Фил ЭСПОЗИТО: Суперсерия познакомила нас с высочайшего уровня советским хоккеем, а лично меня подружила с Александром Якушевым, с которым мы потом немало водки выпили

В четверг Казань посетил легендарный хоккеист, двукратный обладатель Кубка Стэнли, которому 20 февраля исполнится 72 года.  После мастер-класса, данном  юным воспитанникам школы «Ак Барса», Фил Эспозито встретился с журналистами.

- Что вас привело в Казань?

- Приехал сюда по приглашению Мини (так Эспозито называет президента Татарстана Рустама Минниханова). Мы познакомились в Москве в 2013 году, я его там тренировал, и он позвал меня в Казань. Собирался приехать к вам в прошлом году, но помешала серьезная болезнь. А тут еще и Владислав Третьяк пригласил приехать на годовщину после Олимпиады в Сочи. Вот я и решил совместить два мероприятия.

- Вы помните защитника сборной СССР Зинэтулу Билялетдинова, против которого играли на Кубке Канады 1976 года и чемпионате мира -1977? Он сейчас главный тренер «Ак Барса», на базе которого мы с вами сейчас и беседуем.

- Под каким номером он играл?

- Под 14-м.

- А вы знаете, помню. Как и матч со сборной СССР. Билялетдинов на льду всегда улыбался, хотя и был очень жестким защитником.

- Что думаете о возрождении в 2016 году Кубка мира?

- Считаю этот турнир самым престижным. На мой взгляд, на Олимпиадах должны играть любители, а профессионалам следует выступать на Кубке мира. В 1976-м, когда состоялся первый подобный турнир, у многих из нас, игроков НХЛ, в тот момент было много дел - у кого бизнес, у кого личные дела, но мы все бросили ради того, чтобы сыграть на Кубке мира. В конце прошлого века мы были сильно удивлены высочайшим уровнем мастерства советских и чехословацких игроков, вот только платили им гроши… Суперсерия-1972 помогла нам познакомиться с советским хоккеем, а лично мне - подружиться с Александром Якушевым, с которым мы немало водки выпили (смеется). Позже подружился с Борисом Михайловым, Владимиром Петровым. На льду они были суровыми соперниками, а в жизни оказались отличными парнями.

- Вратарь «Монреаля» Кен Драйден в своей книге привел фразу, произнесенную вами по ходу Суперсерии-1972:  «Единственный путь победить русских - командная, коллективная работа на льду. Компания индивидуалистов, какими бы яркими они ни были, выполнить эту задачу не в состоянии». Через 40 с лишним лет вы не изменили своего мнения?

- Нет. Я и сейчас готов подписаться под своими словами. К первой игре со сборной СССР мы готовились десять дней. Лично я всегда хотел выбить все живое из матерого защитника «Рейнджерс» Брэда Парка, который мне, форварду «Бостона», немало насолил. А тут мы оказались в одной команде… Все мы, да и вся страна, думали, что матчи с советской сборной будут выставочными, обычными для предсезонки. Ну, сыграем, попьем пивка, поедем дальше. В первой встрече в Монреале спустя 30 секунд после стартового вбрасывания я забил Третьяку, а через шесть минут Пол Хендерсон удвоил наше преимущество. Но матч закончился со счетом 7:3 в пользу соперника. В тот вечер мы поняли, если не станем единой командой, у нас не будет ни единого шанса на успех в серии.

- Та Суперсерия вызвала небывалый ажиотаж в Канаде и СССР.

- Ничего удивительного - коммунистический режим бросил вызов обществу капиталистов. Именно так все преподносилось. Но, на мой взгляд, нельзя смешивать политику и спорт. Спорт должен оставаться вне политики. Помнится, в 1972-м, выиграв в итоге серию, мы из Москвы перелетели в Прагу, где встретились со сборной Чехословакии, после чего полетели домой. Премьер-министр Канады Пьер Трюдо, либерал по убеждениям и партийной принадлежности, сидел в первом салоне, а руководитель нашей делегации консерватор Алан Иглсон - в хвосте самолета. Когда мы приземлились, каждый из этих боссов предложил игрокам следовать за ним. Каждому из нас непросто было сделать выбор, но не из-за политических пристрастий, все гораздо проще. Просто в Праге команда очень хорошо отметила победу в Суперсерии (смеется). И только на последних секундах спасала матч с хозяевами, как нам сказали, действующими чемпионами мира.

- Почему вы, канадец, так и не сыграли ни за один родной клуб, проведя все 18 лет энхаэловской карьеры в американских командах – «Чикаго», «Бостоне» и «Рейнджерс»?

- Начнем с того, что я канадский американец с итальянскими корнями и живу во Флориде. Мой брат Тони сыграл ведь за сборную США на Кубке Канады-81. В свое время отец дал нам с Тони 500 долларов для того, чтобы мы заключили первый профессиональный контракт именно с «Чикаго». Так что никаких сомнений в выборе команды у меня не было. Кстати, Горди Хоу как-то признался мне, что его отец в такой же ситуации выделил ему 1000 долларов. Получается, у Горди финансовая база была круче (смеется).

"Спорт-экспресс".

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск