Виктор Гончаренко - о работе в «Кубани»: Когда брали очко, всегда находился тот, кто спрашивал: а почему не три? Брали три - а почему мало забили?

- Считаю, мы с «Кубанью» проделали хорошую работу. После отпуска команда провела двадцать пять товарищеских и официальных матчей, а проиграла только один. У нас была оборона, хорошо отлаженная по широте и глубине. Мы добились баланса, позволявшего добывать очки в каждом матче, что, собственно, и происходило. Команда оставлена в хорошем состоянии и со здоровым микроклиматом, без грязи.

Секу Олисе был действительно разгильдяй

- Какая из клубных версий-объяснений (об отставке. - Ред.) вас сильнее всего позабавила?

- Например, что это превентивная мера. Что-то невероятно глупое. Или другое: крайне низкий уровень дисциплины в команде.

- Что вообще ваши теперешние обвинители могли истолковать как недостаток твердости в руководстве коллективом?

- Возьмем практику разбора игр. Давно взял за правило никогда не фиксировать вину одного футболиста. Объясню почему. Это всегда на уровне подсознания нравится тем, кто сидит рядом. Потому что с них снимается ответственность. Но рано или поздно по цепочке в роли таких обвиняемых побывают все, кроме тренера. И тогда в восприятии игроков главным виноватым окажешься уже ты. Поэтому наш посыл при разборе того или иного неудачного эпизода всегда таков: давайте посмотрим, что мы все должны были сделать, чтобы этого не произошло.

На поле одиннадцать человек. К голу в наши ворота приводит цепь ошибок, в ней задействованы многие игроки разных амплуа. Ответственность в той или иной степени делят все, в том числе и тренер. Так вот, команда к такому раскладу изначально приучена не была. Выходили с разбора в недоумении: как так, почему никого не наказали? Такая же порочная суть, по-моему, у практики штрафов. Сам по себе штраф - свидетельство слабости тренера. Потому что он допустил ситуацию, когда что-то пошло не так.

- В связи с этим вам вменяют в вину недостаток жесткости к Секу Олисе.

- Знаете, он действительно редкостный разгильдяй. Это правда, что он опоздал на пять минут на тренировку после поражения от ЦСКА. Кто-то полагает, что надо было устроить громкую выволочку. Но парень прибежал тогда на поле с виноватыми глазами, стал старательно разминаться. И я просто сказал ему: ты про штрафы все знаешь, внесешь, куда следует.

Эти штрафы и выговоры перед строем, пока не докопаешься до головы футболиста, пользы не принесут. Гораздо правильнее, на мой взгляд, вызвать того же Секу и наедине поговорить о его проблемах. Что его уровень - ЦСКА, но из-за проблем с головой этот потенциал не раскрывается. Что на протяжении карьеры он при любом тренере и в каждом клубе - ЦСКА, ПАОКе, «Кубани» - почему-то ярко проводит только начальные отрезки, а потом сдает. И он сам должен в связи с этим что-то предпринимать. А потом этот Секу дважды забивает «Спартаку» и несется к скамейке, чтобы обняться с тренером. И вот зачем здесь штрафы?

- Наблюдения того же источника: Ивелин Попов мог безнаказанно позволить себе пренебрежение к тренерским указаниям.

- Ну, это кто как смотрит на ситуацию и как ее понимает. До сих пор в «Кубани» вспоминают, как Кучук воспитывал того же Попова повторной заменой. Мол, это уровень класса тренера, который поставил на место зарвавшегося игрока. У меня вопрос: если Кучук еще раз так поступит с Поповым, сохранят они хорошие отношения или нет?

Ивелин лидер по натуре. Считаю, ставить его в рамки - значит, снижать уровень игры команды. Надо уважать таких футболистов с творческой жилкой. В игре у него есть право выбора в разных ситуациях. Я в азарте могу спросить: Поп, ну почему ты так сделал? Он может взмахнуть в ответ руками: мне же дали выбор, но я ошибся. А кто-то увидит в этом рабочем споре проявления конфликта или недостаток педагогической твердости...

Хотел затруднить сопернику анализ нашей игры

- Нам поставили задачу: взять путевку в еврокубки. Команда идет в этой зоне. У нее хороший подбор футболистов. Она сбалансирована, без очевидных слабых мест. Но уровень соперников, стоящих в таблице рядом, сопоставим с нашим. А кто-то и выше - классом, в организации клубного хозяйства. Взвешивал все это перед стартом. И пришел к выводу, что «Кубань» должна максимально затруднить оппонентам анализ ее игры, это даст шанс в играх с любым соперником, будь то на выезде или дома.

В принципе шла нормальная реализация этого плана. Разве стоящие рядом в таблице «Краснодар», «Динамо», «Терек», «Рубин», «Локомотив», «Спартак» чем-то хуже нас? Но мы последовательно отбирали у конкурентов очки.

Другое дело, что требования и амбиции клубных руководителей перерастали в безумие. Когда брали очко, всегда находился тот, кто спрашивал: а почему не три? Брали три - а почему мало забили? На самом же деле провальным получился только один матч - против ЦСКА. И вина здесь полностью на мне. Команда подошла к той игре в плохом состоянии. И при счете 3:0 вообще бросила играть, просто упала.

Плесень на стенах бани "Кубани" и комфорт "Кранодара"

- Краснодарский этап карьеры подвиг вас на некие основополагающие выводы?

- Могу повторить уже сказанное. Если мне поступит новое приглашение в «Кубань», я его приму.

- Извините, не могу понять.

- Объясню. За год работы получил огромный позитивный опыт. Эту команду в Краснодаре любят безумно. И неверно ассоциировать город, клуб, болельщиков, которые тебя поддерживали, поддерживают и будут поддерживать, с парой людей, оказавшихся дерьмом.

Если и говорить о проявленной мною слабости, то главный упрек себе делаю в том, что вовремя не остановил людей, которые ходили вокруг поля и размахивали руками. Большая загадка для меня заключается вот в чем. Реальные бюджеты российских клубов - десятки миллионов евро. Почему распоряжаться ими доверяют зачастую персонажам вообще без всякого образования: футбольного, экономического, управленческого? Есть жесткое многоэтапное лицензирование тренеров. Почему никто не тестирует управленцев? Отсюда и статистика отставок.

В европейских чемпионатах средний срок работы тренера на одном месте - пятнадцать месяцев. В России гораздо меньше. При этом некому проанализировать простые факты. Сейчас в премьер-лиге на виду команды со стабильными составами и тренерами, практикующими не первый год. Примеры - Слуцкий и ЦСКА, Кононов и «Краснодар», Рахимов и «Терек». Такой стабильности в «Кубани» никто гарантировать не может.

- Зато в свете вашей отставки над управленческой ситуацией в этом клубе сейчас громко смеется вся Россия. И окрестности...

- Все в клубе готовы с охотой говорить о том, что неправильно делает тренер. Но упорно не замечают, что происходит в сфере их ответственности. Покупают за миллионы футболистов, которых вынуждают потом тренироваться на жутком поле. Приходит лето, газоны бьет страшный сорняк, а у клуба нет денег, чтобы с этим бороться.

Я долго принципиально не интересовался ситуацией у конкурентов из «Краснодара». Но уже после отставки посетил их строящийся стадион и клубную академию. На фоне тамошнего размаха и комфорта перед глазами встала картина плесени на стене бани в «Кубани». Вот тогда и осознал реально весь ужас происходящего. Стал понятен смысл не раз слышанного утверждения: Сергей Галицкий и его «Краснодар» тянут за собой и «Кубань». Без такого примера рядом она давно болталась бы гораздо ниже.

С Кучуком контактов не было

- Пытался вникнуть в многообразие управленческих постов в вашем бывшем клубе, но это неизменно заканчивалось системными сбоями в голове.

- Там очень сложная модель управления. Есть президент клуба губернатор Ткачев. Есть вице-губернаторы Долуда и Перонко. Украинский предприниматель Мкртчян от финансирования вроде бы отошел, но по-прежнему где-то рядом. Генеральный директор Муравьев. Спортивный директор Доронченко. Все они так или иначе контактируют, что-то решают. Но не понять, за кем последнее слово.

- Была процедура передачи дел Леониду Кучуку?

- Какая процедура? Я еще не покинул базу, как туда явилась бригада его помощников. Они приступили к работе, а главного тренера не было еще пять дней. Делалось все, чтобы к его приезду унять огонь критики.

- У вас были какие-либо контакты с Кучуком, пока развивалась эта эпопея?

- Не было.

- Ведь еще в мае вы так трогательно сидели рядышком на финале Лиги чемпионов в Лиссабоне...

- И сейчас все могло бы выглядеть иначе. Он позвонил бы, сказал, что его зовут на мое место. Возможно, мы договорились бы, что я доработаю до зимней паузы. Здесь наверняка достигли бы понимания и клубных управленцев. Так можно было бы выравнять ситуацию, оставить ее в рамках приличий.

- Гипотетически представляете схожий сюжет, в котором вы обменялись бы ролями?

- Могу повторить. Считаю, что, соглашаясь идти на «живое» место, надо для начала как минимум уведомить об этом коллегу, если ты с ним знаком.

Из интервью изданию «Прессбол»

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск