Легенде - 88! У футболиста, отказавшего Сталину, забившего первый гол сборной страны в финальных турнирах ЧМ и принявшего на работу в России Капелло - юбилей

 
Легендарному футболисту, заслуженному тренеру СССР и России, первому вице-президенту РФС Никите Симоняну сегодня исполняется 88 лет. «Спорт уик-энд» поздравляет Никиту Павловича с днем рождения. На этих таких весомых по годам, особенно для футболистов, рубежах каждый год - словно большой юбилей. Мы не раз общались с Никитой Симоняном и в кулуарах футбольных матчей в регионах, и в его московском кабинете. Поэтому в день рождения легенды решили вспомнить некоторые наши публикации, в которых первый вице-президент РФС так увлеченно рассказывал о времени и о себе.
 

«Пеле в шутку попросил у меня извинения за победу над нашей командой»

(«Спорт уик-энд», 1 июля 2013 года)
 
В 55-ю годовщину дебюта сборной СССР на чемпионатах мира первый вице-президент РФС рассказал «Спорт уик-энду», как он был капитаном нашей сборной и стал автором исторического первого забитого гола нашей команды в финальной части чемпионатов мира,
- В роли капитана вы вывели сборную на первый матч финального турнира чемпионата мира и забили первый гол.
- Отлично помню этот гол. Я опередил капитана англичан Билла Райта и добил мяч, перед этим отбитый вратарём. Мы должны были выиграть, целый час имели полное преимущество и вели во втором тайме - 2:0. И обыграли бы англичан, если бы после обычного игрового столкновения, произошедшего вне штрафной, судья из Венгрии Жолт не назначил пенальти за несколько минут до финального свистка. А капитаном я был в этом матче, потому что Нетто из-за травмы играть не мог.
- Какое осталось впечатление от команды Бразилии? Известно, что Константин Бесков, после того как увидел эту сборную, предсказал её победу в турнире.
- Говорят, что сборная Бразилии на чемпионате мира-1970 была самой сильной за всю историю футбола. Не знаю, так ли это, но в 1958-м бразильцы произвели фурор. Во-первых, составом, затем расстановкой игроков по системе «4-2-4». Действительно - вратарь Жилмар; защитники: Джалма Сантос, Нилтон Сантос, Беллини, Орландо; полузащитники: Зито, Диди и нападающие: Гарринча, Вава, Пеле, Загало. До сих пор помню всех поименно. Уникальные футболисты. Мы проиграли выдающейся команде со счётом 0:2. Уступили по всем статьям. Когда через много лет Пеле приезжал в нашу страну, нас представили друг другу и он, видимо в шутку, попросил извинения за то, что его сборная в 1958-м обыграла нашу. Я сказал, что ему не за что извиняться – мы уступили великой команде.
- В 1958-м с бразильцами не играл самый, на мой взгляд, техничный футболист нашей страны за все годы - Сергей Сальников. Каково было его мнение о сборной Бразилии, славящейся техничной игрой?
- Он его высказал. После игры, когда все ушли из душевых, подошёл ко мне и сказал: «Старик, ты знаешь, конечно, обидно, что проиграли, но я получил удовольствие. Я видел спектакль».
 
 

«После того, как Аршавина освистали, Капелло решил его больше не вызывать»

(«Спорт уик-энд», 17 февраля 2013 года)
 
- Никита Павлович, благодаря вашему активному участию был привлечен к работе со сборной России Фабио Капелло. Можно констатировать, что его приглашение в нашу национальную команду было попаданием в «девятку»?
- В тот период я был исполняющим обязанности президента РФС, непосредственно вел переговоры с Капелло, на которых присутствовал еще и министр спорта России Виталий Леонтьевич Мутко. Итальянский специалист тогда обращался ко мне «господин президент». Но я сразу же предложил ему убрать «господ» из нашего общения и разговаривать как тренеры. Вы, мол, для меня Фабио, а я для вас – Никита. В заслугу Капелло, не умаляя достоинств Хиддинка и Адвоката, можно поставить то, что он, не дожидаясь подписания контракта, уже начал просмотр матчей РФПЛ. В один день побывал на игре в Москве и тут же прилетел в Питер на «Зенит» - «Амкар»… В итоге итальянец облетал столько российских городов и посмотрел столько матчей, сколько его предшественники не сделали вдвоем. Всё это говорит об очень серьезном подходе к своей профессии. Кроме того, Капелло стал смело вводить в состав новых игроков. На такой риск способен не каждый тренер. Он перестал приглашать в национальную команду Павлюченко, Погребняка и Аршавина. Хотя последний был вызван на товарищеским матч с Кот д’Ивуаром после того, как Капелло слетал в Лондон на встречу с тогда еще капитаном сборной. Аршавин вышел на поле во втором тайме, но затем он перестал вызываться в сборную.
- Из-за отсутствия необходимой игровой практики в «Арсенале»?
- Не только. Когда я поинтересовался по поводу Аршавина у Капелло, то он спросил: «Никита, ты смотрел матч с ивуарийцами?». Я ответил: «Конечно». «В первом тайме меня все устраивало, команда играла хорошо, - продолжал итальянец.- На вторую половину я выпустил Андрея, но болельщики его начали освистывать, встретили негативно. И это отразилось на игре всей команды. Поэтому я и принял решение в дальнейшем не вызывать Аршавина в сборную». В итоге в нашей национальной команде появились новые люди…
- Стоит ли перед Капелло задача провести в сборной смену поколений, поскольку помимо Аршавина и других перечисленным вами игроков перестал вызываться и тот же Зырянов? Или же он это делает по своей инициативе?
- По своей. Хочу напомнить еще одно заявление Капелло. После работы со сборной России он сказал, что закончит тренерскую деятельность. Фабио ставит перед собой цель не только отобраться на чемпионат мира, но и сыграть там достойно. При этом он собирается жить в Москве, а не бывать в столице наездами, как Хиддинк и Адвокат, которые жили в гостиницах. И уже обзавелся квартирой.
 

В 2018 году у руля национальной команды будет отечественный тренер

 
- Нет ли у вас как у тренера сожаления, что уже не первый отборочный цикл РФС не может найти для сборной отечественного специалиста - один иностранец сменяет другого?
- Так ведь это касается не только национальной команды. У нас половина тренеров в клубах РФПЛ иностранцы. На сегодняшний день сложилась такая ситуация. Хотя Валерий Газзаев тоже рассматривался в качестве кандидата перед назначением Капелло на сборную. Но итальянский специалист перетянул своим авторитетом и послужным списком, который у него есть. Тренерская проблема у нас, действительно, стоит очень серьезно. Я являюсь председателем комиссии по лицензированию и знаю ситуацию изнутри. Конечно, есть ребята из числа молодых специалистов, но они должны доказать своей работой, что способны возглавлять не только ведущие клубы, но и национальную сборную. Не сомневаюсь, что их время придет. Думаю, что к 2018 году у руля сборной России будет стоять отечественный тренер.
 

...Мыши - в пляс

 
- Раздаются настойчивые призывы вернуть чемпионат России на круги своя – на «весну - осень». А вы как считаете?
- В свое время я был противником перехода на «осень - весну», достаточно резко против него выступал, но пришел Сергей Александрович Фурсенко, который объявил о том, что мы переходим на новую систему проведения чемпионата. Николай Александрович Толстых, возглавлявший в тот момент ПФЛ, тоже был категорически против, началась «война», в результате которой Толстых усилиями Фурсенко «ушли». Какие были аргументы? Все-таки каждые два года летом проводятся чемпионаты мира и Европы, во время которых мы все равно не можем проводить свое национальное первенство. Раньше, при Советском Союзе, когда наша сборная не попадала на эти турниры, и в командах отсутствовали легионеры, внутренний чемпионат продолжался. Но сейчас мы просто обязаны отпускать игроков в свои сборные. Есть еще один момент. Никто ведь не возмущается, почему в еврокубках нам приходится заканчивать играть в декабре, а начинать в середине февраля. Не требуем от УЕФА пересмотреть календарь, поскольку знаем, что получим ответ – мол, это ваши проблемы, вся Европа так играет. Значит, нужны поля с подогревом, современная инфраструктура… Словом, время покажет, нужно ли нам возвращаться на круги своя.
- Еще одна болевая точка – соотношение россиян и легионеров в составах команд. Сейчас разрешено четыре игрока с российским паспортом и семь иностранцев. Причем некоторые клубы вообще ратуют за отмену лимита…
- А вы сами за расширение лимита или же за его сокращение?
- Я считаю, что во всем необходима золотая середина, но российских игроков все равно на одного должно быть больше…
- Абсолютно с вами согласен. В составах команд должно быть шесть россиян и максимум пять легионеров. Но, к сожалению, 4 июля прошлого года, когда уходил в отставку Фурсенко, поручивший мне ведение Исполкома РФС и напутствовавший, чтобы мы отстояли формулу «5+6», произошло расширение лимита в сторону иностранцев. Не буду называть фамилий, на кого выходили агитировавшие за это люди, призывавшие голосовать за расширение, но это случилось. Причем бывший президент РФС персонально просил этих членов голосовать за сохранение лимита, но они поступили по-другому. Такое тоже бывает. В итоге получилось «4+7». Посмотрим, что изменится после окончания чемпионата. Хотя я знаю, что некоторые клубы ратуют за полную отмену лимита. Например, один из руководителей, у которого играет всего один доморощенный воспитанник, на прямой вопрос, почему местная футбольная школа не готовит игроков для основного состава, откровенно заявил, что ему проще купить иностранца, чем вырастить своего. Хотя именно подготовка резерва должна стоять во главе угла, чтобы команды пополнялись доморощенными, отечественными футболистами. Тогда и Кокорина не придется делить между сборными…
 
 

«Сталину отказать смелости хватило. За это он меня и ценил...»

Первый вице-президент РФС не верит байкам о существовании «расстрельного приказа» сына вождя за свой отказ перейти из «Спартака» в команду ВВС и носит цветы на могилу Василия Сталина
(«Спорт уик-энд», 8 июля 2010 года)
 
- В 1951 году «Спартак» по окончании сезона поехал отдыхать в санаторий имени Орджоникидзе в Кисловодск, - рассказывает Симонян. - Прошла, наверное, неделя, как мы выбрались с ребятами в клуб в кино. Вдруг прямо во время фильма в кинозале объявляют: «Симонян, на выход!» Стоят в фойе двое, я обоих знал - это адъютанты Василия Сталина. Первый - Капелькин Сергей Михайлович, бывший футболист ЦДКА, обладавший в свое время очень мощным ударом, а второй - Миша Степанян.
«Никита, пошли, есть разговор!» Отправились мы на госдачу - благо, это совсем рядом. Ну и начали они меня уговаривать переходить в футбольную команду ВВС: «Понимаешь, Василий Иосифович прислал за тобой военно-транспортный самолет, он на аэродроме в Минводах - под всеми парами ждет». Нет, говорю, вы что, я не могу. «Ты же знаешь, что сейчас в ВВС пришел Всеволод Бобров, с Севой вы составите спаренный центр...»
Позже, когда я играл в «Спартаке», мне нечто подобное говорил Пономарев: «Зря ты в «Торпедо» не перешел, мы бы с тобой в паре знаешь как терзали бы всех сдвоенным центром...» «Ладно, Саш, - отвечал. - А так и ты в «Торпедо» состоялся, я тоже угадал со «Спартаком», а так, кто знает, чем бы все обернулось».
Ну а мои бравые полковники в Кисловодске меня дальше уламывают: мол, Сталин как депутат Верховного Совета тебя срочно на прием приглашает. Отвечаю: хватит дурака валять, не поеду я никуда из команды. Они меня, конечно, очень здорово напоили и стали на жалость давить: «Представь, мы - военно-транспортная авиация, командующий ВВС Московского военного округа за тобой самолет прислал, нас двоих своих адъютантов отрядил... Что мы ему доложим? Не справились с задачей? Давай слетаем, сам ему откажешь - и все».
Что там по молодости сильно упираться, тем более «разогретому» - согласился.
Отвезли они меня в Минводы, уложили на борту, закидали унтами и брезентом, чтобы никто не нашел... Сели в Центральном аэропорту в районе нынешнего метро «Аэропорт», сейчас там все жилыми домами застроено. Встретил меня некий полковник Соколов - командир спортивной роты ВВС - и сопроводил в особняк Василия Сталина на Гоголевской набережной. Провели сразу на второй этаж, там усадили на диван - жди. Вскоре появился Василий Иосифович, и буквально с порога ко мне: «Ну вот что, я поклялся прахом своей матери - ты будешь в моей команде... Сам знаешь, такие обещания редко даются. Отвечай, будешь играть за ВВС?»
Опять, не понимая до конца, какие будут последствия и осознавая, что никуда из «Спартака» не уйду - отказываюсь. Он на удивление спокоен: «Да? Ну иди..» Я с радостью, что так просто и быстро все закончилось, выскакиваю в коридор - и помчался вниз по лестнице. Меня догоняют, мол, снова командующий просит.
Тогда секретарем Московского областного комитета был Никита Хрущев, а городского - Румянцев Иван Иванович, причем по статусу областной руководитель был выше городского. Поскольку «Спартак» был чисто городской командой, которой ведали и Моссовет и городская парторганизация, то область тут довлела. Сталин мне говорит: «Тут мне сказали, что ты боишься препятствий со стороны Хрущева - не беспокойся, я улажу вопрос с твоим переходом, тебе ничего не сделают». «Да нет, Василий Иосифович, - отвечаю, - я знаю, что если дам согласие, через пять минут буду в вашей команде. Но понимаете, благодаря тренеру, благодаря партнерам я состоялся как игрок в «Спартаке». Разрешите мне остаться играть в своей команде».
Сталин, обращаясь к своему окружению - а собралось их там немало - сказал: «Вы слышали, человек мне говорит правду в глаза. Спасибо тебе за это. Иди, играй за свой «Спартак», и запомни, что в любое время, с любыми вопросами я всегда тебя приму - поезжай!»
Умчался... Жил я достаточно далеко, на Песчаной улице, сижу дома и думаю, как же добираться теперь к команде в Кисловодск. Наверное, после отказа никто и не вспомнит, что обещали меня назад вернуть. Время было уже достаточно позднее - что-то около 10 вечера, вдруг - звонок в дверь. На пороге - солдатик, который и протянул мне, как сейчас помню, билеты на поезд до Кисловодска и обратно и воинское требование «Форма № 28» со звездочкой - за счет минобороны, следовательно, поездка. «Постой, - говорю. - А обратный-то билет зачем?» Не могу знать, отвечает боец, это, мол, приказ командующего ВВС Московского военного округа. Щелкнул каблуками и ушел. Поезд отправлялся после полуночи, время еще было, но сборы мои прервал телефонный звонок. Виктор Иванович Макаров - бывший председатель российского совета «Спартака», перешедший на работу к Василию Иосифовичу. Последняя супруга младшего Сталина пловчиха Капитолина Васильева была подругой жены Макарова, тоже занимавшейся плаванием - через женщин Виктора Ивановича и уговорили...
«Никита, мне, - говорит Макаров, - командующий приказал провожать тебя на вокзале до тех пор, пока не скроется последний вагон твоего поезда. Ты ему очень понравился прямым ответом. Но, слушай, время позднее, я, наверное, не поеду, но если вдруг САМ тебя потом однажды спросит, скажи, что все так и было...» Да о чем речь, отвечаю, не волнуйтесь, я сам доберусь. Так и уехал из Москвы.
- А как отреагировали тренеры «Спартака» на ваше отсутствие на сборах?
- Конечно, возмутились: «Где шлялся?» - и так далее. Все правильно, меня ведь не было несколько дней... Но решил их завести: «Но-но, говорю, поосторожней, перед вами офицер Советской Армии!» И показываю ту самую нереализованную «Форму № 28» на проезд из Кисловодска в Москву. «Понятно, - отвечают, - ну и вали.Спартаковцы тебе морду, конечно, набьют - и правильно, между прочим, сделают!»
Пришлось их «огорчить» (смеется).
А после смерти отца, как вы знаете, Василий Иосифович был арестован не без давления Берии, который всегда конкурировал с ним в футбольном противостоянии «Динамо» и ВВС. Да на сына Сталина еще много всякого с перепугу наплели из-за этого ареста. Мне Сергей Сальников рассказывал о показаниях на суде того же полковника Соколова, с которым я встречался, что якобы Василий Иосифович давал ему указание застрелить меня из-за угла после отказа играть за ВВС. «Не может быть! Не верю!» - сразу Сальникову сказал, а он на меня матом: мол, да разве я тебе врать буду...
Как-то позже ужинали мы с Сергеем Сальниковым в «Арагви», вдруг открывается дверь и заходит с кем-то из приближенных освобожденный уже из заключения Василий. Бросился ко мне, говорит: «Как я рад этой встрече, Никита! Я так соскучился по футболу, очень хочется поговорить об игре с толковым человеком». Отвечаю: «Да я тоже очень рад, в любое время готов, Василий Иосифович, с вами говорить о футболе». Не выдержал и спросил-таки в том разговоре на бегу о показаниях Соколова. «Да там на суде такое наплели - я тебе при встрече больше расскажу, но главное - так хочется еще почувствовать себя причастным к футболу, поговорить - если б ты только знал...»
На том и расстались, а поговорить так и не успели. Вроде бы он старушку сбил машиной и его срочно отправили в Казань, где он и умер. Прах уже позже перевезли и перезахоронили на Троекуровском кладбище, в третьем секторе. С тех пор я, бывая там, кладу букетик на могилку Василия Иосифовича и медсестры, которая была с ним до конца - они вместе захоронены. Ведь он со мной обошелся по человечески, хотя время было такое, что мог просто раздавить и растоптать. А он, кстати, иногда этим даже козырял и пользовался в своих целях. Когда Сталина обвиняли в том, что он переманивает игроков, он обычно отвечал: «Я не переманиваю, я предлагаю свои условия. Вон Симонян отказался - и спокойно играет за свой «Спартак».
- Удивительная история. Специально на Троекуровское ходите?
- Нет, там упокоен мой большой приятель - музыкант Большого театра, поэтому мне есть кого там навестить. Там и Люба Полищук, и Галкин, и Степанов - много очень известных артистов и музыкантов.
- В «Зените», звезд с неба тогда не хватавшем, блистал вратарь Леонид Иванов. О его всесоюзной популярности ходили легенды. За ним и другим зенитовцем - Марютиным тоже прилетали посланцы главкома ВВС. Ребятам вроде бы даже пришлось прятаться целый день, пока полковники не улетели обратно в Москву ни с чем. Говорят, только при помощи наркома оборонной промышленности Устинова удалось пресечь дальнейшие попытки Василия...
- Много историй сейчас ходит об этом, но на примере «килера» Соколова вы же видите, что большинство из них, скорее всего, просто вымысел. Главное, чтобы футбол наш жил и шел в гору, развивался. У нас, ветеранов, есть еще порох, чтобы приносить ему пользу. И я считаю, что правду утаивать нельзя. Василий Сталин спорт любил и многое сделал для развития футбола в нашей стране...
 
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск