Вартерес САМУРГАШЕВ: Благодаря «наезду» МОК о борьбе узнали миллионы


Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Вартерес Самургашев завершил спортивную карьеру в сентябре прошлого года. Чемпионат России в Петербурге стал для Самургашева первым официальным турниром, который он посетил уже в новом для себя статусе - президента Федерации спортивной борьбы Ростовской области. Примечательно, что в финальной схватке весовой категории до 74 кг, в которой когда-то боролся сам Вартерес, сошлись два воспитанника донской школы борьбы - Александр Чехиркин и Ильяс Магомадов. Победу праздновал перебравшийся в Москву Магомадов.

- Вартерес, приятно снова видеть вас в Петербурге, пусть и в новом качестве. Уже успели освоиться на посту главы Федерации спортивной борьбы Ростовской области?
- На самом деле на ковре бороться было легче (смеется). Очень переживаю за ребят, за команду. Волнуюсь больше, чем когда сам боролся. Так что некий дискомфорт испытываю. Но потихоньку привыкаю.
- Есть ли сейчас в Ростовской области парень, которому в будущем можно будет установить памятник, как это произошло в свое время с вами?
- Вы не могли не вспомнить об этом, да? (Смеется.) На самом деле молодежь у нас хорошая. Надеемся, что в будущем кто-то из ребят сможет подняться на высшую ступень пьедестала почета на Олимпийских играх. У нас готовятся установить памятник тяжелоатлету Ивану Удодову, первому спортсмену из Ростовской области, ставшему олимпийским чемпионом. Здорово, что наших спортсменов не забывают и увековечивают память о них таким способом.
- Часто проходите мимо памятника, посвященного вам?
- Проходить мимо удается не так часто. Зато регулярно проезжаю мимо. Сейчас там организовали детскую площадку, так что рядом играет много ребятишек. Дети, кстати, любят фотографироваться на фоне памятника. Да и гости, когда приезжают, просят сфотографироваться со мной «живым» и в бронзе. Знаете, у нас даже анекдот такой появился после того, как я в Афинах занял третье место: мол, надо было Самургашеву золотой памятник устанавливать, а не бронзовый, тогда бы был первым.
- В Петербурге в октябре этого года пройдут II Всемирные игры боевых искусств. Вы как глава федерации борьбы Ростовской области рассчитываете на то, что кто-то из ваших ребят попадет на эти соревнования?
- Безусловно. Правда, в финале чемпионата России в категории до 74 кг Саша Чехиркин уступил Ильясу Магомадову. Но у нас так получилось, что ростовские борцы представляют на этом чемпионате многие регионы России. Тот же Магомадов вырос на нашей земле, но потом перебрался в Москву. Юрий Денисов представляет Петербург. Александр Чехиркин давно входит в состав сборной России, не раз имел возможность реализовать себя. Но каждый раз что-то ему мешает. И я рад, что у нас в этом году есть возможность распределить спортсменов не только на чемпионаты Европы и мира, но и на такие крупнейшие соревнования как Универсиада в Казани и Всемирные игры боевых искусств в Петербурге. Это позволит спортсменам реализовать себя на международном уровне.
- На ваш взгляд, существующая ныне система двойного зачета справедлива?
- На подготовку спортсмена уходит много сил - и физических, и финансовых. Но потом борец разворачивается и уезжает в другой регион. На сегодняшний день регионы, воспитавшие спортсменов, никак юридически от этого не застрахованы. Хотя я знаю, что подобная практика существует в легкой атлетике, художественной гимнастике: если атлет меняет спортивную прописку, то необходимо выплатить своего рода «отступные» региону, воспитавшему его. Хотелось бы, чтобы Михаил Мамиашвили, глава Федерации спортивной борьбы России, уладил эти вопросы и в нашем виде .
Конечно, мы гордимся тем, что наши борцы выступают за разные регионы. Но, к сожалению, некоторые из них борются за те регионы, в которых и борьбы-то как таковой нет. Да, возможно, это и хорошо для развития борьбы. Но все дело в том, что в большинстве случаев спортсмен продолжает тренироваться у нас, представляя другой субъект федерации только на бумаге. Соответственно, ни о какой передаче опыта молодежи не может быть и речи. К сожалению, у нас нет таких финансовых возможностей, которые позволили бы удержать спортсмена в области.
- На ваш взгляд, удастся ли убедить сентябрьскую генеральную ассамблею МОК в том, что борьба достойна оставаться олимпийским видом спорта?
- Я был уверен в этом даже тогда, когда ситуация была не самой располагающей для нас. После заседания исполкома у меня лично никаких сомнений не осталось. Да и сама борьба стала красочнее, ярче. Зрители получают большее удовольствие, и собственно происходящее на ковре теперь понятнее. Я уверен в том, что борьба останется в программе Олимпийских игр. Прошло определенное время, и, как мне кажется, представители МОК поняли, что борьбу нельзя исключать из олимпийской семьи.
Вообще то, что случилось сейчас с борьбой, пошло ей только на пользу. Благодаря решению МОК о возможном исключении борьбы из программы Олимпийских игр мы получили мощнейшую рекламу. И о борьбе узнали миллионы людей, даже те, кто раньше не интересовался спортом.
- Но ведь правила, которые были утверждены во время внеочередного заседания Международной федерации объединенных стилей борьбы в Москве, в большей степени напоминают те, по которым в свое время боролись вы и тот же Карелин. Не кажется ли вам, что вернувшись к ним, борьба сделала шаг назад?
- Напротив, назад борьба двигалась последние 6-7 лет. Увы, но эти годы для нашего вида спорта можно считать потерянными. Но сейчас мы сделали огромный шаг вперед. Да, есть какие-то неточности. Но в целом счет на табло стал больше, продолжительность схватки позволяет проводить больше приемов. Соответственно, у борцов появился стимул их выполнять. И оказалось, что никто из ребят не разучился делать броски. Просто раньше это было не нужно, достаточно было просто оттолкаться...
Ирина ВАСИЛЬЕВА.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск