Борис ДЕРКАЧ: 11 лет в тюрьме и 7 лет одиночки не сломали чемпиона СССР в составе «Динамо» К. Теперь и футбольным агентом через свою совесть ни разу не переступил

 
Жизнь Бориса Деркача разделилась на две части. В первой он выходил на поле в составе ЦСКА, «Металлиста» и киевского «Динамо», выигрывал Кубок СССР, забивал решающие мячи. Во второй – застрелил сутенера и провел двенадцать лет за решеткой. Из них семь лет – в одиночной камере. Освободившись, Деркач стал футбольным менеджером. Еженедельнику «Футбол» он рассказал о славном прошлом, неудачном побеге из тюрьмы и счастливом настоящем.
 
– В ЦСКА вы оказались в 1986 году, перебравшись туда из киевского «Динамо». Правда, что зеленый свет переходу дал сам Валерий Лобановский, друживший с Юрием Морозовым, который тогда тренировал армейцев?
– Не было зеленого света. Меня призвали в армию. Службу проходил в киевском СКА. Отыграл сезон, получил приглашение от Лобановского. Дал согласие на переход в «Динамо», съездил с командой на сборы. И в это время из Генерального штаба пришла бумага о моем переводе в Москву, в ЦСКА. Там уже и Лобановский ничего поделать не смог. Мне прямо сказали: или едешь выступать за ЦСКА, или может отправляться служить на Дальний Восток. Кто проинициировал эту бумагу, мне неведомо. Факт в том, что Морозов тогда возглавлял ЦСКА.
– Вы успели выиграть с «Металлистом» Кубок СССР-1988, а затем вновь получили приглашение от Лобановского.
– Два раза в «Динамо» Валерий Васильевич приглашал немногих. Тогда уже начался отток наших лучших футболистов в Западную Европу, было чуть проще пробиться в состав. После отъезда в «Глазго Рейнджерс» Олега Кузнецова я стал в «Динамо» основным защитником. Но наиграть на золотую медаль в чемпионате СССР-1990 не успел.
– Зато в ключевом поединке с ЦСКА дважды огорчили бывших одноклубников и внесли свой вклад в завоевание последнего для «Динамо» союзного «золота».
– Это памятный матч. Забил в середине первого тайма, затем Корнеев сравнял счет. Добили армейцев уже во второй половине встречи: сначала отметился Юран, потом настал мой черед, а разгром довершил Саленко. Один из голов мне откровенно удался – ударил метров с 35, попал аккурат в «девятку».
– В «Динамо» первое время тоже жили на базе?
– На базе проводил много времени – заезды были постоянно. А жил в гостинице «Октябрьской». На этаже были номера Цвейбы и Лужного. Мы подружились. Со временем Ахрик и Олег сыграют немалую роль в моей судьбе.
– Проблемы в вашей жизни начались с открытием в Киеве казино?
– Именно. Разок зашел – выиграл. Потом другой, третий. Уже не так удачно. Но затянуло, стал регулярно заглядывать в казино. За полгода проиграл около 20 тысяч долларов. Огромные на то время деньги – за 15 тысяч долларов тогда можно было трехкомнатную квартиру на Крещатике купить. А в спальном районе вообще за три тысячи. Влез в долги. В «Динамо» получал около тысячи долларов в месяц. Нужно было что-то решать.
- Долги отдали за счет подъемных от болгарского «Левски», а как случилось попасть в ОПГ в Венгрии?
- Играл за дебютанта тамошней премьер-лиги «Ньиредьхазе», но не сложилось, а возвращаться в Украину не хотелось. И вскоре связался с плохой компанией.
Время было такое. Разгул преступности. В соседнюю Польшу и Венгрию ездили ребята со всего Союза. Заработать. Методы для этого разные применялись. Факт в том, что я тоже попал в это течение. Там можно было заработать гораздо больше, чем в «Ньиредьхазе». И меня засосало. В тюрьму попал из-за эпизода с вооруженным ограблением. Подстрелил сутенера, который не хотел платить «дань».
– В камере предварительного заключения вы провели около двух лет. Так долго рассматривали дело?
– Да, дали 11 лет. Сидеть этот срок в тюрьме не хотелось. Мы с подельником решили организовать побег. Естественно, нам помогали: подкупили охрану, во время свидания передали пилу, веревки. У нас в камере были две железные лестницы в полтора метра высотой, чтобы на второй ярус нар залезать. Помогли ребята из соседних камер – там в одной грузины, в другой белорус с чеченцем сидели. Ребята занесли нам еще одну лестницу.
– Такое впечатление, что едва ли не все народы СССР в венгерской тюрьме отбывали наказание.
– В следственном изоляторе нас было 15 человек. Из них шестеро – с постсоветского пространства. Местные зэки боялись нам слово сказать – мы там всех «строили». Для них, правда, что чеченец, что украинец – все были русскими. Помню, вместе с «земляками» фотографировались. Я три или четыре тюрьмы в Венгрии прошел, везде наши были. Уже в одиночной камере надо мной сидели два белоруса, двое ребят из Киева, грузины, чеченцы.
– Вернемся к побегу. Итак, у вас в активе были три лестницы по полтора метра, связанные веревкой. А сколько метров было до земли?
– Наша камера находилась на третьем этаже. Лестница нам была нужна не для спуска, а для того чтобы перемахнуть шестиметровый забор с колючей проволокой. Пять часов мы распиливали решетку и в начале пятого утра 31 декабря 1995 года начали спускаться вниз.
– Охрана быстро заметила?
– Как только начали спускаться – бдительная оказалась. Охранники с вышек открыли огонь на поражение. Из ружей американской марки дробовиков «Ремингтон». Нас спасло расстояние – далеко были от вышек. Поставили лестницу, подельнику я помог перемахнуть через забор. Он был легкий – весил около70 кг. А у меня веса тогда под центнер – реально качался в тюрьме. Это и погубило. Сильно разодрался о колючую проволоку. В лесу догнали собаки. Подельник убежал. Попал в международный розыск. Словили только через пять лет.
– И сколько добавили за побег?
– 4 года. И еще год по основной статье. Всего получалось 16 лет. На волю должен был выйти в 2009 году. Вот здесь мне и помог Лужный. Олег к тому времени уже в лондонском «Арсенале» играл, а я в одиночке сидел. Его агент Шандор Варга договорился о свидании. После разговора со мной Олег дал моей маме 10 тысяч долларов, чтобы она с адвокатом инициировала процедуру моего перевода в украинскую тюрьму. Мама написала прошение в МИД Украины. Процедура заняла несколько лет.
– А вы тем временем жалели, что решились на побег?
– Не жалел. Еще Лобановский любил говорить: «Все будет так, как должно быть. Даже если будет иначе». Все взаимосвязано. Бог мне дал испытания, но при этом уберег меня. Я выдержал очень многое. Семь лет в одиночной камере не каждый просидит. Сразу после побега меня посадили в карцер, просидел там до 6 мая 1996 года. Что такое карцер, знаете? Если нет, забейте в поисковике. Все глиняное, очень тяжелые условия. Затем меня перевели в одиночную камеру. Первое время выводили гулять раз в день рано утром, чтобы никого из сокамерников не увидел. Надевали наручники. Потом уже стали днем выводить, познакомился с ребятами, через окно уже можно было поболтать. Делились передачами с воли – кофе, чаем. Все нормально было.
– Когда вышли на волю, стоял выбор, чем дальше заниматься?
– Тянуло обратно в футбол. Пробовал… Созвонился с Ахриком Цвейбой, он меня поддержал, дал несколько ценных советов. И я решил работать на себя. Корочку не оформлял – трудимся в паре с лицензированным агентом Юрием Предыбайло. Если оформляем какую-то сделку, он подписывает соответствующие бумаги.
– На домашние матчи «Металлиста» ходите?
– Был пару раз. Клуб приглашал и на празднование 25-летия в честь победы в Кубке СССР, но у меня проблема с ногой, прихрамываю. Хрящ стерся, нужно ставить в тазобедренный сустав протез. Операция недешевая, около 15 тысяч долларов стоит. Тянет в футбол за ветеранов поиграть, но нельзя. Три метра не могу пробежать, поэтому на праздновании и не вышел на поле. Впрочем, я не переживаю. Деньги накоплю, лягу под нож, знаю, что несколько лет назад подобную операцию провели Мирону Маркевичу. И Мирон Богданович вновь выходит на футбольное поле.
– Недавно вам исполнилось 50 лет – время подводить какие-то промежуточные итоги.
– Сейчас для меня главное – семья. Нужно детей ставить на ноги. У меня уже почти 10 лет – новый отрезок в жизни. Венгерские приключения и тюрьму забыл как страшный сон. Не сломался. Считаю, что из непростой жизненной ситуации вышел достойно. Работа футбольного агента вызывает нарекания у очень многих, но я через свою совесть еще ни разу в этом бизнесе не переступил. С некоторыми у нас не подписаны агентские контракты – только джентльменские соглашения. В этом просто нет необходимости. Ребята знают, что в любом вопросе достаточно моего слова. Я слишком много пережил, чтобы сейчас обманывать людей.
 
 

Срочно понадобился металлический корпус для чего-то, а вы не знаете, где его можно выгодно приобрести? Не тратьте время на поиски, а заходите на сайт elkorp.net, где прочитав больше информации вы увидите, что мы предоставляем для вас такую слугу, как быстрое и качественное изготовление металлических корпусов по очень привлекательным ценам. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск