисковать собственной жизнью.

А за пределами раздевалок бесчинствовала толпа. Пока одна её часть с помощью выломанной из спортзала шведской стенки (по другим сведениям, деревянных сидений с трибун) пыталась таранить дверь в тоннель, другая забрасывала окна раздевалок камнями. Повсюду ловили и избивали не успевших скрыться в тоннеле и разбежавшихся по территории стадиона милиционеров.

Примерно через час железные ворота тоннеля пали. Тогда и раздались выстрелы со стороны сотрудников правоохранительных органов. Стреляли в воздух, но ворвавшиеся в тоннель хулиганы сразу залегли. Дальнейшее было делом техники: зачинщиков выхватили из толпы и задержали, а остальных участников бунта рассеяли прибывшие на подмогу части милиции и курсанты ещё двух военных училищ. Выбраться со стадиона футболистам удалось только к полуночи.

«Хулиганы наказаны»

О событиях оперативно сообщила только «Комсомольская правда», да и то, что называется, между строк. Судите сами. Заметка называлась «На футбольных полях»:

- Ленинград. На десятой минуте встречи «Торпедо» - «Зенит» центр нападения москвичей Э.Стрельцов открыл счёт. Через 15 минут капитан торпедовцев В.Иванов забивает второй мяч в ворота «Зенита». После перерыва мяч ещё трижды побывал в воротах ленинградцев, они сумели отквитать лишь один гол. Автозаводцы победили - 5:1.

Следует отметить плохую организацию соревнований на стадионе и недисциплинированность зрителей.

Через месяц «Ленинградская правда» в рубрике «Из зала суда» опубликовала статью под названием «Хулиганы наказаны». В ней сообщалось о том, какая кара постигла тех, кто устроил эти самые массовые за всё время существования ленинградского футбола беспорядки. Суд был скорым и достаточно суровым:

- Как уже сообщалось, группа хулиганов, бесчинствовавших на стадионе имени С.М. Кирова во время футбольного матча 14 мая с.г., была арестована. На днях Городской суд рассмотрел дело по обвинению Гаранина, Александрова, Клау и других - всего 16 человек - в хулиганстве. Суд приговорил Ю.Гаранина к 8 годам лишения свободы, В.Клау, П.Павлова, А.Петрова - к 7 годам, В. Александрова - к 6 годам. Остальные подсудимые приговорены к разным срокам лишения свободы.

Кстати, свой срок получил и Василий Каюков, с хулиганского поступка которого и начались беспорядки на самом большом стадионе Северной столицы.

Вы счастливый обладатель автомобиля Infiniti? Специально для вас оригинальные запчасти инфинити на сайте www.pilot-nissan.ru
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск