ИГОНИН: Усиление «Зенита» - не в покупках новых игроков, а в организации игры. ЛАРИОНОВ: Чемпионам-1984 всем уже за 50, но мы по-прежнему интересны друг другу

Николай Ларионов: Чемпионам-1984 всем уже за 50, но мы по-прежнему интересны друг другу

 
- Мне кажется, что нашей команде выпал не самый плохой жребий. Во всяком случае, в тех матчах ПСВ, которые я видел, игра голландцев не впечатлила, - сказал бывший полузащитник «сине-бело-голубых» Алексей Игонин в интервью «Радио Зенит». - Я не слежу за чемпионатом Голландии, но мне кажется, что раньше ПСВ был более сильным клубом с громкими именами. Сейчас там нет звезд, это достаточно ровная команда, поэтому, думаю, что «Зениту» по силам пройти дальше.
Не знаю, можно ли считать преимуществом для «Зенита» тот факт, что первый матч с ПСВ мы сыграем в Эйндховене. Все относятся к этому по-разному. Мне кажется, что проще было бы сначала побороться с голландцами в Петербурге в неблагоприятных для них условиях. А потом уже выстоять на выезде и пройти в следующий раунд.
Что касается победы в Лиге Европы, то это очень сложный вопрос. Думаю, что перед командой такая задача ставится. Но сейчас в чемпионате перерыв, команда в отпуске. Поэтому определяющим в матчах европейского турнира будет настрой игроков «Зенита», их желание победить. Это и подготовка во время отпуска, и самоотдача в домашних играх. Ведь когда матчи будут проходить в Петербурге, погодные условия вряд ли будут благоприятными, и это может стать преимуществом для «Зенита».
Уходящий год получился для нашей команды вполне удовлетворительным. Конечно, главная задача - это победа в чемпионате России. И здесь у нас есть ощутимое преимущество. Единственное, что довольно серьезно подпортило впечатление - это кубковое поражение от тульского «Арсенала». А что касается Лиги чемпионов, то, на мой взгляд, выход в групповой этап - это тот необходимый минимум, который команда должна выполнять. И она его выполнила. Поэтому за сезон команде можно поставить оценку «хорошо».
Сейчас команда ушла на зимний перерыв. Для решения тех задач, которые стоят перед «Зенитом» в чемпионате России и в Лиге Европы, вполне достаточно тех футболистов, которыми располагает Виллаш-Боаш. Учитывая ту ситуацию, которая сейчас складывается в нашей стране, может стоять вопрос и о сохранении лидеров в команде. Ну а что касается усиления, мне кажется, в первую очередь его нужно искать в организации игры. Усиливать команду за счет звезд мирового уровня слишком просто, на мой взгляд. Уверен, что тренер такого уровня, как Андре Виллаш-Боаш, способен вывести команду на новый уровень и другими способами.
В составе нашей команды выделил бы Олега Шатова - это наш русский футболист, который достойно играет в основном составе лучшей команды России. Мне кажется, это хорошее достижение. Отметил бы еще Халка. При всей критике он - определяющий игрок сине-бело-голубых, футболист, который приносит очки команде.
И Гарай, и Хави Гарсия влились в команду и закрыли те позиции, которые нуждались в усилении. Самой большой проблемой была позиция центрального защитника и приобретение Эсекиэля Гарая оправдало себя на все сто процентов. Что касается Хави Гарсии, то в его покупке тоже был определенный смысл.
Что касается турнирной таблицы чемпионата России, то я считаю, все команды находятся на своих местах. Единственный коллектив, который может прибавить - это московское «Динамо», учитывая те возможности, которыми обладает этот клуб. Отмечу еще ЦСКА, который, как мы видим в последние годы, не теряет очки в конце чемпионата. Пожалуй, только эти команды могут соперничать с «Зенитом».
 
 
 
 
В ноябре 2014-го исполнилось 30 лет со дня завоевания нашей командой титула чемпиона СССР. В интервью «ProЗениту» капитан золотого состава Николай Ларионов вспомнил, как команда готовилась к решающему поединку, рассказал, почему не спал три ночи после матча с «Шахтером», и признался, что не держит зла на Тенгиза Сулаквелидзе, из-за которого чуть не завершил игровую карьеру.
- Вернемся к событиям осени 1984-го. Быстро набрали форму после длительного перерыва?
- Более-менее уверенно почувствовал себя лишь перед двумя заключительными турами. Тогда в Спортивно-концертном комплексе была неповторимая атмосфера. Эмоции просто зашкаливали. Ситуация ведь выглядела какой-то нереальной. В начале года никто не мог представить себе, что в ноябре окажемся в двух шагах от чемпионства. Даже мы сами. Конкуренция в чемпионате СССР была такой, что сейчас сложно представить. Традиционные фавориты - киевское и тбилисское «Динамо», «Спартак». Кроме того, сильно прибавили «Днепр» и минское «Динамо», уже становившиеся первыми в ходе двух предыдущих сезонов. А еще были «Шахтер» и «Торпедо» - команды, которые постоянно претендовали на призовые места. И мы их всех обошли!
Два последних матча проводили дома, вроде бы легче играть, чем на выезде. Однако ажиотаж был фантастический. Мы понимали, что не имеем права на осечку. Зрители в СКК располагались совсем рядом с полем. Бежишь по бровке и отчетливо видишь лица тех, кого чуть ли не каждый день по телевизору показывают: народных артистов, композиторов, поэтов и других уважаемых людей. Уверенность, что не упустим золотые медали, появилась лишь после победы над «Шахтером».
- Именно вы и забили тогда победный гол в середине второго тайма. Комбинацию эту, наверное, сотни раз на тренировках обкатывали?
- Конечно же, это была не импровизация. Мы отрабатывали вариант розыгрыша углового, когда Володя Клементьев, прекрасно игравший головой, делал скидку на дальнюю штангу. Так и произошло после навеса Славы Мельникова. Но и наигранной эту комбинацию не назовешь, поскольку я в тот момент должен был занимать совсем другую позицию - на подборе, если мяч из штрафной отобьют. Однако какая-то неведомая сила погнала вперед - на дальний угол вратарской. Мяч полетел с наклевом, я выскочил из-за защитника и подставил ногу, до линии было два-три метра. Вроде бы всё просто, но не сразу почувствовал, что, когда падал, содрал кожу с ноги о синтетический ковер. Подобное иногда на том покрытии случалось. В итоге три следующие ночи почти не спал, всё ворочался: врачи определили ожог, уж не помню какой степени.
В игре часто происходят события, которые логикой не объяснишь. Потом сам не можешь понять, почему поступил так или иначе. Вспомнить хотя бы мой гол в ворота сборной Португалии. Почему в той ситуации решился на удар? Мог и направо пас отдать, и слева кто-то из партнеров открывался, но чисто интуитивно пробил из-за пределов штрафной и попал точно в дальнюю девятку.
- Между матчами с «Шахтером» и «Металлистом» было четыре дня. Вас домой хоть на один вечер отпустили?
- Нет, конечно. Всё это время провели на базе, готовились. В те годы подобное считалось нормальным независимо от результатов и значимости матчей. За три дня до начала любой официальной игры начинался карантин. Это были очень неприятные периоды. Тренировались, а вечером играли в домино и другие настольные игры. Насколько помню, атмосфера была более напряженной, чем обычно. И шутили ребята как-то реже. Хотя, судя по разговорам, все были уверены, что чемпионство уже никуда не уйдет. Нам ведь в заключительном матче достаточно было вничью сыграть. Однако приехали в СКК, вышли на разминку и поняли, что от нас ждут только победы.
- В подобной ситуации первый гол - самый важный. И снова его забили вы.
- По стечению обстоятельств. После диагональной передачи удачно пробил с лета в дальний угол. На финишной прямой все наши голы оказались важными, назвать какой-то один из них золотым, наверное, неправильно. Боря Чухлов принес победу над «Торпедо», благодаря удару Славы Мельникова выиграли у «Днепра». А ведь эти команды тоже были нашими конкурентами. Решающими можно назвать и два штрафных Юры Желудкова в гостевой встрече со «Спартаком». Ведь тогда сумели оторваться от преследователей. Наша победа - командная, и каждый приложил к ней максимум усилий.
- Что почувствовали сразу после финального свистка матча с «Металлистом»?
- Прежде всего огромную радость. Повторюсь, никто даже в самых смелых мечтах не ожидал от нас подобного. Однако осознание значимости пришло несколько позже. Сначала просто порадовались. Потом поехали в ресторан. Столик, кстати, на команду сами заказывали. Уже потом какие-то организованные праздники начались.
- Всё могло сложиться иначе. Вы после травмы, которую нанес вам Тенгиз Сулаквелидзе, пропустили год. А могли вообще закончить играть в футбол. По иронии судьбы именно он был вашим конкурентом в сборной СССР.
- Тенгиз всегда действовал очень жестко, это был его стиль игры. На поле не разбираешь, кто рядом. В этот раз я ему подвернулся. А то, что мы в национальной сборной были претендентами на одну и ту же позицию, просто стечение обстоятельств.
- Он потом извинился?
- Мы с ним тот эпизод не обсуждали. Если начнешь в сборной разбираться, кто против кого неаккуратно в чемпионате сыграл, можно с ума сойти. Там мы защищали цвета своих клубов, а здесь - спортивную честь всей страны. И в том и в другом случае отдавали все силы без остатка, а там уж как игра сложится. Если с партнерами по сборной и касались клубных проблем, то на уровне шуток, подкалывали друг друга. У меня было очень много травм: и переломы, и лицо зашивали. Что же, каждый раз отношения выяснять? Да и от меня кому-то доставалось.
- События 1984 года, наверное, до сих пор приятно вспоминать?
- Конечно, хороший был год: и чемпионами стали, и сын у меня родился. Но мне приятно вспоминать не только этот сезон. В 80-е у нас была замечательная дружная команда. Сколько лет прошло, однако мы по-прежнему регулярно встречаемся, участвуем по мере сил в различных ветеранских соревнованиях. Уже всем за пятьдесят, а мы по-прежнему интересны друг другу.
 
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск