БАСКЕТБОЛ. БК «Спартак» в лицах. Йотам ГАЛЬПЕРИН: ИНТЕРЕСНО РАСТИ ВМЕСТЕ С КОМАНДОЙ


После ухода Антона Понкрашова и Генри Домерканта, во многом определявших прошлогоднюю игру «Спартака», питерские болельщики были в тоске и печали. Заменить двух таких мастеров не так-то просто. Только не зря говорят, что свято место пусто не бывает. Великолепную игру на старте сезона продемонстрировал новичок «красно-белых» Йотам Гальперин. Из-за участия в Евробаскете в составе сборной Израиля он присоединился к «Спартаку» последним, но создается впечатление, что в составе «красно-белых» он играет уже очень давно. Гальперин умело сочетает сольные действия с игрой на команду и, как утверждают ее старожилы, прекрасно находит общий язык со всеми за пределами площадки.
Пока общение идет на английском, но сам Йотам полон желания освоить русский и задержаться в Питере не только на один сезон, как надеются болельщики «Маккаби».
Корреспондент «Спорт уик-энда» вспомнил вместе с Гальпериным самые яркие моменты карьеры израильского баскетболиста и поговорил о его перспективах в «Спартаке».


Закрепиться в «Маккаби» помог Дэвид Блатт

- Популярный тележурналист Владимир Гомельский, комментируя матчи «Маккаби», упоминал о том, что ваши родители репатриировались в Израиль из СССР. Это правда?
- Наполовину. Отец действительно приехал из Советского Союза, но я даже не знаю, откуда именно. У мамы корни египетские. Я же - сабра. Так называют в Израиле тех, кто родился в стране.
- Вы сами пришли в баскетбольную школу, или детские тренеры клуба «Маккаби» нашли вас?
- В Тель-Авиве нет более популярной команды, чем баскетбольный «Маккаби». Когда мне было восемь лет, попросил отца отвести меня на смотрины. Папа выполнил просьбу. Не знаю, как тренируются юные баскетболисты в России, но мы практически все время пропадали на площадке. После окончания школы сразу пробиться в состав звездного «Маккаби» не удалось, и я немного поиграл в юниорах за одноименный клуб из города Раанана.
- В «Маккаби» из Тель-Авива вы дебютировали, когда с командой работал Дэвид Блатт. Каково ваше мнение о главном тренере сборной России?
- О тренере, который доверил мне дебют в «Маккаби», могу говорить только в восторженных тонах. Мне очень повезло, что в начале карьеры наши пути пересеклись. Как и сборной России. В 17 лет в суперклубе («Маккаби», несомненно, относится к таковым) дебютировать страшно. Здорово, что в этот момент рядом оказался Блатт. Он дал импульс моей карьере и помог понять, над чем и как нужно работать в дальнейшем.


Учился у Шарунаса Ясикявичюса

- Сложно было конкурировать за место в составе с такими мастерами как Ариэль Макдональд и Деррек Шарп?
- Сложно было назвать это конкуренцией. Макдональд и Шарп были звездами, великолепными мастерами и любимцами публики, а я - 17-летним пацаном, который радовался нескольким минутам игрового времени. На тренировках старался учиться у них, благо учиться было чему.
- В середине «нулевых» главный трофей Евролиги «Маккаби» вы­игрывал дважды, в Тель-Авиве в 2004-м и в Москве в 2005-м. Какой из двух финалов запомнился больше?
- Всего в моей карьере было четыре финала Евролиги. Ради побед в таких турнирах мы и проливаем море пота на тренировках. Это незабываемые моменты. Мне посчастливилось вы­играть свой первый же финал. Да еще в Тель-Авиве, который отмечал эту победу несколько дней.
- До «Финала четырех» в тот год «Маккаби» мог и не добраться. В фантастическом по сюжету домашнем матче с «Жальгирисом» во главе с Арвидасом Сабонисом ваша команда все время проигрывала, и, забей гости хоть один из двух штрафных за 1,6 секунды до сирены об окончании основного времени, против ЦСКА в полуфинале играли бы литовцы...
- Это был самый фантастический матч, в котором мне доводилось принимать участие. Тогдашний главный тренер «Маккаби» Пини Гершон вообще говорил, что рукой Гедрюса Густаса при промахах с линии штрафных и рукой Шарпа, забросившего трехочковый с сиреной, водил Всевышний.
Я не религиозен и отдаю должное мастерству своих партнеров, бившихся в безнадежной ситуации до конца и сумевших перевести игру в овертайм, а затем и выиграть. Безусловно, эта игра с фантастической концовкой основного времени навсегда будет вписана в историю «Маккаби». Если бы мы не выиграли у «Жальгириса», команда вообще могла развалиться. «Маккаби» же два года подряд выигрывал «Финал четырех».
- В этой команде вам приходилось конкурировать за место в составе с Шарунасом Ясикявичюсом...
- Я бы снова не говорил о конкуренции. Скорее, учился у великолепного мастера и прекрасного человека. Мы с Шарунасом всегда делили номер во время выездных матчей «Маккаби», и у меня остались наилучшие впечатления от общения с Ясикявичюсом. Он очень сильная личность, не говоря уж о том, что еще и один из лучших плеймейкеров Европы последнего десятилетия.

У тренеров-югов особый менталитет

- Уход из «Маккаби» в люблянскую «Олимпию» объяснялся желанием больше играть?
- Безусловно. Пора было уже становиться игроком стартовой пятерки. Да и опыт выступлений в другом чемпионате хотел приобрести. В Словении провел очень хороший сезон, много играл в Адриатической лиге и Евролиге. Это позволило приобрести лидерские навыки.
- Возглавлявший «Олимпию» Змаго Сагадин отличался по стилю работы от израильских тренеров?
- У тренеров из бывших югославских республик совсем иной менталитет. Они заставляют больше работать на тренировках. Змаго заметно изменил мою психологию, мое отношение к баскетболу.
- В работе Юрия Здовца проявляются черты представителя экс-югославской школы?
- В «Спартаке» тренерский триумвират отлично сочетает все лучшее из нескольких ведущих школ Европы. Здовц был одним из главных факторов, предопределивших мое появление в Санкт-Петербурге. Я много слышал о том, что это был великий игрок, умело дирижировавший звездами югославской сборной.


Лучше играть в Евролиге, чем сидеть на скамейке в НБА

- После очень удачного сезона в «Олимпии» вы были выбраны на драфте НБА «Сиэтлом» и стали первым израильским баскетболистом, удостоенным такой чести. Почему не рискнули отправиться за океан, чтобы покорить сильнейшую лигу мира?
- Не буду лукавить: я, как и любой баскетболист, мечтал сыграть в НБА. После того, как побывал в летней лиге, мне предложили двухмесячный контракт. Такой вариант не устроил. Оказаться через два месяца, когда составы лучших европейских команд уже укомплектованы, у разбитого корыта только для того, чтобы иметь в резюме запись о пребывании в НБА? Нет, это не по мне. Ни разу не пожалел о том, что из Любляны отправился не в Сиэтл, а обратно в Тель-Авив.
- Какова была мотивация при переходе из «Маккаби» в «Олимпиакос»?
- Владевшие греческим клубом братья Ангелопулос убедили, что затевают серьезный баскетбольный проект. В команду был приглашен один из лучших греческих тренеров последних лет Панайотис Яннакис, много звездных баскетболистов. Было очень интересно попробовать свои силы в такой компании. Ведь у «Маккаби» в Израиле серьезных соперников в национальном чемпионате не было и нет. Каждое поражение становится событием, и на сто процентов соперники заставляли выкладываться только в матчах Евролиги.
- С «Олимпиакосом» за три сезона вам не удалось выиграть ни греческий чемпионат, ни европейский трофей...
- Мы дважды играли в «Финале четырех», но ни в Евролиге, ни в национальном чемпионате так и не смогли превзойти своего принципиального соперника, «Панатинаикос». Очень обидным было поражение в Берлине в полуфинале Евролиги весной 2009-го, когда Ясикявичюс был по другую сторону баррикад. У команды Желько Обрадовича есть какая-то удивительная особенность, позволяющая выигрывать решающие матчи. Даже когда мы имели преимущество своей площадки в последней серии плей-офф чемпионата Греции, все равно не смогли взять верх. Даже не знаю, как болельщики Пирея это пережили.
- Нынешним летом Блатт основным приоритетом трансферной политики «Маккаби» назвал ваше возвращение. Почему вы оказались не в Тель-Авиве, а в Санкт-Петербурге?
- Я действительно обещал Дэвиду, что вернусь. Только неожиданно возникли проблемы, не имеющие отношения к баскетболу. В случае подписания контракта с «Маккаби» пришлось бы заплатить дополнительные налоги с греческих заработков, чего наш семейный бюджет не предусматривал. В таких случаях всегда возникает неожиданный, но очень хороший вариант. Именно таким я считаю «Спартак», о переходе в который с первых дней пребывания в команде не жалею.


Перед Здовцем за меня походатайствовали друзья

- Долго ли шли переговоры со «Спартаком» и чем подкупил вас на них спортивный директор Алексей Карванен?
- Все решилось буквально за несколько дней. Мы дружим с Маврокефалидисом, и Лукас делился со мной своими планами, связанными с переходом в «Спартак». Мои мысли тогда были заняты только «Маккаби», и я пожелал своему другу удачи. Когда же вариант с переходом в тель-авивский клуб сорвался, Лукас и Стефанос Дедас, с которым мы тоже дружим, походатайствовали за меня перед Здовцем. Ему понравилась идея видеть меня в своей команде. Технические детали, связанные с подписанием контракта, заняли не много времени.
- В вашем двухлетнем контракте предусмотрена опция досрочного расторжения?
- Предусмотрена, но это не означает, что я обязательно ею воспользуюсь. Мне в «Спартаке» практически все нравится.
- Вы даже смирились с тем, что впервые в карьере выступаете за команду, не играющую в Евролиге?
- Непривычно вечера в среду или четверг проводить у телевизора, наблюдая за матчами Евролиги. Хочется перелететь в другой город и махнуть на площадку. С другой стороны, хочется вместе со «Спартаком» подняться в Евролигу. Всегда интересно расти вместе с командой.
- Ситуация, при которой команда, отыграв месяц, не провела ни одной игры в национальном чемпионате, для вас тоже необычна?
- Ну почему же? В Словении мы сначала также играли в Адриатической лиге, а после окончания этого турнира - в национальном чемпионате. Другое дело, что никогда еще не доводилось играть одновременно сразу в четырех турнирах. Хотя такой интенсивный график не дает расслабиться.


Беверли в «Спартаке» преобразился

- Вы присоединились к «Спартаку» последним, но очень быстро вписались в команду...
- У меня просто выхода другого не было. Я приехал в «Спартак» за две недели до кубкового матча с кипрским «ЭТА Энгомисом» и понимал, что на меня очень надеются. Тренеры и партнеры меня приняли великолепно. Как можно было в такой ситуации играть плохо!
- Используете ли вы в «Спартаке» какие-то наигранные еще в «Олимпиакосе» комбинации с участием Лукаса Маврокефалидиса и Патрика Беверли?
- С Лукасом мы играем вместе два сезона и понимаем уже друг друга с полуслова и полувзгляда. Беверли же в «Спартаке» и Беверли в «Олимпиакосе» - это два разных баскетболиста. Патрик прибавил во всех компонентах и является настоящим лидером.
- Вам комфортнее играть на позиции плеймейкера или атакующего защитника?
- Главное, чтобы не центрового. В течение всей карьеры я в любой команде играю и первого, и второго номера в зависимости от ситуации на площадке и конкретного соперника.
- В первых матчах сезона Здовц не выпускал вас в стартовой пятерке...
- Не вижу в этом проблемы. Мне предоставляется достаточное количество игрового времени, и, выходя со скамейки, стараюсь принести максимальную пользу команде.
- «Спартак» в этом сезоне играет в четырех турнирах. Какой из них вы бы хотели выиграть больше всего?
- Во всех турнирах, за исключением Кубка России, наша команда не является фаворитом. Мне бы очень хотелось сыграть в составе «Спартака» в Евролиге. Поверьте, это что-то особенное! Для этого нужно успешно выступить в чемпионате России или победить в Кубке Европы. И то и другое очень сложно, но к этому нужно стремиться. Единая Лига ВТБ - тоже интересный турнир, хотя в списке приоритетов я бы поставил его ниже.


На матче с ЦСКА была великолепная атмосфера

- Матч с ЦСКА был похож на игры «Панатинаикоса» и «Олимпиакоса» в греческом чемпионате?
- По качеству баскетбола - без­условно. В Греции баскетбольную ауру во многом создают фанаты. Некоторые из них вообще на площадку не смотрят, но так шумят, что сконцентрироваться на игре сложно. В Питере на матче с ЦСКА была великолепная атмосфера. Мне бы очень хотелось встретиться с армейцами в плей-офф.
- Правда ли, что в свое время вас приглашал в ЦСКА Этторе Мессина, а в московское «Динамо» - Блатт?
- От ЦСКА никаких предложений не было. Блатт действительно звал в «Динамо» в тот сезон, когда там работал. Я как раз выбирал между «Динамо» и «Олимпиакосом».
- Советовались ли вы перед подписанием контракта со «Спартаком» с Блаттом и Цви Шерфом, которые работали в Санкт-Петербурге?
- Блатт был слишком занят в сборной России, и я не рискнул его отвлекать. С Шерфом, у которого также тренировался в «Маккаби», созвонился. Правда, говорили не о «Спартаке», а о быте и климате. Я ведь впервые в жизни отправился на столь долгий срок в такой северный город. Тоже интересный жизненный опыт!
Я взвешивал все минусы и плюсы. Последних оказалось больше. Собственно, минус только один - погода. После Израиля и Греции к ней сложно привыкнуть. Пока лучше всех в Питере в нашей семье чувствует себя сын, родившийся в августе.
- Приехав в Санкт-Петербург, вы сразу же начали учить русский, что для спартаковских легионеров нехарактерно...
- Приезжая в другую страну, всегда стараюсь познакомиться с ее жизнью и обычаями. Для этого нужно постараться говорить с ее жителями на их языке. В Любляне учил словенский, в Афинах - греческий. Хочется благодаря баскетболу расширить свой кругозор.



На правах рекламы

Нет лучше отдыха, чем покататься на скейте! Но что бы покататься не плохо бы иметь скейт, а вот выбрать скейтборды можно на нашем портале.
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск