Почему Вячеславу ГРОЗНОМУ – принципиальному стороннику «Турнира дружбы» - не звонит Газзаев, чем Романцев лучше Моуринью и зачем тренеру в Грозном лезгинка

 

 

Введут финансовый fair play - лучшие футболисты от нас уедут. Выход один...

– Я за то, чтобы футбол развивался. В Украине и в России. Сегодня финансовый fair play не пройдет практически ни один клуб России и Украины, - с жаром говорит ныне безработный тренер Вячеслав Грозный в большом интервью ua.tribuna.com. - Вы хотите, чтобы к нам приезжали игроки из Туркмении, Узбекистана, Киргизии и играли в наших чемпионатах? Я с уважениям отношусь к любым национальностям, но факт останется фактом: после финансового fair play лучшие футболисты от нас уедут.
 
В России здравые умы, экономисты высшего уровня это все посчитали. И решили: выход – это создание такой ситуации, когда к клубам нет никаких претензий. А какие могут быть претензии, когда есть спонсор – например, «Газпром», – который дает бонусы за занятое место?
Без разрешения ФИФА и УЕФА это невозможно. Но возможно – сохранив внутренние чемпионаты, сделать турнир дружбы, объединенный чемпионат – название непринципиально. По 9 лучших команд Украины и России играют в объединенном чемпионате, но по трем разным зачетам. Матчи между украинскими командами идут в зачет украинского чемпионата, между российскими – в зачет российского. Кроме того, идет объединенная таблица – для спонсоров, рекламодателей, бонусов. УЕФА это запрещает? Нет, мы им не мешаем.
Я предлагаю отменить лимит на легионеров. Из этих 18 команд 12 будут играть в еврокубках, а там отменен лимит на легионеров. Ненормально, когда внутри страны ты играешь одним составом, а в Европе – другим. Ну а про то, что уровень цен на украинских и российских игроков упадет, я даже не говорю.
Еще убирается проблема судейства. Матчи между украинскими клубами судят российские арбитры, между российскими – украинские. Матчи между клубами России и Украины – международные.
– Все прекрасно. Но что будет, если «Газпром» поиграется во все это год и больше давать миллиард не будет?
– Я не вижу смысла затевать все это на один год.
– Ну вот поменяется у «Газпрома» босс, будет он любить футбол меньше Алексея Миллера – и что дальше?
– В российский футбол сейчас и так вкладывается миллиард евро. Вот это миллиард «Газпром» и дает. Вы знаете, что рейтинг матча «Зенит» – «Шахтер» значительно выше матча «Реал» – «Барселона»? 1,8 – это у «Барселоны», 6,2 – у «Шахтера».
– Это вы где такие цифры взяли?
– А прочитайте, это все есть. Я же подготовленный к вам пришел. Рейтинг телевидения в этих матчах значительно выше. Потому что есть ностальгия по тому чемпионату, который был раньше.
Во всем этом проекте нет политической составляющей. В нем есть желание уйти от финансового fair play, а также усталость российских и украинских топ-клубов от того, что они варятся в собственном соку. «Шахтеру», «Динамо», «Металлисту», «Днепру» нужен новый вызов, им тяжело играть только внутри.
Где минусы? Покажите минусы?
– Вы отстаиваете эту позицию с таким жаром, будто рассчитываете на звонок от Валерия Газзаева – главы оргкомитета Объединенного чемпионата.
– Я сожалею. Сожалею о том, что работал в России восемь лет, но ни один человек не позвонил мне оттуда и не спросил: «Грозный! Ты работал и там, и там. Что думаешь?» Я хорошо знаком с Газзаевым. Мог бы хоть один звонок человек сделать? А Украине это очень выгодно. Мы будем получать полмиллиарда в год!
– Да, кстати, с какой стати Россия должна содержать Украину и давать эти полмиллиарда? При том, что происходит они будут почти что из карманов налогоплательщиков.
– Россия потеряет чемпионат высокого уровня. Ни один серьезный футболист не останется в России, где он будет иметь маленький контракт. Не будет Халков, Витцелей, уедут Кержаков и Анюков. И вы бы уехали, будь вы на их месте! Молодцы, мудрые люди в России, которые все это посчитали… Этот миллиард уже сейчас тратится. Этот же миллиард тратится все равно и не влияет на простых людей. У них не повышается пенсия, не улучшается медицинское обеспечение. Они как шли на футбол, так и будут идти.
 

Вайнах

– Все пишут: вот, Грозный все время хвалит Кадырова! Конечно, хвалю! И буду хвалить. Поднять свою республику из руин и сделать город-сад! Вы что, думаете, что из центра мешками кто-то деньги давал?
– А разве нет?
– У нас бюджет был ниже среднего уровня, ближе к нижней части. Там давали стройматериалы, помогали ими. Но денег никто не давал. И не будет давать. Мало того, по инициативе Кадырова, во всех силовых структурах – чеченцы. Мы знаем законы, традиции, рассуждает он. Зачем другие мальчишки будут страдать от всяких нюансов? Там же много нюансов, которые нужно учитывать. Вы видели, как недавно судья побежал за игроком «Амкара». Его спровоцировал футболист, который по матери его послал. Судья не прав, но и игрок не прав.
Рамзан Кадыров – очень сильный человек. Он поддерживает не только спорт – культуру, здоровье нации. Он очень любит свой народ. Я читал книгу его отца, он говорил: «Мое оружие – правда. Только правда может быть критерием для общения всех людей в мире. Нужно быть честным».
Я никогда не видел от него ни одного плохого слова. Никакой агрессии…
– Полтора месяца назад он прокричал на весь стадион: «Судья продажная! Козел ты!..» Это ли не агрессия?
– Я воспринимаю это как молодость руководителя такого уровня. Он иногда говорит эмоционально и с позиции болельщика. Конечно, не правы те, кто микрофон оставил там. Так бы этого никто не слышал. Рамзан Ахматович сразу извинился, сказал, что не прав, чтобы наказывали его.
– После матча в Томске вы обозвали судей «петухами». Жалели потом об этом?
– Я не о них, не о судьях. А о тех, кто стоял за этим, кто регулировал. Это целая система – и тотализатор, и другие. Судья – просто исполнитель. Тем более, мы потом пожимали друг другу руки: «Ты пойми, я не в твой адрес говорил». «Да я так и понял». Это я о тех, кто за кадром, кто заказывает киллеров.
– Случай, когда Рамзан Кадыров вас удивил?
– Он никогда не заходил в раздевалку в перерыве и до игры. Но как-то играли сложнейший матч, просто сложнейший. Я обычно три минуты не трогаю игроков. В это время работает только медицинский штаб. Нужно восстановить дыхание, на эмоциональном уровне можно наделать много ошибок. Прошло три минуты, я зашел в раздевалку, вот здесь стоит макет. Прежде чем двигать что-то на макете, я подхожу ближе к игрокам – чтобы быть вместе с ними, чтобы чувствовать биение сердца. «Ребята. Снимите напряжение. Много брака из-за того, что вы пытаетесь выполнить это на максимальной скорости. Чуть снизьте ее. Мне бы очень хотелось, чтобы вы понимали: здесь полный стадион. За нас – все эти люди, за нас – наш президент. Он так любит нас, так переживает в ложе…»
А мне помощник что-то показывает. Поворачиваюсь: Рамзан Ахматович тихонечко сидит в углу на стуле. «Грозный, я извиняюсь, что зашел. В раздевалке – ты президент. Мне просто хотелось помочь». «Да вы всегда нам помогаете…» И ушел. Тот матч мы выиграли у «Локомотива» 2:1.
Меня удивляло то, что меня, достаточно здорового мужика, Кадыров как пушинку поднимает. «Грозный! Молодец, ты самый лучший тренер!» Или: «Грозный! Давай лезгинку». «Да я не умею». «Да ты наш, давай!» Сердце поет, не я танцую – ноги сами! Просто хотелось для этих людей подарить радость.
Чеченцы очень гостеприимны. Если вы у них в гостях и корректно себя ведете, они никогда не дадут вас в обиду. И еще у них есть одно хорошее слово. Они мне говорили: «Грозный, ты вайнах!» То есть наш, свой. Я приехал в Киев, в супермаркетах чеченцы видели, подходили: «О, салам алейкум!» Как к брату своему относятся.
– Вашу пресс-конференцию после одного из домашних матчей «Терека» считают образцом подхалимства. Вы ушли, как только узнали, что Кадыров пришел в раздевалку.
– Я не подхалим. Президент не может долго находится на стадионе после матча – меры безопасности, свой график. Я прихожу на пресс-конференцию и говорю: ребята, президент должен зайти в раздевалку, я должен быть там. Ну это этика: представляете Путин зашел в раздевалку, а тренера нет. Поэтому я объявлял журналистам: когда президент придет – уйду; потом вернусь и буду продолжать столько, сколько буду вам нужен.
– Ролик с лезгинкой из программы «Футбольный клуб» вас обидел или понравился?
– Сначала я его не видел. Потом вижу – футболисты улыбаются: «Так танцуете!» Где? Потом дети звонят: «Папа видел ролик? Топовый в Ютубе!» Какой ролик? Знаете, это не я танцевал. Это душа танцевала. Мы играли с «Динамо» в Москве, выиграли 1:0 – защитник ошибся, Петре забил. Своих болельщиков мы благодарим всегда. Это нормально, в Болгарии в контракте записано: если команда не поблагодарила болельщиков на выездном матче – штрафуется главный тренер и все футболисты. Супер, меня такой пункт устраивает.
Мы подбегаем к трибуне, аплодируем. И они кричат: «Грозный! Лезингку давай». А я в Грозном пару па делал. «Я не умею». «Грозный, как умээшь. Мы же приэхали». Как я могу им отказать, как?!
Обижаться? Нет, у журналистов своя работа. Это лучше смотрится, чем если бы я скучно после игры говорил, кто как сыграл. Это тоже я.
 

Романцев. Техника чемпионства

– Вы много лет проработали с Олегом Романцевым. Опишите его одной фразой.
– Самый сильный российский тренер за всю его историю.
Романцев – это профессионализм высочайшего уровня. Иногда кажется, что сделали больше, чем нужно. Но ему все время мало. Я недавно прочитал книгу «Игрок в гольф и миллионер. Техника чемпионства». Там про общие принципы успешных людей – бизнесменов, журналистов, спортсменов, врачей. Один из пунктов – навязчивое внимание к деталям. Романцев – такой.
Пример. Матч «Реал» – «Валенсия» показывали по телевидению, а мы с «Реалом» в одной подгруппе Лиги чемпионов. «Викторыч, неплохо бы посмотреть матч вживую». «А смысл? Его ж показывают». «Там все великолепно покажут, да. Но живьем ты увидишь что-то такое, что телевизор не покажет». Я полетел и увидел. Увидел нюансы, которые не видны на картинке. Увидел расстояния между игроками, увидел, что пять игроков «Реала» не возвращаются при потере мяча. Кто куда смещается, кто под кого открывается. Привез целую папку, и Романцев говорит: «Вот видишь! А я этого во время игры не увидел».
– Объясните, почему при позднем Романцеве в «Спартаке» стало появляться столько мусора – из Африки, Южной Америки, балканских стран.
– Есть ситуации, на которые мы не можем повлиять. Бывает, что хозяева по чьей-либо рекомендации подписывают контракты, не согласовывая с главным тренером. Они имеют право, потому что они вкладывают свои деньги. Романцев многих игроков до подписания и не видел.
 

Грозный не слабее Моуринью, а Романцев - сильнее!

– О чем вы мечтаете?
– В Украине сложно принять ту команду, которую я хотел бы. Потому что я не из «Динамо». Это нормально, я все понимаю: в «Динамо» играло много ребят, которые прошли хорошую школу, имеют международный опыт. Я спартаковец, мне легче в России, меня быстрее позовут туда.
Мне не хочется работать с клубами, которые борются за выживание. А топ-команды заняты. Хотя я не слабее тех тренеров, которые там работают. Возможно – сильнее. Но это познается в работе.
Хочется принять команду, которая может выиграть Лигу чемпионов. И я найду такую команду. Господь даст возможность мне принять команду, которая выиграет Лигу. У меня есть возможность по мозгам и по амбициям это сделать. Пока я не нашел президента, который будет вкладывать такие деньги. Но Господь услышит.
– Это не обязательно будет украинский или российский клуб?
– Не обязательно. Клуб любой страны. Хоть турецкой. Почему Моуринью может выигрывать Лигу чемпионов? Чем он сильнее украинского или российского тренера? Тем, что он поверил в то, что может выигрывать. Я тоже верю, что могу выигрывать. Я верю, что российские и украинские тренеры одни из лучших в мире – если им будут доверять.
– Вы хотите сказать, что Грозный не слабее Моуринью?
– Не только Грозный. Романцев, например, сильнее Моуринью. Потому что он разнообразнее. Он тоньше ставит игру. Романцев был бы в состоянии выигрывать Лигу чемпионов со «Спартаком», если бы у него были игроки и финансы. Поставь его в «Реал» или «Барселону» – выигрывал бы.
– Простите, но Олег Романцев не говорит ни на одном иностранном языке.
– А Мирча Луческу говорит?
– Как минимум на итальянском.
– Зачем ему итальянский на Украине? А, может, Гус Хиддинк по-русски говорит? Это не мешало сборной России показывать один из лучших футболов на Евро-2008. А, может, Адвокат говорит по-русски? Знание языка не самое главное. Понимание футбола, уверенность в том, что ты делаешь, – вот, что главное.
А давайте возьмем такой факт. Уже 11 лет, как мы с Романцевым ушли из «Спартака». «Спартак» не может ничего выиграть все это время. Что, денег стало меньше? Привозили супертренеров, все равно – ничего.
– Так конкуренция выросла.
– Нет, не конкуренция. Просто нет тренера такого уровня. Если бы мы с Романцевым сейчас вернулись в «Спартак», гарантирую: в следующем году мы бы стали чемпионами. Га-ран-ти-ру-ю. Мы два сильных пилота. У нас был бы самый сильный штаб. И, кроме того, мы спартаковцы по духу.
– Меня всегда интересовало, на что живут безработные тренеры. На то, что удалось накопить?
– Я небогатый человек. Я никогда не заключал серьезных контрактов. Я слишком наивный, иногда работаю на доверии – не подписывая ничего. Я работал в запорожском «Металлурге». Там были честные люди, нам выплатили все, что должны были. Кроме бонусов за выход в еврокубки – и мы вынуждены были уйти.
А так – когда у меня нет работы, я просто уменьшаю запросы.
– Кому-то из футбольного мира хватает на жизнь 2000 долларов в месяц. Вам столько хватает?
– Да это много. Мне не надо много. Главное, чтобы работал интернет и спутниковое телевидение. Я неприхотлив в еде: уже 18 лет ем только рыбу и птицу.
Я полюбил футбол еще тогда, когда не думал, что он может приносить деньги. Я как любил футбол в детстве, так и люблю. Может, кто-то прочитает и скажет: Грозный наивный, из старого поколения. А я каждый год в тренировочные упражнения вношу новые упражнения! Я каждый матч смотрю с карандашом, делаю несколько пометок. Вот с приходом Спаллетти «Зенит» стал здорово использовать выходящего из глубины – и Широкова, и Денисова, и других. Моуринью лучше всех в мире переходит из обороны в атаку. Я все беру себе на вооружение.
Про Моуринью недавно вышел фильм. Там видно, что он не показной, что он настоящий. Если он к игроку в больницу едет, это не значит, что так надо – это значит, что он действительно этого хочет. Если он с кем-то воюет, это тоже не для показухи. А есть тренеры-показушники. Перед игрой смотрят, правильно ли у него повязан галстук, как он будет выглядеть по ТВ. Я во время игры не знаю, где у меня галстук – на груди, на плече или на спине. Меня жена спрашивает: «Ну ты видел, что у тебя чуб торчит?» «Да мне по барабану! Мне нужно было, чтобы он последний пас в шаг отдал, а тот выскочил один в один». А она: «Да ты больной».
Да, больной. И вылечить невозможно.
 

 

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск