Экскурс в историю: три самых чудовищных дня. Питер охватила паника: любимый «Зенит»… исчез!


Рассказ главного участника и основного «потерпевшего» - Вячеслава МЕЛЬНИКОВА, на тот момент главного тренера петербургской команды 

От подобных историй до сих пор волосы на голове встают дыбом. Просто невозможно поверить, что этот кошмар мог произойти с таким уважаемым и обожаемым в городе на Неве (и многими болельщиками в других городах, причем не только российских) футбольным клубом как петербургский «Зенит». Тренерский штаб и игроки знаменитой команды - голодные, грязные, небритые, со странными узлами и тюками в руках, пытающиеся «вписаться» без билетов и без денег в проходящий мимо железнодорожный состав... Хочется смахнуть рукою дурную пелену с глаз и закричать во весь голос: «Да что вы мне голову морочите, такого просто не могло быть!!!»
Но это - было. Не в наши дни, конечно, когда «Зенит» - слава богу и Газпрому - живет в роскошных отелях и проводит тренировочные сборы, не меся грязь на печально известном «газоне» в черноморской Кудепсте, а занимаясь на великолепных травяных полях в Катаре или Эмиратах на берегу Персидского залива... Но и не так давно. По историческим меркам, можно сказать, совсем недавно - менее 20 лет назад.
О том, как в конце мая 1994 года футбольная команда «Зенит» на целых три дня исчезла, сгинула, растворилась на необъятных российских просторах, толком до сих пор рассказано было всего дважды. Но в номере клубного журнала «Наш «Зенит» полуторагодичной давности жуткие похождения несчастных зенитовцев были представлены в сокращенном варианте. Значительно подробнее, в своем стиле, рассказал о них в своей книге «Правда о «Зените» Игорь Рабинер, но здесь уже, в свою очередь, имелись некоторые фактические неточности. Вполне, впрочем, извинительные для московского спортивного журналиста…
Но этот дикий, вопиющий случай, бесспорно, заслуживает того, чтобы о нем наконец во всех подробностях поведал футбольному миру его главный участник и основной «потерпевший» Вячеслав Мельников - именно  40-летний экс-полузащитник«Зенита», чемпион СССР-1984, был в тот момент главным тренером петербургской команды, пережившей три самых чудовищных дня в своей российской истории.
В эту пятницу, 7 марта, замечательному зенитовскому диспетчеру эпохи первого чемпионства исполняется 60 лет. Конечно, при общении корреспондента «Спорт уик-энда» с будущим юбиляром преобладали положительные эмоции. И все-таки безумный и нелегальный путь «Зенита» по маршруту Владивосток - Хабаровск - Красноярск - Клин - Тверь - Петербург при безуспешном поисковом рвении всей российской милиции затмил собою всё!



Решили сэкономить...


Считали в те времена мы в «Зените» буквально каждую копейку. Вынуждены были экономить на всем, - вздохнув, начал вспоминать ту уникальную поездку Мельников. - Вот почему я поддался уговорам тогдашнего начальника нашей команды Сергея Иромашвили, предложившего улететь после выездной игры с «Лучом» не из Владивостока, а из Хабаровска. До «Зенита», в котором, кстати, задержался он совсем ненадолго, Иромашвили работал в клубе «Океан» из Находки - и, по его словам, знал на Дальнем Востоке всех и вся. Из Владивостока нашей команде предстояло улетать лишь через день после матча, других рейсов на Петербург не было. И вариант - перебраться в Хабаровск и улететь домой уже оттуда, сэкономив сутки времени и не платя за эти сутки в гостинице - показался очень заманчивым. Боже, что ожидало нас впереди!
…Сразу же возникла дилемма: как ехать в Хабаровск? На автобусе? Знающие люди во Владивостоке в ужасе замахали руками: да вы что, 400 верст по безлюдной тайге, да по нашим дорогам, да в наше лихое время?! А вариант с поездом смущал совсем другим: он приходил в Хабаровск, кажется, в половине десятого утра - при том, что самолет в Питер улетал то ли в 10, то ли в 11 часов. Как говорится, всё было совсем впритык. Запросто могли не успеть перебраться с вокзала в аэропорт, что в итоге и случилось. Но Иромашвили уверял: «Успеем однозначно, тут же все - мои знакомые. Позвоним в местный аэропорт, позвоним в Пулково: это же рейс на Питер, что он, не подождет питерскую команду? Задержат, если что».


 «Он улетел...»


В результате потряслись ночью в поезде, утром приехали в Хабаровск. Выгрузились со всем скарбом на перрон. А надо заметить, тюков и баулов было тогда гораздо больше обычного. С нами тогда полетел с женой, ребенком, всеми вещами и огромным цветным телевизором Саша Аверьянов - полузащитник «Океана», собравшийся переходить в нам в «Зенит». Иромашвили говорит: «Грузитесь и езжайте в аэропорт, а я туда помчусь на такси договариваться о задержке рейса». Со всей максимальной быстротой мы последовали за ним. Подъезжаем к аэропорту, и у меня сердце оборвалось - стоит наш начальник у двери с несчастным видом. «Меня обману-у-ли. Козлы, блин! Он улетел...»
У нас с моим помощником Борисом Рапопортом просто ноги от ужаса подкосились. Как «улетел»?! У нас же теперь ни денег, ни билетов! А мы не где-нибудь в Бологом между Питером и Москвою. Мы, 25 человек команды, в Хабаровске!!! И никаких мобильных телефонов тогда и в помине не было. Некому и нечем нас выручать.


2000 долларов от Аверьянова


С деньгами выручил Аверьянов. Саша без звука выложил 2000 долларов своих личных сбережений. Но что толку - билетов, как оказалось, нет на месяц вперед! А нам же еще отчитываться потом в клубе за пропавшие зря билеты! В общем, оглоушило все это разом по полной программе. Сидим на баулах в полном шоке и не знаем, что делать.
Вдруг подходит ко мне какой-то мужичок замызганного вида и тихо так говорит: «Есть вариант улететь в Москву». Опять «вариант»! С горя послал я его куда подальше... Тогда он подошел чуть позже к Рапопорту - и опять за свое. Борис Завельевич - ко мне. Я в ответ: «Да ты посмотри, как он выглядит». «Нет, он говорит, что представляет интересы бригады пилотов». «Вот пусть сами пилоты и приходят, с ними будем говорить».
Через полчаса появляется другой гражданин, в летной форме. «Я второй пилот, доставили сюда призывников, обратно в Москву летим пустыми, ищем «халтуру». Ну, это уже звучало совсем по-другому! Появился шанс на спасение - из Москвы добраться в Питер попроще, чем из Хабаровска. «Только вылет не отсюда, а с другого аэродрома, военного». А что, у нас был выбор?


Страшный фургон


Обещали доставить туда на автобусе, а подали какой-то армейский грузовик. Длинный такой фургон - и без единого окна. Мама дорогая! Загрузились в него три десятка человек - команда, аверьяновская семья и еще четверых каких-то гражданских «до Москвы» подобрали. Ехали в неизвестность, впотьмах, целый час - куда везут, кто везет, зачем? Выберемся ли невредимыми из этой тайги? Наконец приехали, и отлегло от сердца: действительно военный аэродром, действительно грузим вещи в видавший виды Ту-154...
Только рано мы расслабились и поверили, что все наши мытарства уже позади. Несколько часов лету - и приземляемся в Красноярске. На дозаправку. Из самолета, естественно, не выпускают. Сидим час, два, три... Ничего! Никакой дозаправки. А есть-пить хочется все сильнее - и, извините, уже очень хочется в туалет...
Оказывается, местные работники аэропорта как-то прознали, что военный борт разжился «халтурой». И тоже потребовали свою долю. А наш экипаж делиться выручкой, ясное дело, отказался. Не заправляли нас очень долго. Чудом, в неурочное время, удалось разжиться в аэровокзальном буфете какими-то пирожками. А кто-то из команды и не только пирожками смог разжиться... Призывать ребят к порядку и соблюдению режима в тот момент было бессмысленно, какой уж тут порядок!


Клин вместо Москвы


В общем, еще полдня потеряли. А теперь представьте, что в то же самое время в Петербурге творилось! Водитель зенитовского автобуса съездил в Пулково и вернулся ни с чем: команда с рейсом из Владивостока не прилетела. В клубе кинулись звонить в «Луч» - там пожали плечами: мол, сыграли с «Зенитом» вничью и проводили своего соперника чин-чинарем, как полагается. И все, дальше следы «Зенита» исчезали напрочь. Ни о каком «левом» военном самолете, тем более из Хабаровска, в Питере никто и знать не знал. Началась форменная паника, наши родные и близкие оборвали все милицейские телефоны. Вторые сутки как команда пропала целиком! Но и высшие чины милиции ничем помочь не смогли. Исчез весь «Зенит»...
А мы всё летели. Час примерно оставался до Москвы, когда вышел к нам пилот с мрачным видом и сообщил, что приземлимся мы вовсе не в столице, а на военном аэродроме в Клину. Нам уже привычно стало за сердце хвататься: «А это где? Как мы оттуда будем до Питера добираться?» «Ну, доедете от Клина на электричке до Твери - а там уже все понятно будет».
Еле-еле дотащились в Клину с аэродрома до железнодорожной платформы со всем скарбом. «Доедете на электричке», ха! Все вагоны битком забиты даже в тамбурах. А нас 25 человек, да Аверьянов с женой и малышом, да их телевизор - и все наши чемоданы! Распределили все вещи, телевизор доверили нести самым молодым в команде и дали ценное указание: вписываемся в разные электрички кто как может, место общей встречи - вокзал в Твери.


Пьяный капитан «Зенита»


Собирали там команду еще полдня как минимум. Отдельные игроки на пути в Тверь или уже в ней успели так «поддать», что стали находить в нашей безумной поездке даже приятные стороны. Но были и обратные примеры. Помню, наш полузащитник Мишка Левин, он тогда капитаном «Зенита» был, напился и заплакал: «Михалыч, я заканчиваю с футболом! Ну, вот посмотрел я сейчас на всю эту мутотень - … оно мне надо?!»
На последние деньги - опять «ограбили» при этом Аверьянова - купили в Твери два батона вареной колбасы и пять батонов хлеба. Борис Завельевич сел их нарезать прямо на перроне. И так устал, что выдавал еду на автопилоте: протянутая рука - кусок хлеба, кусок колбасы... рука - хлеб, колбаса... Вдруг Завельич видит перед собой чью-то страшную, грязнющую лапу. Поднимает глаза - перед ним стоит бомж, тоже примкнувший к очереди: «А я думал, благотворительную еду раздают». Пришлось тоже дать ему бутерброд, потом еле выгнали...
Только с тверского вокзала сумели позвонить в Петербург - что мы живы и относительно здоровы. А потом еще предстояла «вписка» без всяких билетов и без денег в поезда из Москвы. Пристраивали с грехом пополам по 2-3 футболиста в разные вагоны. Так что в полном своем составе «Зенит» прибыл домой только через трое суток после 0:0 во Владивостоке. И еще одна драматическая деталь: того самого Сашу Аверьянова мы потом за «Зенит» так и не сумели заявить...
В общем, это сейчас я могу обо всем этом более-менее спокойно рассказывать, хотя до сих пор не по себе, как вспомню... А тогда - ой, это было что-то с чем-то! Дай бог, чтобы никогда к нам подобные «лихие времена» не вернулись!
…Прерывать Вячеслава Михайловича «наводящими» вопросами абсолютно ни к чему - рассказчик он замечательный. И, к счастью, застал Мельников в родном питерском «Зените» и куда более счастливые времена, нежели лихие девяностые годы. Хотя сама история перехода молодого футболиста из горьковской «Волги» в «Зенит» - и, соответственно, его НЕ перехода в ЦСКА - тоже выглядит невероятной и трагикомической.


Бардак в ЦСКА


Никакой серьезной футбольной школы в моем маленьком городке Павлово-на-Оке, разумеется, не было, - рассказывает Мельников. - А вот спортивные традиции имелись. Во всяком случае, я не первый павловский футболист в командах мастеров. Путь был фактически один - за 75 км от нашего города в Горький, в местный спортинтернат. Но я успел после школы поработать токарем на модели 1К62 - станке, размерами больше напоминавшим танк. Точил детали для рулевого управления автобуса ПАЗ, успел получить четвертый разряд. И тут - повестка в армию. Горьковский футбольный тренер Валерий Федорович Калугин на прощание пообещал в спортроту пристроить...
Попал под Тамбов, в жуткие черноземные леса. После любого дождичка - грязь непролазная, только на гусеничном вездеходе проехать можно. Войска ПВО. Принял присягу - и начал чередовать караулы с нарядами по кухне. Мне так прапорщики и объясняли: тебе военной специальности обучаться ни к чему, тебя, спортсмена, от нас вот-вот заберут... Четыре месяца прошло, никто не забирает, наряды просто достали, тоска-а... Вдруг вызывают - но не в спортроту, а на первенство ПВО. Прошел сбор в подмосковной Балашихе - играть в футбол, как ни странно, не разучился. И попал затем аж на финал первенства всех Вооруженных сил СССР в Баку. Присмотрели меня в итоге селекционеры ЦСКА.
Возвращаюсь в часть, туда на меня в декабре приходит вызов в Москву. Дали какую-то котомку в дорогу, посадили в Тамбове на поезд. Нахожу в Москве армейский стадион на Песчаной улице: «Рядовой Мельников по вашему приказанию прибыл!» А мне в ответ: нет по вашему поводу, рядовой Мельников, никаких указаний, размещайтесь и ждите. Жду несколько дней, ничего не делаю, только питаюсь. А кормили просто на убой, я такое лицо там наел! Наконец устраивают тренеры ЦСКА в манеже что-то вроде селекционного сбора. Вызывают и меня - давай переодевайся и выходи на поле, показывай, что умеешь. А во что мне переодеваться? У меня, кроме военной формы, ничего с собою нет... Ну хоть бы кеды какие выдали в ЦСКА! Просто махнули рукой: нет у этого Мельникова с собой спортивной формы - и черт с ним. Еще дней 10 я в ЦСКА просто завтракал, обедал, ужинал и смотрел в перерыве между едой в армейском спорткомплексе всякие волейболы с баскетболами. А потом… мне пожелали счастливого пути и отправили обратно в Тамбов.
А уж как в «Зенит» попал - это вообще уникальная история. Опять без вещей пришлось ехать! Демобилизовался, тот самый горьковский тренер Калугин пригласил в «Волгу». Отыграл за нее сезон-75 во второй лиге правым защитником. А летом того же года поступил в горьковский филиал питерского Института имени Лесгафта. Но саму вступительную «специализацию» надо было сдавать именно в Ленинграде. Приехали туда из Горького всем набором, вместе с будущими знаменитыми хоккеистами Скворцовым и Ковиным, мы все 1954 года рождения. Сдал я экзамены, отыграл товарищеский матч и уехал домой. А матч этот Станислава Петровича Завидонова направили посмотреть. В общем, ближе к Новому году отдыхаю я под Горьким на базе «Зеленый город», и вдруг - новость от мамы: «Тебе звонил из Ленинграда Герман Зонин». Ничего себе, думаю, сам тренер «Зенита» - недавний чемпион страны с «Зарей». И продолжаю отдыхать. Но через несколько дней вызывают меня в администрацию базы - «Тут Мельникова разыскивают». Стоит мужчина, оказалось - второй тренер «Зенита» Храповицкий. Как потом выяснилось, Вадиму Григорьевичу пришлось и весь Горький обшарить, и даже в мое Павлово-на-Оке съездить! Другой бы на его месте плюнул, развернулся да уехал. Вспомните тот же ЦСКА... А Храповицкий меня нашел и тут же велел собираться. Я ему говорю: мне ж домой надо, вещи собрать. «Никаких сборов! Прямо отсюда, немедленно в Ленинград!»
Так и началась зенитовская часть моей биографии…
Записал Александр КУЗЬМИН.

О том, как Вячеслав Мельников стал бронзовым призером чемпионата страны и… сбежал из «Зенита», чтобы в него вернуться и стать чемпионом; как Мельников и другие зенитовцы сыграли в США роли «дикарей из СССР»; что погубило карьеру зенитовского супербомбардира Маркина; какая связь между выбитыми зубами, чайником и легендарной «пьяной тренировкой» в Сочи; что думает передавший 12 лет назад в главный «Зенит» Быстрова, Денисова и Власова тренер Мельников о нынешнем провале зенитовской подпитки собственными кадрами - читайте в ближайших номерах «Спорт уик-энда».


Решили записать на массаж, но не знаете, куда обращаться? Предлагаем вам посетить сайт sensip.ru и прочитать больше информации про массаж Одинцово, а также сразу узнать его стоимость, отзывы и многое другое. Вас это очень заинтересует и вы поймёте, что это именно то, что вам нужно. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск