Юрий ГЕРАСИМОВ: Перерыв, счет 6:0 в пользу «Зенита», а Морозов разнос устроил!


Вторую часть интервью с автором нескольких рекордов в истории «Зенита» Юрием Герасимовым логично начать с обсуждения самого уникального из его личных достижений - четырех забитых мячей в одном кубковом матче. Этот «покер» в «Зените» пока не удалось повторить никому. Более того, он был осуществлен за ОДИН ТАЙМ! И состоялся при любопытнейших обстоятельствах.

- Юрий, как же ты в 1981-м умудрился четырежды за полчаса игрового времени (голы Герасимов забил на 12?й, 29-й, 42-й и 43-й минутах. - Прим. А.К.) огорчить очень приличного вратаря кутаисского «Торпедо» Автандила Кантария?
- Так получилось (смеется)... На Кубок я вообще много забивал, традиционно удачно в этом турнире все складывалось. А вспоминая тот матч с кутаисцами, скажу, что самое интересное было не в первом тайме, а в перерыве после него. Не говоря уже о событиях перед той игрой!
- Что за события?
- Мы же с Юрой Желудковым только накануне кубковых игр «Зенита» в отборочной группе (серия из пяти матчей за 12 дней февраля и марта, в которых Герасимов забил 6 мячей. - Прим. А.К.) прилетели в Ленинград. И не откуда-нибудь, а из Южной Америки! Ездили туда в составе второй сборной Союза, она тогда называлась «сборная клубов СССР».
Неслабая, скажу тебе, «предсезонка» получилась - 8 матчей за две недели! Соперники крепкие, со сборными местными тоже встречались... Так вот, прилетаем обратно в Ленинград в феврале, стоим, уставшие, в аэропорту, холодно, вечер. Переглядываемся: «Ну что, на базу? Ой, неохота...» Юрка уже женатый был, говорит: «Может, позвоним Андреичу, попробуем отпроситься хоть до утра?» Морозов, слава богу, разрешил: «К завтраку чтоб были на базе!»
Утром приезжаем в Удельную, а Андреич нас обоих ставит на вечернюю игру в стартовый состав! Вот психолог был великий: и Юрка, и я ? даром что прямо из Южной Америки - по голу в ворота «Зари» забили!
А в перерыве матча с Кутаиси Юрий Андреич опять удивил. С другой стороны... Ты вот только представь: «Зенит» выиграл первый тайм со счетом 6:0! Володя Казаченок гол забил, Игорь Яковлев, я еще четыре добавил - а Морозов недоволен! Разнос в раздевалке устроил! Мне и Юрке, который только и успевал голевые передачи отдавать. «Ты, Желудков, видишь на поле одного Герасимова, а ты, Герасимов, смотришь только на Желудкова!». И, представляешь, на эмоциях своих знаменитых заменил Юрку на молодого Кропина. Тот, правда, тоже забил - в итоге мы 8:1 выиграли.


«С этими бумажками вы можете сходить...»


- Вы ведь с Желудковым вдвоем практически весь путь в большой футбол прошли - из ленинградского «Динамо» в «Зенит» по решению того же Морозова...
- Да, с Юркой мы всю жизнь вместе, но в «Динамо» в 77-м году попали разными путями. Ему тогда все-таки полегче было. Желудков - эта фамилия уже считалась известной в городе, Юрка и в «Смене» звездой был, и по юношеским сборным поездил... А меня в ленинградское «Динамо» порекомендовал мой первый тренер, Владимир Александрович Плуцинский, царство ему небесное, выдающийся энтузиаст своего дела был, сколько будущих мастеров для футбола и хоккея в колпинских школах разыскал и воспитал! Позвонил в «Динамо» тренеру Васильеву: «Посмотри паренька, может толк из него получиться...»
Приезжаю один, 18-летний, в Ленинград на тренировку. В зале ? полтора десятка известнейших игроков, все бывшие зенитовцы: Фокин, дядя Саша Николаев, Иванов, Пронин, Зинченко, Хромченков... «Давай, молодой, с нами». На тренировке я только головой вертел в разные стороны - с такой скоростью мяч мимо меня летал (смеется). Потом в двустороннем матче поставили. Вечером Плуцинский меня спрашивает, как сыграл. А что отвечать, если за всю игру я два раза мяча коснулся и один раз его в стену вместо ворот отправил?! Анатолий Николаевич Васильев после игры задумчиво так протянул: «Ну, приходи-и-и...» Дескать, не выгонять же тебя сразу. Повезло, дали шанс ? и я в него вцепился. И огромное спасибо Жоре Хромченкову - он меня под свою опеку в команде взял.
- Три сезона, 56 матчей в ленинградском «Динамо» - и вот оно, приглашение в «Зенит». Но, слышал, вместо «Зенита» вы с Желудковым едва в «Кайрат» не уехали?
- Было дело. Дослуживали мы с Юрой свой армейский срок в «Динамо». Вдруг звонок: «Я - начальник команды «Кайрат» Алма-Ата, нахожусь в Ленинграде. Не могли бы подъехать в гостиницу к Московскому вокзалу - есть разговор». Приехали. Разговор был деловой: «Приглашаем вас обоих в «Кайрат», ключи от квартир и машин уже ждут, даем 250». Мы с Желудем переглянулись: в «Динамо» 130 получали. А кайратовец добавляет: «250 - это только зарплата, с премиями все 400 набежит, если не 500». Как тут откажешься? Подписали мы с Юркой бумаги, раньше они трудовым договором назывались.
А ближе к концу года - другой звонок. От Морозова, из «Зенита». Категоричный. «Такого-то числа в такое-то время прибыть на базу». Приезжаем. И Юрий Андреич с ходу свою осведомленность показал: «Да какой еще «Кайрат»?! Вы же свои, местные ребята, вы в «Зените» должны места в составе добиться!» - «Да мы подписали уже...» - «С теми бумажками, что вы, военнослужащие, подписали, знаете, куда можете сходить?!»


За администратора Мотю и ящик шампанского


Поехали с Юркой на первый сбор «Зенита» в Дагомыс. 33 футболиста на 11 вакансий - какое там «место в составе»?! В атаке Казаченок, Клим ? Володя Клементьев, Тимофеев Юра, еще Редкоус, который позже в «Торпедо» уехал - и группа молодых, включая нас с Желудковым. Как хочешь, так и пробивайся. Но еще раз повторю: повезло мне с Морозовым. На первую же игру Андреич ставит и Юрку, и меня! А она в Алма-Ате! Перед матчем подходит тот самый начальник: «Зря не приехали. У нас бы всё имели...»
И запорол я шикарный момент уже на 10-й минуте. Чисто выскочил один на один с Ордабаевым ? здоровый вратарь в «Кайрате» был, - но бездарно, со всей силы, засадил ему в грудь мячом... А во втором тайме Гладилин «Зениту» два забил, и проиграли мы. В раздевалку не шел ? плелся. А Юрий Андреич даже ругать не стал. Успокоил, встряхнул - и на второй матч, с киевским «Динамо», опять поставил! И забил я, окрыленный морозовским доверием, два мяча вратарю Роменскому. Первый из них - до сих пор самый дорогой в карьере. Удар получился ? лучше не придумаешь, из-за штрафной, в дальнюю «девяточку»...
- Да, самый памятный гол - и впрямь на загляденье. А самая памятная игра?
- Чемпионский матч с «Металлистом» в забитом до отказа СКК, само собой, особняком стоит. А еще я бы выделил последний матч чемпионата СССР-1983 - с «Жальгирисом» в Вильнюсе. Предыдущую игру мы 0:2 «сгорели» в Минске. Упустили шанс стать третьими. Садырин, который в первый же год работы мог выиграть медали, был чернее тучи. А тут еще задержали в аэропорту наш рейс... В общем, прилетели в Вильнюс ближе к полудню. Встречает нас Мотя (легендарный администратор «Зенита» Матвей Соломонович Юдкович. - Прим. А.К.) и ошарашивает: «Игру днем назначили, она через 3 часа». Мы в один голос: «Матюша, да ты что, мы на сумках в аэропорту полдня просидели, спина затекла, ноги затекли - как играть?» А Мотя в ответ: «Ребятки, я вас прошу: за меня сыграйте! А я вам ящичек шампанского уже припас... Сыграем, пообедаем и в 6 вечера уже дома будем, разве плохо?»
Начинаем играть - боже ты мой! «Жальгирис» дома в том сезоне никому вообще не проигрывал. Победил бы и нас - четвертым становился. Мяч литовские защитники вместе с нашими ногами выносили, судья «Зенит» свистками обложил... Как 1:0 выиграли - до сих пор не пойму, но Клим шикарный победный мяч забил! Сами стали четвертыми вместо вильнюсцев, отметили это дело, Мотя сказал нам «спасибо», мы - ему, и к вечеру действительно в Ленинград вернулись. Неплохо получилось!
- Очень неплохо ты начал и следующий сезон, ставший для «Зенита» чемпионским, но...
- Вот именно - «но»... На Кубок два забил «Даугаве», потом еще гол - «Арарату». Четвертьфинал играли в Сочи с «Торпедо». Самый конец матча, счет 0:0, Валерка Золин дает сильную «свечу» в бровку... Безнадежный пас, но нас так учили - «бежать за каждым мячом!». Вот я и прибежал... Нога угодила в дренажную канавку, и я по инерции - всем весом сверху. Колено распухло мгновенно, еле доковылял до тренеров. Садырин ахнул: «Где ж ты успел?» Вернулись домой, привезли в Военно-медицинскую академию, на третий этаж. А внизу лежали воины-афганцы. Мальчишки совсем ? но кто без руки, кто без ноги... Ужас. Шок. Мы же ничего не знали, про войну эту проклятую и не сообщалось толком. Страшно вспомнить...
Лечил меня генерал Ткаченко, благодарен ему и по сей день. Профессионал! Когда меня в операционную привезли и он навстречу с огромным шприцем вышел, у меня аж в глазах потемнело. А он так ловко мне зубы заговорил, что я самого укола вообще не почувствовал, когда мне лекарство в колено закачивали.


«Зенит» - команда на всю жизнь


- Восстановиться тебе удалось довольно быстро, но место в составе было уже занято. Обиды на Садырина не держал?
- Юрка забивал, Клим забивал, Чухлов с Дмитриевым свои важные голы тоже добавляли. Какой же тренер будет от добра добра искать? Все справедливо было. Один только раз имел моральное право досадовать. Пал Федорыч выпустил на 25 минут в Баку, и я успел сравнять счет - 2:2. Важную ничью увезли, а следующая игра - в Тбилиси. Ну, по футбольному закону я должен был выйти, а Садырин выпускает на замену Дмитриева. Вроде обидно, но Серега забивает два мяча, а Клим - тут же третий! И на что здесь обижаться, когда тренер такую феноменальную интуицию проявил?
- Но весной 1987 года ты все-таки покинул «Зенит». Всего в 29...
- Играть хотелось, а не доигрывать понемножку. Вот и решился на понижение в классе. Не скажу, что всегда угадывал с командами, но сезон-89 в горьковском «Локомотиве» и сейчас приятно вспомнить. Руководство что обещало, то и выполняло. Особенно потряс случай с одним игроком, который прошел сборы, но в состав не пробился и был отчислен, но обещанную машину ему вдогонку отправили! Начальник местной железной дороги Омари Шарадзе просто сказал: «Я ему обещал, слово надо сдержать. А то, что он команде не подошел, это дело тренера». Тренер у нас, конечно, колоритный был. Валерий Овчинников по прозвищу Борман. На установке всегда с чашечкой кофе, «Мальборо» в руках. А сама установка предельно короткая: «Вы должны их порвать, перекусить прямо на поле! А как играть, сами знаете - профессионалы недаром. И сумму премиальных тоже знаете, напоминать не буду». Играли мы и впрямь недаром. И в такой обстановке, при заботе руководства играли хорошо. Я 29 мячей в чемпионате забил, и еще 7 добавил в переходном турнире, став лучшим бомбардиром во второй лиге. Но главное - «Локомотив» поднялся рангом выше.
- И все-таки, Юр, мне лично безумно жаль, что ты отыграл за «Зенит» лишь 180 матчей и забил только 44 мяча. Если бы не эта травма в Сочи, не перенесенный в 82-м гепатит... Сколько еще побед могло быть и у тебя, и у «того» первочемпионского «Зенита», не переоцени он собственные силы!
- Знаешь, не было ведь какого-то безумного празднования, диких загулов. Раздули слишком эту тему. Того же Валерку Брошина крайним сделали... А ведь виноваты в определенной степени были все вместе - команда, тренерский штаб. Наверное, мы, игроки, вовремя не смогли понять, какие тяжелые «медные трубы» свалились на плечи Садырина - совсем молодого тренера, который на второй год самостоятельной работы выиграл золото чемпионата СССР! Павел Федорович, в свою очередь, стал отдаляться от команды -так просто прийти к нему и поговорить о наболевшем, как раньше, стало невозможно... Да, потенциал еще был большой, жаль, что мы его не реализовали. Но что толку теперь гадать, как бы все сложилось? Может, и чемпионами бы в 84-м не стали, если бы тем летом Кубок выиграли...
Я тебе так скажу: грех мне жаловаться, если судьба подарила мне сразу 7 с лишним лет игры в большой футбол в ТОМ «Зените». Эта команда со мною навсегда. И я вместе с ней - тоже.
Александр Кузьмин.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск