Михаил Бирюков: Фурсенко сказал: «Хочу, чтобы наши вратари играли в сборной». После тренерского разбора остаемся с Лодыгиным и обсуждаем сложные моменты

 

Вратарь «Зенита»-84 имеет непосредственное отношение ко всем пяти чемпионским титулам питерского клуба. В первый раз он выиграл чемпионат СССР как игрок, затем четыре раза стал чемпионом России уже в качестве тренера вратарей. В интервью «ProЗениту» Михаил Юрьевич вспомнил обстановку чемпионских раздевалок, рассказал о своем отношении к звезде на эмблеме клуба и оценил игру Юрия Лодыгина в нынешнем сезоне.

 

— Пятое золото — особенное?

— Конечно, для меня это очень важно. Мне приятно осознавать, что я поучаствовал во всех чемпионствах «Зенита». Тем более что к пятому мы дважды были очень близки, а теперь наконец добились его. Я до последнего отгонял от себя мысли о чемпионской звезде, решил, что думать об этом можно будет только после того, как мы бесспорно займем первое место. Вот теперь звездочку уже можно и получать!

— Все пять побед в национальном первенстве получились очень разными. Воспоминания о них тоже сильно отличаются друг от друга?

— Я всегда говорю, что первое чемпионство — оно как первая любовь. Тем более что в 1984-м я находился на поле как игрок. Правда, на тот момент мы, откровенно говоря, не осознавали того, насколько важной победы добились, — выиграли и выиграли. Тогда даже Павел Федорович Садырин нам об этом сказал: «Вы еще не знаете, что сделали». Первый чемпионат, выигранный в качестве тренера, тоже, конечно, был знаковым. Но я не умаляю значения последующих чемпионских званий! Каждое из них добывалось по-своему тяжело и было радостным.

— У тренера-чемпиона ощущения не такие, как у игрока?

— Такие же! Ты ведь делаешь ту же общую работу, просто уже в другом качестве. Поэтому нельзя сказать, что победы начинаешь воспринимать менее эмоционально. Тем более вы же помните 2007 год — тогда всё решилось практически на последних секундах матча в Раменском, и радость была огромная. А уж чемпион Союза ты или чемпион России — совсем никакого значения не имеет. И здесь, и там все бились и бьются, полностью отдаваясь игре.

— Чемпионские раздевалки тоже похожи? Тридцать лет назад футболисты тоже обливались шампанским?

— Всегда примерно то же самое. Хотя существуют приметы, не позволяющие что-то заказывать заранее, всегда находятся люди, которые в нужный момент шампанское достанут! То есть мы ничего не покупали, но всё было. Я даже помню, думал, что если выиграем, то нужно бы сходить в ресторан — отметить это дело. Но мы ведь только предполагали, что, возможно, будет что отметить. А в то время заказать столик в ресторане было не так просто. И если я не ошибаюсь, нам уже после матча помог Володя Казаченок. Подозреваю, что он договорился об этом заранее, но мы точно были не в курсе, а сразу после игры поехали в ресторан гостиницы «Пулковская».

— Третье и четвертое чемпионства были уже более ожидаемыми. Все-таки в этом случае эмоции уже не такие яркие?

— Психология футболистов и тренеров «Зенита» такова, что никаких других задач, кроме первого места, перед нами уже стоять не может. Но это не означает, что радость победы притупляется. Ты идешь к золоту, ты работаешь над этим весь сезон, и ты счастлив, когда удается добиться нужного результата.

— Когда вы вернулись в «Зенит» в качестве тренера, какие задачи стояли персонально перед вами?

— Тренер вратарей всегда подстраивается под требования главного тренера. И то, как строится твоя тренировка, какие нагрузки получают вратари, и собственно то, сколько у тебя будет времени для работы с ними, обсуждается с главным тренером команды. А когда я только пришел, Сергей Александрович Фурсенко сказал мне: «Я хочу, чтобы наши вратари играли в сборной». Слава Малафеев на тот момент был еще кандидатом в национальную команду, и мне очень приятно, что он занял место в ее воротах. Теперь Юрий Лодыгин — первый кандидат на место в составе, при всем уважении к Игорю Акинфееву, который играет уже очень давно. Все-таки мы чемпионы, а значит, у нас должны быть самые лучшие футболисты.

— Кстати, довольны ли вы тем, как провел сезон Юрий Лодыгин?

— Он стал играть более уверенно и грамотно. А главное, провел весь сезон добротно и стабильно, без каких-либо срывов.

— Можно ли сказать, что в том, как играет Лодыгин, есть и заслуга Гарая?

— Естественно, оборона в этом году сыграла очень прилично — мы пропустили меньше всех. И это, прежде всего, зависело от вратаря и защитников. Хотя в том, что у наших ворот возникает немного голевых моментов, есть заслуга и главного тренера, и всех футболистов, которые выходят на поле.

— Но все-таки в обороне вратарь всегда остается главным?

— Здесь нельзя говорить о том, кто главный, а кто нет. Вратарь и защитники подстраиваются друг под друга. И когда они сыгранны, когда все они превращаются в единый кулак, мы и получаем надежность в обороне.

— Первые чемпионства «Зенита» были завоеваны в последних турах, в этом году всё по-другому. Имея отрыв, не сложно ли сохранять игровой тонус?

— Все-таки любому футболисты хочется оформить чемпионство как можно раньше. Когда у тебя есть более или менее солидный отрыв, психологически, пожалуй, несколько проще. Может быть, в некоторых матчах это и расслабляет, но зато все игроки понимают, что победа рядом и упускать ее нельзя. В случаях, когда всё решается в самый последний момент, напряжение запредельное. А главное, безумно обидно, если в итоге чемпионство от тебя уплывает, как это было у нас два последних года. Первое место занимал ЦСКА, хотя мы проводили оба сезона очень неплохо. Ждать и догонять вообще очень тяжело, а если ты идешь первым, то уже контролируешь ситуацию — всё зависит от тебя.

— Вы сами сильно изменились за время работы тренером?

— Конечно, всё меняется. Любой чемпионат мира или Европы обозначает новые тенденции в игре футболистов, это отражается и на работе тренеров в клубах. К тому же собственные идеи есть у каждого главного тренера. Поэтому тренеру вратарей необходимо внимательно следить за тем, что происходит в мировом футболе. Например, вратари стали гораздо активнее играть ногами, и теперь этому необходимо уделять значительно больше внимания, чем даже несколько лет назад.

— Раздражают ли вас ошибки подопечных?

— Причем здесь раздражение? Каждую ошибку нужно проанализировать, затем смоделировать игровую ситуацию на тренировке с тем, чтобы однотипные ошибки не повторялись. А после этого идти дальше. Не ошибаются только те дураки, которые ничего не делают. Просто не нужно на этом зацикливаться.

— Вы с Лодыгиным каждую игру разбираете?

— Во-первых, его игру разбирают и на общекомандном собрании. Ну а затем мы с ним обсуждаем сложные моменты — без этого невозможно.

— Может ли вратарь быть не согласен с тренером вратарей?

— Почему нет? Я всегда говорю о том, что нам необходим диалог. Нет ничего хорошего в том, что игрок будет со всем соглашаться и кивать, оставаясь на самом деле при своем мнении. Футболиста нужно выслушать и понять, почему его мнение не совпадает с твоим. Совсем хорошо, если после этого удается прийти к общему решению. А если ты хочешь в чем-то убедить игрока, то лучше всего подобрать упражнение, которое подтвердит, что действовать в ситуации, которую вы обсуждаете, стоит по-твоему. Диктата здесь быть не должно.

— Еще тридцать лет назад мальчишки, вставая в ворота, говорили: «Чур я Бирюков». Не тяжело ли быть живой легендой «Зенита»?

— Я никогда об этом не задумывался. Но, с другой стороны, мне приятно — должны же мальчишки на кого-то равняться. И кому бы не хотелось быть таким человеком?

— Как вы думаете, долго ли нам ждать второй звезды?

— Первой я ждал тридцать лет — и ничего, дождался! Но я очень надеюсь, что теперь вторую звезду «Зенит» сможет завоевать достаточно быстро. У нас всё для этого есть.

 

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск