Дмитрий ТАРАСОВ: Помню вызвал меня Хиддинк в сборную и говорит в раздевалке: «Я тебя пригласил, а ты мне самые дорогие сигары привез?»

 
Конечно, это все были шуточки на «публику». В интервью еженедельнику «Футбол» Тарасов рассказал, как Даме Н’Дойе отаскал за нос Леонида Кучука а Климов в «Томи» посылал на три буквы Петракова, да тот не понял, как впервые Дмитрий взялся за оружие в московской мэрии и доводилось ли ему применять навыки каратиста на футбольном поле.
 
 
– Еще недавно вы были лидером среди бомбардиров «Локо». На тренировках не говорили, что Тарасова пора ставить в нападение?
– Все вместе со мной шутили на эту тему. Когда неделю был лучшим бомбардиром, подошел к Н’Дойе и говорю: «Как так? Я опорный полузащитник и забил больше, чем ты – нападающий». Он как давай русским матом на меня ругаться. Незлобно, конечно, в шутку. Но, можно сказать, подстегнула его та ситуация, он потом забил и обогнал меня по числу голов.
– Некоторые ваши одноклубники говорят, что Н’Дойе – самый необычный легионер в их карьере.
– Он просто меганеобычный. Вот говоришь ему фразу по-русски, он не понимает, что она означает, но запоминает ее и в точности повторяет. Был недавно случай на разминке, мы находились рядом с Н’Дойе, и я решил подшутить над ним. Ну, знаете, как детям указывают пальцем на грудь, говорят, мол, что это у тебя здесь испачкано, они наклоняют голову посмотреть, а вы их хватаете за нос. Так вот Н’Дойе, видимо, эту шутку не знал. Когда я его схватил так, он смеялся просто нереально. Мы говорим ему: «Н’Дойе, иди сделай так второму или третьему тренеру, посмеемся все вместе». Вдруг подходит к нам Станиславович (Кучук. – Ред.), Н’Дойе особо не думает и показывает ему на грудь: «Коуч, что это?» Кучук, естественно, голову наклоняет, и Н’Дойе всей ладонью как за нос его схватит. Вы бы видели глаза Кучука в первые секунды. Но он не обиделся, в итоге заулыбался и посмеялся. Мы потом Н’Дойе сказали, чтобы он так только с друзьями делал. На что он ответил: «Ничего не знаю, коуч – мой друг!».
 
– В детстве вы занимались карате. Насколько все это было серьезно?
– Это все было на любительском уровне, даже до соревнований не доходило. Первым тренером был мой папа, потому что он каратист. Вот он мне карате и преподавал, в основном с ним я и занимался. Но это было где-то полгода-год, с футболом оказалось невозможно совмещать.
– В состоянии сейчас применить какой-нибудь прием?
– Конечно, навыки остались очень хорошие. В жизни мне неоднократно приходилось драться, случаев было много. Когда был последний раз? Если честно, то не хотелось бы придавать этому огласку, пусть все это останется на моей совести.
– Ваш отец был не только каратистом, но и военнослужащим. Приходилось когда-нибудь стрелять из боевого оружия?
– Стрелять не доводилось, но в руках оружие держал. Когда отец работал в московской мэрии, на Тверской которая, приходил к нему и трогал его табельное оружие. В общем, стрелять не стрелял, но зато в мэрии побывал.
 
– Самая низкая температура, при которой доводилось играть в футбол в Томске?
– Мне там морозы даже не запомнились: холода в Томске переносятся гораздо лучше, чем в Москве. Может, было пару игр в минус пятнадцать, но перенес их вообще спокойно.
– В «Томи» вашим главным тренером был Валерий Петраков. Я не слышал, чтобы во время игры на бровке он использовал цензурные слова.
– Да, во время игры цензурные слова от него услышишь нечасто. Был один эпизод с Климовым и Петраковым. Я сидел тогда на замене, Климов играл на бровке рядом с Петраковым, а Валерий Юрич его все это время, так сказать, ругал на повышенных тонах. Климов терпел-терпел, потом не выдержал и сказал Петракову три нехороших слова. Валерий Юрич застыл, видимо, никак не мог поверить, что ему такое игрок сказал. Стоял-стоял молча, потом развернулся и сел на скамейку. Посидел еще немного, подумал и спросил второго тренера: «Как ты думаешь, это он мне сказал?» Это было нереально смешно. Но Петракова безумно уважаю и ценю – спасибо ему за все, что он для меня сделал.
 
– Однажды Хиддинк приглашал вас на сбор в национальную команду. Уверен, что он не мог над новичком не пошутить.
– Я был молодой совсем, он меня вызвал на матч с Азербайджаном. Представляет меня в раздевалке команде, говорит: «Вот Дима Тарасов, готовиться будет с нами». И тут же задает мне вопрос при всех: «Дима, а ты мне сигары привез?» Я смотрю на него с недоумением, а Хиддинк нисколько не смущается: «Что ты смотришь так на меня? Ты же вызван в команду, должен был привезти самые дорогие сигары». Я растерялся совсем, но Хиддинк улыбнулся и сказал, чтобы в следующий раз обязательно были сигары. Но следующего раза, правда, не было.
– Вы достаточно жесткий футболист. Были в вашей карьере случаи, когда вы наносили сопернику страшную травму?
– Нет, после моих действий ничего страшного не случалось. К примеру, сломать кому-нибудь ногу – это же страшно, очень боюсь такого. Поэтому стараюсь быть жестким, но в пределах разумного. Ведь ногу можно сломать либо случайно, либо специально, если это уже откровенное хамство. Эту грань я не собираюсь переходить.
– Ваша жена – ведущая реалити-шоу «Дом-2». Вам приходилось бывать на территории телепроекта?
– Да, я бывал на работе у жены. Знаю многих участников, некоторые из них интересуются футболом, подходят, спрашивают что-то. В принципе, все там то же самое, как и по телевизору. Только по телевизору все кажется маленьким, но на самом деле там огромная территория. Много домов, много всего, участники живут очень даже хорошо. Жена по вечерам мне иногда что-то рассказывает про проект, если там происходит что-нибудь интересное. Советуется ли со мной, кого выгнать? Нет, кого выгонять, не спрашивает, она и сама лучше меня это знает.
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск