Вячеслав Малафеев: Как среди участников пирамиды оказался? Это то, что движет людьми - стадный рефлекс и жадность. Многие игроки «Зенита» занимались этим…

 

- Что чувствует такой вратарь, как вы, когда за последние 15 месяцев проводит всего две официальные игры?

- Каждые три-четыре месяца за это время мои ощущения менялись. Вначале - когда была травма на травме - мысли были самые разные вплоть до: «Все. Организм не выдерживает. Работать невозможно. Неужели это все?»

- Так что со здоровьем? Что у вас болело?

- Икра. Но все от спины. Когда болит задняя поверхность бедра, понятно, что это может быть связано со спиной - вроде бы рядом. Но чтобы из-за спины болела икра - для меня это было неожиданным.

- Когда я читал ваше прошлогоднее интервью в «Советском спорте-Футбол», я так и не понял, есть у вас мотивация играть в футбол дальше или нет. Есть ли она сейчас?

- Есть. Первое - я хочу сыграть 20 матчей и стать футболистом, который провел больше всего матчей за «Зенит». Нельзя загадывать заранее, но после окончания контракта с «Зенитом», новое соглашение ни с каким клубом я, скорее всего, подписывать не буду. Через два года я планирую заниматься недвижимостью, но в любом случае буду иметь отношение к футболу. Вопрос только - какое?

Второе - все-таки мне это все еще нравится. От тренировок и игр я продолжаю получать удовольствие.

- Летом вы были в США. Дмитрий Булыкин рассказывал, что им одно время интересовались в MLS. Вы бы там хотели поиграть?

- MLS - это интересно, но там есть свои особенности. Во-первых, тебя приобретает не клуб, а лига. И потом она может отправить тебя в любой другой клуб. Плюс есть порог зарплат: только несколько футболистов могут получать больше 300 тысяч долларов в год.

- Представляете себя играющим за 300 тысяч?

- Все понимают: человек, который больше 10 лет провел в футболе, должен быть полным дураком, чтобы не сформировать какую-то подушку безопасности и в конце карьере ехать куда-нибудь только из-за денег.

- Ну хорошо: поиграть с Тьери Анри в одном из главных городов мира, но за 300 тысяч долларов - это интересно?

- Я бы думал скорее не о себе, а о семье. Уезжать из Петербурга нет смысла. Тут все сложилось: дети ходят в школу, друзья и бизнес. Уехать на год и оставить их здесь? Для чего?

- Сколько правды было в том, что вы можете перейти в «Динамо»?

- Ноль.

- Вы говорили, что вас звали в Германию. Куда именно?

– Речь о «Байере» (Леверкузен). Это было зимой, но у них что-то произошло и они сказали, что хотят серьезно вернуться к разговору летом. А у меня была возможность уйти в аренду из «Зенита» только на эти полгода - с зимы по лето. Чемпионат Германии очень сильный. И там можно себя как проявить, так и похоронить. Плюс никто не говорил, что уйдя в аренду, ты будешь гарантировано играть - вратарь у них был хороший. Так что менять одну ситуацию на похожую я не стал.

- У меня полное ощущение, что бизнес для вас сейчас гораздо важнее футбола.

- Так говорить неправильно. Я лишь футболист, который всю свою жизнь играл за один клуб, делал для него все, что мог. Пришло время, когда я потерял место в основе. Из-за этого я не собираюсь биться головой о стену или заканчивать свою жизнь. Значит пришло время подготовить почву для того, чем я буду заниматься после карьеры. Хотя вопрос не в том, что мне это надо, чтобы зарабатывать. Вопрос в том, что бизнес мне действительно нравится. Меня это вставляет.

- Рекордная сделка вашего агентства недвижимости?

- 150 миллионов рублей. Что это - пока не буду говорить.

- Сколько квартир вы купили/перепродали, пока были просто футболистом?

- Скажу так: через год-полтора с помощью недвижимости я буду зарабатывать столько, сколько зарабатываю сейчас с помощью футбола. Я имею в виду перепродажу квартир и аренду коммерческих помещений. Это как инвестор.

- Вы были одним из вкладчиков пирамиды «Невский проспект». Из тех 27 миллионов рублей, что у вас украли, что-то удалось вернуть?

- Я вернул деньги спустя пять лет.

- Что, все 27 миллионов?

- Не буду говорить, потому что ваша цифра немного уменьшена. Как я это сделал - не буду рассказывать. Но мне это очень дорого стоило.

- Как вы среди участников этой пирамиды оказались?

- Это именно то, что движет людьми - стадный рефлекс и жадность. Многие игроки «Зенита» занимались этим на протяжении 5-6 лет. Давали в долг, им возвращали - с процентами, которые значительно превышают банковские. Я поговорил с ними со всеми. Когда я уже вложил деньги, и там начались проблемы, я решил поговорить снова. Они сказали, что у них уже были проблемы. «Так с какого, простите, хера вы не сказали об этом раньше? Вы же говорили, что возвращают».

Там были иностранцы. Видимо, они тоже поняли, что это пирамида, и рассчитывали, что за счет денег от нового участника они смогут вернуть свои. Я не утверждаю - просто догадываюсь. Хотя уверен, что они свои деньги не вернули.

- В конце прошлого года вы публично помирились с Дмитрием Губерниевым. Со стороны это примирение - когда он приехал к вам в гости со съемочной группой - выглядело как отличная пиар-акция.

- В вашем вопросе ведь тоже есть элемент пиара. Вы же это делаете для того, чтобы набрать как можно больше просмотров в интервью? Получается, это пиар. Люди выкладывают фото в инстаграме и мониторят лайки каждые 5 минут - зачем это? Это пиар? И то, что очень много желающих будет оставить остроумный комментарий под этим интервью - они это делают для, чтобы набрать плюсы и их комментарии стояли выше других. Хотят показать себя. Это ведь тоже пиар? Вам не кажется, что если ко всему относиться таким образом, то, получается, вся наша жизнь пиар?

Мне позвонили от Димы Губерниева, сказали, он хочет публично извиниться в канун Нового года. Суд к тому моменту уже давно закончился. Мы взрослые люди, поэтому мы можем и ссориться, и мириться. Все же помнят нашу историю с Ромой Широковым. То, что мы затем помирились, по-вашему, тоже это пиар? Нет, это здравый смысл.

- Вы назвали сына Алекс. Почему?

- Я считаю, что имя должно быть международным. Сейчас у нас, возможно, есть некоторые сложности, но в целом границы открываются, мы путешествуем, общаемся. Мое имя выговорить полностью очень сложно - «Вьачаслав». В сочетании с фамилией для многих это вообще непроизносимо. Максим - имя моего старшего сына - международное: Макс. Алекс - имеет отношение и к Александру, и к Алексею, именно так зовут наших с Катей родителей.

- Жена подарила вам на день рождения видео. Получилось очень похоже на предвыборный ролик, пусть и в комиксовой стилистике. Я правильно понимаю, что политика, депутатский мандат - все это вам интересно?

- Не знаю, буду ли я когда-нибудь депутатом. Но какая-то деятельность с политикой у меня будет связана.

- Политика - самое грязное, что может быть на свете. Зачем это вам?

- Почему вы так думаете?

- Потому что бизнес - это созидание. А политика - распределение. Распределение благ и возможностей.

- Ну вот что дает людям власть?

- Возможность воровать.

- Так. А для чего воровать?

- Чтобы строить дачи. Чтобы ездить на Лазурный берег. Чтобы хорошо жить.

- Вячеслав Малафеев похож на того, кому нужны дачи?

Блог Юрия Дудя на Sports.ru (с сокращениями)

 


© 2016 Спорт уик-энд

Поиск