Анатолий ДАВЫДОВ: Гаишник не поверил, что я игрок «Зенита». Отпраздновав 60-летие, заслуженный футболист «сине-бело-голубых» на пенсию не собирается



После окончания заключительного в нынешнем году брифинга Лучано Спаллетти в пресс-центре на базе в Удельной состоялась приятная церемония. Рекордсмен по количеству проведенных за «Зенит» матчей Анатолий Давыдов оставил отпечатки своих ног для будущей Аллеи славы клубного музея.
В ноябре чемпиону СССР 1984 года исполнилось 60. Юбилей Анатолий Викторович отпраздновал, по его собственному признанию, скромно. На «первый тайм», куда были приглашены родственники и друзья, собралось около 50 человек, на второй, который отмечался совместно с 50-летием Дмитрия Баранника, около сотни. О самых интересных моментах своей долгой и до сих пор насыщенной жизни в футболе Анатолий Викторович рассказал в интервью корреспонденту «Спорт уик-энда».


Хотел стать звездой эстрады


- В юности вы выбирали между карьерой футболиста и звезды эстрады…
- Про звезду - это громко сказано. Как и многие мальчишки в 70-х, научился играть на гитаре, что-то даже сам сочинял, выступал в составе вокально-инструментального ансамбля на школьных вечерах. Не только в своей школе, но и в соседних, где нам платили за выступления по 30 рублей. Мы их тратили на костюмы и инструменты. Где-то в смелых мечтах видел себя на сцене. Только я ведь еще и в хоккей зимой поигрывал, и на футбольном поле определенных успехов достиг. Уже в 9-м классе меня взяли на полставки в тульский «Металлург». Там платили 60 рублей.
- В Туле в ту пору футбольной академии не было…
- Школу мы проходили в скверике рядом с домом. Вместо ворот были деревья. В заводской секции тоже ни с кем из нас индивидуально не занимались. Только когда попал в команду мастеров, тренер Владимир Болотов начал учить тому, что сейчас мальчишки в академии «Зенита» в 10 лет умеют. Мы же до всего доходили своим умом.
- Ребята из вокально-инстру­ментального ансамбля не обижались, когда вы отлучались на матчи?
- К этому времени я уже с юношеской сборной СССР на турнир в Сан-Ремо поехал. Хорошая была команда! В ней играли Олег Блохин, Леонид Буряк и еще несколько будущих звезд киевского «Динамо». И я из команды второй группы класса «А». Все понимали, что станет главным делом моей жизни, и в ансамбле стали наигрывать моего дублера.
- Если не секрет, будущую супругу покорили серенадами или статусом футболиста?
- Поначалу она и не знала, что играю в футбол. Встретились на танцах, сходили на каток, ну, и закрутилось. Серенады петь не пришлось, но играл и пел в ее присутствии, чего не рисковал делать на базе «Зенита» в Удельной. Там все было серьезно.


Москва меня не зацепила


- Вас не удивляет, что в юношескую сборную СССР привлекали парня из скромного клуба второго дивизиона, а сейчас в главную российскую команду попадают сплошь москвичи, питерцы да еще представители спонсируемой долгое время Романом Абрамовичем академии из Тольятти?
- Сейчас во всех ведущих российских клубах есть многочисленные селекционные службы, и многих перспективных ребят выдергивают из дому уже в 11-12 лет. Ведь у ведущих футбольных академий есть и базы, и возможности для обеспечения экипировкой и выездов на турниры за границу.
- От Тулы до Москвы три часа езды. Неужели никто из тогдашних селекционеров столичных клубов не обратил внимания на перспективного защитника «Металлурга»?
- У меня была возможность перейти практически в любой московский клуб. Самым реальным был вариант со «Спартаком», на базе которого формировалась олимпийская сборная. Только как-то не зацепила меня столица. У меня в Москве родственники жили, летом во время учебы в школе там практически все время проводил, а потом ездил бутсы искать.
Ленинград же зацепил сразу. Хотя первое время тосковал по семье, оставшейся в Туле. У меня ведь уже тогда двое детей было. Через месяц, после того как приехал в «Зенит», готов был сорваться домой, но остановил звонок жены: «Не вздумай! Мы уже контейнер пакуем». Да и «Зенит» в тот сезон боролся за выживание в высшем дивизионе, и оставить команду в такой момент было бы предательством.
- В чемпионском составе «Зенита» было всего три приезжих футболиста - Михаил Бирюков, Вячеслав Мельников и вы. Впоследствии только эти три тренера возглавляли питерскую команду…
- С одной стороны, это можно считать случайным совпадением, с другой - ни для кого не секрет: провинциалы, приезжающие покорять столицы, более хваткие и ответственные. Нам ведь нужно было обустраиваться на новом для себя месте. Ни из одной поездки не возвращался с пустыми руками.
- Одна из легенд гласит, что защитник «Зенита» Анатолий Давыдов, получив травму в первом тайме, вырвался из приемного покоя больницы с криком: «Мне нужно успеть на второй!»
- Это не легенда, а быль. Со стадиона имени С.М. Кирова меня отвезли в травмпункт на Петроградской с сотрясением мозга. После этой травмы я год спать нормально не мог. Да и сейчас бессонницей мучаюсь. Из больницы я сбежал, даже не дав внести свою фамилию в регистрационную книгу.
Выскочил на улицу, попросил гаишника остановить машину и сказал, естественно, что я футболист Давыдов. Он только рассмеялся: «Давыдов сейчас против ЦСКА играет!» В общем, до стадиона не доехал, но и в больницу не вернулся. Жена дома лечила. Сейчас понимаю, насколько серьезной была травма, и жалею, что не прошел полноценный курс лечения. Только мы были настоящими фанатиками футбола.


В Тольятти отправился за «Жигулями»


- В январе 1989-го вас торжественно проводили из «Зенита» в переполненном СКК, а вместо тренерской скамьи вы отправились играть в Тольятти…
- За «Жигулями» поехал. Да и зарплата в 500 рублей, которую предлагала «Лада», в конце 80-х была достойной. Мне тогда уже 35 было, нужно было подумать о будущем. Тем более что с распределением машин в «Зените» дела обстояли, скажем так, не лучшим образом. Вместе со мной тогда в город автомобилестроителей отправился Владимир Клементьев. Затем мы вместе перебрались в «Крылья Советов», куда нас пригласил Виктор Антихович. Мы уж о «Жигулях» и не мечтали, но Виктор Петрович пообещал - и слово свое сдержал. Антихович, с которым мы дружим, до сих пор сокрушается, что тогда уехал из Куйбышева.
- Вы тоже?
- Мне с помощью тренеров школы «Смена» контракт в Финляндии пробили. Платили в месяц тысячу долларов, что для советского человека было пределом мечтаний. Команда «Поннистус» считалась рабочей, ее опекало местное отделение компартии. Профессиональные контракты были только у меня и Бориса Чухлова. В Финляндии впервые попробовал себя в качестве играющего тренера, хотя до этого не думал об этой работе. У меня была возможность остаться в Стране Суоми, предлагали тренировать. Только душа рвалась в Питер.
- До того, как попасть в «Зенит», вы успели еще и в Китае поиграть…
- Эту командировку мне также тренеры «Смены» устроили. В середине 90-х между федерациями футбола Китая и Санкт-Петербурга были очень тесные связи, и многие питерские футболисты отправлялись играть в Поднебесную. Футбол в Китае очень специфический, приходится много бегать. При «+40» и выше - на самом юге страны это традиционная погода - приходится нелегко.


Бышовец знает себе цену


- Тогдашний президент «Зенита» Виталий Мутко, приглашая вас в тренерский штаб Анатолия Бышовца, аргументировал это так: «Имя Давыдова привлечет на трибуны болельщиков»…
- Первое предложение поработать совместно сделал сам Бышовец, когда я заехал в клуб по каким-то своим делам. Мне было интересно поработать с таким специалистом, да еще и в своей родной команде. Бышовец - настоящий профессионал, очень грамотный и эрудированный человек. Да, он знает себе цену и всегда очень скрупулезно настаивает на соблюдении условий контракта. На переговорах при подписании соглашения он тоже всегда занимает твердую позицию.
- Почему вы не воспользовались этим полезным опытом?
- Так получалось, что на пост главного тренера «Зенита» дважды приходилось заступать в форс-мажорных обстоятельствах. Один раз менял Бышовца, возглавившего сборную России, второй - Дика Адвоката, уехавшего домой. Было не до обсуждений контракта. В 2009-м в первом матче под моим руководством в Перми, когда горели - 0:2, вообще призадумался, потяну ли. Хорошо, что тогда удалось забить «Амкару» четыре гола.
- Какие поражения в карьере игрока и тренера считаете самыми обидными?
- О «Куусюси» в Кубке чемпионов забыть невозможно. Как мы тогда финнов «возили» в Лахти, с десяток моментов не реализовали - и получили два гола со «стандартов». В тренерской биографии самыми обидными были не поражения, а ничьи. В последнем матче сезона-1998 с «Тюменью» и в Лиге Европы с «Насьоналем». Хотя чаще вспоминаешь, естественно, победу в финале Кубка Росии-1999, после которой встречать «Зенит» на Невский вышел весь город.


Китайская кухня помогла


- Поделитесь секретом, как удалось в 43 года сохранить форму, позволившую играть на приличном уровне в чемпионате России?
- В чем-то помогла командировка в Китай, где питался морепродуктами, супами из акульих плавников и жареными змеями. Даже скорпионов и лягушек, приготовленных по китайскому рецепту, попробовал. Только собак не ел.
- Не припомню другого случая, чтобы в одной команде на поле выходили отец и сын…
- Довелось даже читать, что Димку я страховал чаще и лучше. Это совсем не так. В игре ведь невозможно сосредоточиться на действиях на каком-то конкретном участке поля. Конечно, краем глаза посматривал за сыном, подсказывал, чтобы он правильно выбирал позицию. Ну, а на разборах игр сыну доставалось больше, чем его молодым партнерам. Он даже злился: «Папа, что ты меня все время учишь?»
- Когда Дмитрий занимался в школе «Зенита», давали ему уроки мастерства?
- Постоянно стремился поработать над его слабыми местами. Он ведь был правоногий, а для защитника это большой минус. Нужно обязательно хорошо работать двумя ногами. Даже дома заставлял его бить левой, невзирая на риск что-то разбить.
- У Дмитрия вместе с его партнерами по команде есть совместный бизнес, а из зенитовцев вашего поколения на этой стезе преуспел только Александр Канищев…
- Не всем дано быть бизнесменами. К тому же мы слишком долго находились в плену иллюзий. Думали, что, оты­грав за «Зенит» много лет и принеся спортивную славу городу, будем пользоваться какими-то привилегиями вплоть до пенсии. В период, когда разваливался Союз, просто найти работу многим моим одноклубникам по «золотой» команде в Санкт-Петербурге было сложно.
- Входит ли в ваши планы выход на футбольное поле вместе с внуком?
- Пока Вадим большого интереса к футболу не проявляет, хотя сын поначалу тоже большого интереса к футболу не проявлял. Мама его буквально за руку на тренировки водила, не обращая внимания на слезы. Потом втянулся, понравилось. С тренерским ремеслом у Дмитрия все точно так же получилось. Он мне говорил: «Папа, ну, какой из меня тренер?» Стоило взять свисток и окунуться в эту работу, как другой он уже не мыслит.
Николай СВЕТЛИЧНЫЙ.


Хотите узнать больше обо всём самом интересном, что происходит в мире? На нашем сайте funnyuniverse.net представлено всё самое Интересное в мире, что вы можете почитать совершенно бесплатно. Вас это очень заинтересует. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск