Митрофанов: Трансферные права на Халка приобретены за 40 млн с рассрочкой на 3 года, на Витселя - те же 40, но на два года



Канунников, Семак, Лазович и Малафеев остаются, Глушаков и Дзагоев не продаются, все остальное - слухи.

Чтобы развеять слухи о стоимости звездных новичков «Зенита» - Халка и Акселя Витселя, генеральный директор действующих чемпионов России пошел на редкий шаг и согласился показать главному редактору «Р-Спорт» Василию Конову оба контракта – и с «Порту», и с «Бенфикой». Попутно он рассказал о зарплатах, несостоявшихся покупках и трансферной политике петербургского клуба.

- Главный вопрос – сколько стоят Халк и Витсель, и как продвигались переговоры?
- Как вы лично можете убедиться, в обоих случаях в контрактах стоит одинаковая сумма – 40 миллионов евро. Эта цена соответствует рынку. Как вы знаете, в контракте Халка были прописаны отступные в 100 миллионов евро. У Витселя в контракте с лиссабонцами были проставлены отступные в размере как раз 40 миллионов, но при одном условии: о желании перейти в другую команду он должен был сообщить за месяц. На деле все происходило в гораздо более сжатые сроки, и в принципе, «Бенфика» могла на сделку и не пойти. Но мы боролись до последнего. Кроме того не только мы вели переговоры по этим игрокам. Витсель, например, входил в сферу интересов мадридского «Реала», он шел вторым номером в списке приоритетов королевского клуба после (Луки) Модрича, и, конечно, «Бенфика» выжидала до последнего в расчете на сделку именно с «Реалом». В итоге, «сливочные» договорились с Модричем в последний момент (31 августа) и на этом остановились. У нас же осталось всего три дня на сделку по Витселю.
Сейчас вы можете видеть, как в Португалии идет перетягивание каната между двумя клубами – кто кого выгоднее продал. Ведь и «Порту», и «Бенфике» необходимо было объяснять своей торсиде, почему они отдали своих лучших игроков, и какую выгоду получили от этого. Основная мысль заключалась в том, чтобы ни в коем случае не проиграть конкурентам даже на трансферном поле. И уж если продать своих лидеров, то только при условии, что то же самое сделает соперник – все остаются в равных условиях.
Последняя стадия переговоров проходила в Лиссабоне. Вы не поверите, но клубы до последнего оглядывались друг на друга, а подпись «Бенфики» на контракте Витселя появилась только после того, как они убедились, что «Порту» продал нам Халка! Только после того, как этот контракт был зарегистрирован в системе ТМС.
- На контракты все-таки можно посмотреть?
- Да. Понятное дело, сделать копию нельзя, но лично можете убедиться – это контракт Витселя, это контракт де Соузы – Халка. Суммы указаны на вторых страницах контрактов. Никаких дополнительных соглашений нет.
Действительно, в обоих случаях цена за 100 % трансферных прав на Халка и Витселя стоит одинаковая – 40 миллионов евро. При этом за Халка сумма будет выплачиваться тремя траншами, которые, согласно контракту, рассчитаны до лета 2014 года, за Витселя - двумя траншами до лета 2013 года. При этом на данный момент никаких денег ни "Порту", ни "Бенфика" еще не получили.
- И никаких дополнительных опций?
- Одна есть - 10% от следующей продажи Халка получит «Порту», если стоимость бразильца при трансфере составит свыше 70 миллионов евро. «Бенфик» получит 10% если Витсель будет продан за сумму свыше 60 миллионов. Больше никаких бонусов и никаких долгов с нашей стороны. Никаких выплат третьим лицам. Мне сложно понять, каким образом выводят те суммы, которые мы видим в некоторых российских и португальских СМИ. Мы не знаем механизма ухода игроков из «Бенфики» и «Порту». Ведь у одного был еще контракт на четыре года, у другого - на три. В любом случае, не важно, сколько они выгадали от этих сделок, важно – сколько мы потратили. Мы с самого начала говорили, что не готовы потратить на одного игрока больше, чем когда-то потратили на покупку Данни. В 2008 году мы заплатили 30 млн евро и приобрели Данни на четыре года. Сейчас сумма каждой сделки составила 40 млн. евро, но контракты рассчитаны на 5 лет. Мы купили игроков на выгодных для себя условиях: оба португальских клуба хотели единовременных выплат, мы не готовы были это делать и в итоге приобрели футболистов с возможностью заплатить в рассрочку. Плюс – это игроки уровня любого топ-клуба ведущих европейских чемпионатов, любая команда хотела бы видеть их в своем составе. Мы это тоже учитывали при покупке. Немаловажно и то, что приобретение Халка и Витселя, вообще игроков подобного уровня, повышает шансы на стабильное увеличение дохода клуба за счет успешного выступления в Европе. Хотя, конечно, пример «Реала» показывает, что ничто не гарантированно. Плюс, это возможность увеличивать коммерческий потенциал клуба - для нас открываются совершенно неосвоенные еще рынки. Халк, например, очень популярен в Японии, где он играл до Португалии. Уже сейчас мы можем наблюдать, как бренд «Зенита» в связи с последними приобретениями приобретает иное, скажем, более громкое звучание во всем мире. Наверняка прирастет и армия наших болельщиков, которая только в России сейчас составляет 12 миллионов человек. Важно, что мы первыми привезли в Россию звезд мировой величины, находящихся в расцвете сил, а не на закате карьеры. Ну и конечно же, последние приобретения - это повышение интереса и доверия со стороны игроков топ-уровня, которые наблюдают за переходами коллег в российский чемпионат. Они видят, что к нам можно ехать за продолжением и развитием карьеры. У нас в клубе созданы все условия.
- Зарплаты - понимаю, что этих контрактов вы не покажете, но все же – от 6,5 до 10 миллионов евро в год, плюс подъемные. Такие цифры зарплат Халка и Витселя фигурируют в прессе.
- Мы подписали их на похожих условиях, что и Данни. Уровень их зарплат - на уровне ведущих игроков «Зенита», ни больше, ни меньше. Мы не можем себе позволить резкого отклонения по уровню зарплат в пользу того или иного игрока. Если бы, условно, Халк потребовал себе зарплату в 8 или 10 миллионов евро в год, с учетом бонуса, разбитого на срок контракта, эти условия были бы неприемлемыми для «Зенита». Во многом по этой причине сорвался Нани, который попросил нереальную сумму. Ну, и потом если допустить такую разницу в зарплате – у одного 800 тысяч в год, а у другого 8 миллионов – это будет уже не команда. Никакой игрок, даже самый выдающийся, результат в одиночку не принесет. Поэтому и для нас, и для главного тренера вопрос соотношения зарплат в команде – очень важный. А то, что сейчас пишут в прессе, это не более чем слухи, чьи-то догадки и эмоции. Заявления о том, что сейчас «Зенит» еще и остальным игрокам поднимет зарплаты до уровня Халка и Витселя, которым платят фантастические деньги, говорят лишь о некомпетентности некоторых моих коллег как руководителей клубов. Пусть лучше комментируют свою деятельность. Никто, кроме нас, не может знать условия контрактов.
- Вы готовы к варианту, когда костяк команды придет и попросит показать контракты Халка и Витселя, чтобы убедиться в том, что баланс соблюдается и все по-прежнему в равных условиях?
- Игроки официально о зарплатах друг друга не знают. Но мы прекрасно понимаем, что они общаются между собой, и тайной в итоге это не останется. Халк общается с Данни и Алвешем, Витсель - с Ломбертсом. Все всё узнают.
- Приход Халка и Витселя ставит сразу ряд вопросов. Максима Канунникова провожают в «Кубань», с Сергеем Семаком контракт так и не продлен, хотя заканчивается уже в декабре.
- Канунников точно остается и будет играть за «Зенит». Мы никуда отдавать его не будем. Ему придется играть; слава Богу, турниров, в которых участвует «Зенит», предостаточно. Для нас является принципиальным, готов ли молодой игрок к конкуренции, в первую очередь, в ментальном плане. Если он сдается, вешает бутсы на гвоздь и говорит: мне с Халком тягаться не по плечу, - нам с таким игроком не по пути. Но я уверен, что у нас таких игроков нет. Такая конкуренция – это определенный вызов для молодого игрока. Кроме этого должен быть возрастной баланс в команде.
С контрактом Семака был исключительно технический вопрос – нужно было получить согласование на совете директоров, что и было сделано. Теперь остается только подписать продление до конца чемпионата. Подчеркну, что для нас важно сохранить Сергея, и даже тогда, когда он решит закончить карьеру игрока. В каком качестве? Это будет зависеть и от него самого. Если Семак захочет работать в структуре клуба – будем только рады.
- За ушедшими в аренду следите пристально?
- Конечно. И за арендованными, и за проданными: за всеми, так как в некоторых случаях мы оставляем за собой часть прав (Ионов, Петров, Матяш, например). Они уходят не для того, чтобы уйти насовсем, а для того чтобы окрепнуть и вернуться. Буквально накануне в аренду в «Томь» отправились Башкиров, Терентьев и Телегин. Они уже соответствуют уровню команд ФНЛ и РФПЛ, но по объективным причинам им сразу не составить конкуренцию основе «Зенита». Им нужно окрепнуть, чтобы была реальная игровая конкуренция, с мужиками побиться, пройти некое внутреннее психологическое воспитание. Как пример – Каунников. До «Томи» это был мальчик, а вернулся уже молодой мужчина, как с точки зрения физической, так и с точки зрения поведения на поле – он никого не боится, хотя до ухода боялся тех, кто взрослее или просто более звездный. Сегодня он возмужал и в этом сезоне он продолжит играть в «Зените».
- Контракт Вячеслава Малафеева не продлен.
- Этот вопрос тоже рассматривался на совете директоров. Наша позиция такова (и Слава о ней знает), что вести общение с клубом через прессу – не совсем правильно. Переговоры мы ведем и достаточно давно. Слава не просто наш вратарь, это важная часть нашей команды, одна из легенд нашего клуба. Мы также хотели бы видеть Славу частью нашего клуба и по окончанию карьеры. Контракт мы продлить готовы, и находимся в состоянии «договорились, но не оформили отношения». Малафеев останется в «Зените», тут не должно быть никаких сомнений. Сейчас у него контракт до конца 2013 года.
- Что с Данко Лазовичем?
- Мы определили для себя ряд футболистов, с которыми расстаемся. (Алессандро) Розина ушел бесплатно, (Саболча) Хусти мы продали. Лазовича готовы продать или рассмотреть вариант аренды. С арендой к нам первым обратился «Ростов», и мы согласились. Так как есть договоренности с «Ростовом», мы считаем некорректным отдавать его в аренду московскому «Динамо», которое обратилось с такой же просьбой. Следующий шаг - договориться с самим Лазовичем. Он почему-то считает, что мы должны отпустить его совсем и бесплатно. Почему? Вот «Бешикташ» попросил его бесплатно. Мы считаем, что логика «бесплатно» не уместна в случае Лазовича. 4 миллиона евро – вот вопрос цены продажи Данко. Аренда – только в «Ростов», нет – продолжим разговоры зимой.
Остается еще (голкипер Дмитрий) Бородин. У него действующий контракт, который заканчивается, Дима, насколько я понимаю, продолжать карьеру не собирается.
- Ну и в заключение не могу не спросить о Денисе Глушакове и Алане Дзагоеве, которых вам сватали.
- Ольга Юрьевна Смородская сказала же, что Глушаков не продается. Смысла дальше вести разговоры о Глушакове нет. Что касается Дзагоева, то у него длинный контракт с ЦСКА и какие-то безумные отступные.
- После покупки Халка и Витселя задачи на Лигу чемпионов скорректированы?
- Мы покупаем игроков под задачи, а не корректируем задачи под имеющихся игроков. Надо решать проблемы по мере их поступления. Пока у нас на повестке дня групповой этап, который нужно преодолеть.
Приобретайте только у нас билеты на высокоскоростной поезд Сапсан по очень привлекательным ценам и вы не пожалеете. Заходите на наш сайт www.biletnasapsan.ru , читайте информацию более детально и удачной вам покупки. Мы ждём вас с нетерпением!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск