Утрата. Ушел из жизни Виктор Тихонов. Несколько встреч с великим наставником...

В последнее время он болел, но не хотел сдаваться. При первой возможности мчался из Москвы в Питер, чтобы посмотреть, как играет его внук и полный тезка Виктор Васильевич Тихонов. После смерти самого успешного советского хоккейного тренера в его адрес прозвучало столько дифирамбов, сколько он не слышал даже в самые успешные годы. Не говоря уж о последних десятилетиях, когда многие звезды отечественного хоккея при упоминании фамилии Тихонова снисходительно роняли: «Это тренер минувшей эпохи».
Может быть, и так. Только ни один современный хоккейный тренер не становился со своей командой трехкратным олимпийским чемпионом, восьмикратным чемпионом мира и 12-кратным чемпионом СССР. О четырех золотых медалях, завоеванных хоккеистом Тихоновым в чемпионатах страны, вспоминали до недавних пор лишь статистики.
Соболезнования родным и близким великого тренера принесли первые лица государства, руководители отечественного и международного спорта. О его вкладе в развитие мирового хоккея написано в последние дни больше, чем за минувшие два десятилетия. Мне же в скорбный день прощания с Тихоновым хочется просто вспомнить несколько встреч.
Первая была в Риге, где мальчишкой проводил у тети летние каникулы. Вместе со своим другом отправился во Дворец спорта на улице Кришьяна Барона, на месте которого сейчас автостоянка. В начале 70-х там кипела жизнь, и лишние билетики на предсезонный турнир на призы «Советского спорта» спрашивали за два квартала. Рига приняла Тихонова, приехавшего тренировать местное «Динамо» в 1968-м, сразу.
Мальчишки после завершения матча ждали хоккеистов, а нам с Ильей несказанно повезло: на программке предсезонного турнира расписался сам Тихонов. Мой друг, ставший сейчас известным в Риге журналистом, хранит ее до сих пор. Именно в Риге молодой тренер проявил себя настоящим новатором. При Тихонове «Динамо», стремительно прошедшее путь из второй лиги чемпионата СССР в высшую, впервые стало играть в четыре звена. Темп, который задавали и поддерживали рижане, оказывался порой не под силу укомплектованным куда более мастеровитыми хоккеистами столичным клубам.
Возвращение Тихонова в родную Москву многие рижские болельщики восприняли как предательство. Только решение о том, кто должен возглавить ЦСКА и сборную СССР, принималось на уровне ЦК КПСС и коллегии КГБ, к которому было приписано и рижское «Динамо». С 1977 года началось время побед «Красной машины», как называли сборную СССР и ЦСКА Тихонова.
В начале 90-х на турнире вторых сборных в «Юбилейном» увидел Тихонова, сидящего на трибуне и записывающего что-то в свой блокнот. Уже потом прочитал в книге известного спортивного журналиста Евгения Рубина о том, что для Виктора Васильевича это была неизменная привычка. Даже перед сном он клал рядом с собой блокнот, чтобы была возможность записать пришедшие мысли. О хоккее, естественно.
Только присущее молодому журналисту нахальство подвигло тогда, в «Юбилейном», подсесть к Тихонову и попросить об интервью. До сих пор жалею, что не удалось его опубликовать. Газета, для которой оно предназначалось, закрылась как раз в момент его верстки, а магнитофонная лента уже не поддается расшифровке. Тихонов о многом рассказал тогда очень откровенно совершенно не знакомому ему репортеру. Один фрагмент этого интервью мне доводилось слышать затем неоднократно.
Тренер «Красной машины», рассказывая о своем последнем олимпийском триумфе в Альбервилле, раскрывал секреты мотивации хоккеистов не имевшей названия страны. Носившая странное название «Объединенная команда» все-таки была объединена самой большой, по мнению Тихонова, идеей. «Я не говорил игрокам высокопарных слов, - рассказывал Виктор Васильевич. - Просто напомнил, что у каждого из них есть родной дом, улица, близкие и друзья, которые искренне переживают за них и ждут только победы».
О многом поведал тогда тренер «Красной машины». Вспомнил и о сидевшей занозой в сердце неудаче в олимпийском Лейк-Плэсиде в 1980?м, когда американские студенты в решающем матче обыграли сборную СССР и сотворили «чудо на льду». Эту победу в США до сих называют именно так. Рассказал уже снявший полковничьи погоны Тихонов и о том, что 9 Мая он всегда приходит на площадь перед Большим театром, чтобы повидаться с однополчанами своего отца, погибшего в 42-м под Сталинградом.
Лишь один вопрос в том интервью, как мне показалось, задел тренера. Ну, не мог не спросить о всколыхнувшей в перестроечные времена весь Советский Союз истории с отъездом легендарной первой пятерки ЦСКА в НХЛ. Тогда все верившие в идеалы демократии были на стороне Вячеслава Фетисова и Игоря Ларионова, а полковника Тихонова считали олицетворением старого режима.
«Я поступил так, как должен был поступить, - отрезал тренер. - Да, в НХЛ они зарабатывают большие деньги, но многое ребята потеряли. Здесь они дружили, а там каждый сам по себе».
В послужном списке тренера Тихонова есть немало побед его команд над различными энхаэловскими сборными. Хотя Виктор Васильевич очень высоко ценил уровень мастерства звезд заокеанской лиги, о работе своих коллег в клубах НХЛ отзывался весьма скептически: «Мне бы таких ребят!»
Он еще попытался доказать, что именно тренер является главным творцом успеха любого хоккейного коллектива. Только на Олимпиаде-94 в Лиллехаммере с очень средней по составу сборной России впервые в истории отечественного хоккея остался без медалей. И ушел. Тихонов не привык проигрывать.
В 2004-м после затянувшейся на десятилетие безвыигрышной серии на чемпионатах мира попытался вернуться. И не попал в Чехии даже в плей-офф. В Остраве, где играла матчи группового этапа наша сборная, снова попросил об интервью, но свелось оно в итоге к одной сказанной с грустью фразе: «Не понимаю этих ребят!» Хотя казалось, что Тихонов, принявший активное участие в совместном проекте ЦСКА и «Питтсбурга» под названием «Русские Пингвины», вполне вписался в реалии новой жизни отечественного хоккея.
На Олимпиаде в Ванкувере Виктор Васильевич сам подошел к автору этих заметок в «Русском доме», где после откровенных провалов наших спортсменов царило уныние. После того, как сборная России проиграла в четвертьфинале канадцам - 3:7, все разговоры были только о промахах тренерского штаба Вячеслава Быкова. «Не там ищем! - убеждал Тихонов. - Посмотрите, насколько лучше наших катаются канадцы, финны, шведы. Мы уступаем еще на начальном этапе подготовки, а компенсировать это отставание не можем».
Тихонов в последние годы производил впечатление человека, ко­торый держит руку на пульсе хоккейной жизни. Впрочем, почему производил? Он жил хоккеем. Увы, и в Сочи, где он наверняка мечтал увидеть на высшей ступени пьедестала почета своего внука, повода для радости у Виктора Васильевича не было.
В последний раз мы виделись в сентябре у раздевалки СКА в «Ледовом». Снова попросил об интервью и услышал в ответ: «Сейчас нужно с Виктором поговорить. Давай в следующий приезд». Как горько сознавать, что следующего приезда уже не будет.
Борис ХОДОРОВСКИЙ,
корреспондент ТАСС, специально для «Спорт уик-энда».

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск