Вячеслав КОЛОСКОВ: Путин не говорил о лимите «7+4» в РФПЛ. Не надо все на президента сваливать. «6+5» - более оптимальное сочетание

Почетный президент РФС прокомментировал принятый Госдумой закон для легионеров. Что он может дать нашему футболу?

- Почему Виталий Мутко, аргументируя решение сохранить лимит «7+4» заговорил о «поручении государства» и «личном поручении» Владимира Путина?

- Не говорил президент о лимите, я же читал его и слушал. Не надо все на президента сваливать. Президент говорил о том, как бы сделать так, чтобы российские футболисты набрались больше опыта – но не более того, никаких цифр там не называлось. «7+4» – это, семь легионеров и четыре российских, так, что ли? – сказал Колосков в интервью «Советскому спорту»

- Как и прежде было, да.

- Наверное, логично на этот год. Хотя клубы уже и ориентировались на «10+15». Запутанная ситуация. Но, честно говоря, это никогда никого не убедит – «6+5» там, «5+6», «7+4», «10+15». Какая-то она игра цифр, она никогда ничем не подкреплена, никакими серьезными исследованиями. На уровне эмоций как-то решили так, завтра – эдак, послезавтра – вот так. Есть решение конгресса ФИФА – «6+5». Оно, конечно, необязательно для всех, но это решение конкретное, продиктованное как раз исследованиями. С точки зрения Международной федерации футбола, «6+5» – оптимальное соотношение между легионерами и футболистами, которые могут играть за национальную сборную. Это я бы принял.

- Правильно я вас понял: Мутко сваливает ответственность за решение на Путина?

- Нет, при чем тут Путин? У нас, к сожалению, все время связывают с президентом, как только что-то решается. Вернитесь к этому заседанию (2 июня Путин выступал на Совете по спорту при президенте - прим. ред.), чтобы нам не фантазировать, процитируйте, что точно сказал президент. Он не говорил «7+4», сократить, увеличить, а говорил о том, что российские футболисты должны иметь больше практики. Когда покупают игрока из-за рубежа, значит, надо продать своих, иначе зачем он куплен? А российский спортсмен, значит, играть не должен. Посмотрите, где Соловьев находится, динамовец, который подавал надежды, забивал голы, был игроком по сути основного состава – и сел на скамейку «Зенита». Сейчас вот Артур Юсупов тоже сядет на скамейку. Если у нас не будет жесткого лимита, у нас такие ребята и будут пропадать. А это все потенциальные игроки сборной команды. Так что я за «6+5», при мне так было.

- Никита Симонян говорит, что предложением для Госдумы по закону о легионерах в РФС занимался Николай Толстых. А после него?

- Надо у Толстых спросить, я не могу сказать. Не может один человек занимался таким делом. Был исполком, он принял решение о «10+15», а руководил исполкомом Толстых. Он голосовал против. Никаких других цифр не называлось. Все же это спонтанно берется! На эмоциях это, и они не соответствовали национальным интересам, а только клубов.

- Симонян вчера между делом упомянул, что «в решения общественной организации (РФС) государственные структуры (минспорта) вмешиваться не должны».

- Да нет, чушь полнейшая. Если есть законы – надо выполнять, общественная организация или нет. Закон касается всех. Министерство спорта не может навязать РФС количество легионеров. Но если закон вышел, ему надо подчиняться.

- Евгений Гинер вопрошает: «Почему те, кто придумывают формат лимита на легионеров, не ездят на русских автомобилях?»

- Причем тут автомобили? Это же можно до абсурда дойти. Не надо мешать достижения научно-технического прогресса с футболом. Лимит можно снять тогда, когда у тебя есть переизбыток доморощенных футболистов, как в Германии. А там, кстати говоря, четко прописано, сколько должно играть доморощенных футболистов в клубах. А нам не до этого. С ног на голову все поставлено. Вы сначала воспитайте! А когда наших выдающихся футболистов, с задатками, будет девать некуда, отменяйте лимит. Лимит  нужен для того, чтобы Юсупов, Соловьев, Бурлак, еще десяток футболистов могли играть в сборной команде.

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск