Динияр Билялетдинов: Любимый футболист Карпина – Карпин. Он еще сам в своих лучах не накупался. Я не хотел лебезить перед ним

 

Экс-полузащитник сборной России, выступавший за «Локомотив», «Эвертон», «Спартак», «Анжи», а ныне играющий в «Торпедо», - в интервью Sports.ru откровенно рассказал о нравах, которые царили в «Спартаке» при Валерии Карпине.

 

- Что помешало сразу убедить всех в том, что вы должны играть в «Спартаке»?

- Уход Эмери помешал. Пришел Карпин на его место, и все закончилось. Причем закончилось резко и навсегда.

 

- Чем Эмери отличался от Карпина?

- Тем, что доверял. У команды, которую он принял у Карпина, были свои проблемы, но она заняла второе место, прошла квалификацию Лиги чемпионов... Но потом контроль потерялся. Наверное, Эмери тяжело было привыкнуть работать в некоторых условиях.

 

- Что это за условия?

- Разгильдяйство со стороны игроков. Кого-то приходилось уговаривать тренироваться.

 

- Кого, например?

- Да неважно.

 

- Речь о легионерах?

- Это правда неважно. Просто такая ситуация была. Какая разница, с кем это происходило. Ну, и во-вторых, когда у тебя за спиной бывший тренер, пусть даже на посту гендиректора, это тоже накладывает определенный отпечаток, я думаю.

 

- Карпин мешал Эмери работать?

- Ну, на базу он не приезжал. Не смотрел из кустов за тем, как тренирует Эмери. Но были моменты, когда он мог помочь, но этого не сделал. Для меня это очевидно.

 

- О каких моментах речь?

- Сейчас уже неважно. Хотите, чтобы я грязь выливал? Я не буду говорить.

 

- Это интересно.

- В команде это все знают, так что не буду ничего говорить.

 

- В чем Эмери лучше Карпина?

- Он проще во всем. Было понятно, что он хочет. Положительно относился к ребятам.

 

- Так почему он контроль потерял?

- Потому что в «Спартаке» всегда приходится работать под прессом. В тот момент команда не смогла справиться с этим давлением и продолжить работать без психоза и нервов. Так, чтобы все вместе - не пять-десять человек, а все двадцать. Эмери тоже оказался не готов к этому.

 

- В «Спартаке» часто случались психозы?

- При Карпине драки были, три-четыре я помню. При Эмери тоже дрались.

 

- Кто с кем дрался, и почему?

- Много кто дрался, по разным причинам. Кто-то по ногам ударит, кто-то в других эпизодах заведется. Понятно, что на поле всегда эмоции, и всякое может случиться, но если это жестко пресекается на корню, рецидивов не бывает, как правило. Но когда игрок подрался, и через две недели делает ровно те же вещи, за которые ему морду начистили, это нехороший знак.

 

- Кому в «Спартаке» чаще других начищали?

- Там и Рохо был замечен, и Родри.

 

- То есть по ногам на тренировках специально били?

- На тренировке бить вообще друг друга не должны. Ты можешь сыграть жестко, но когда человек пытается ударить сзади... Неважно, какое у тебя настроение - ты же наносишь травму человеку, с которым в одной команде играешь. Ты не имеешь права этого делать, а если делаешь, значит, чувствуешь вседозволенность, безнаказанность. Обычно за это жестко наказывают, но в «Спартаке» такого не было.

 

- Карпин рассказывал, что за время работы в «Спартаке» понял: игроки должны бояться тренера. Как он заставлял себя бояться?

- Это его главная проблема, на мой взгляд. Он считает, что все должны лебезить перед тренером. Тренера должны уважать за его решения, за его отношение к ребятам. А если подход такой, что тебя должны бояться... Скажем так, в том числе и из-за этого у меня не получилось с Карпиным.

 

- То есть вы не хотели перед ним...

- Я не хотел лебезить. Если с чем-то не согласен, не буду делать вид, что меня все устраивает. Могу спросить, почему так или иначе. Не в хамском тоне, а абсолютно нормально и спокойно. Это Карпину не нравилось, и в конце концов и он, и я перестали задавать друг другу вопросы.

 

- Как игроки, которые лебезили перед Карпиным, потом общались с другими ребятами?

- Я не общался с этими игроками.

 

- Таких много было?

- Достаточно.

 

- На основной состав набиралось?

- Неважно, но были.

 

- В чем вы были не согласны с Карпиным?

- Во многом. Это касалось, например, мата и оскорблений в адрес игроков на тренировках. Нельзя ставить себя выше - в каком бы положении ты ни был. Коряга, мешок с говном - в адрес заслуженных людей. Да, может, это стиль работы, но ждать после такого положительной реакции как-то странно. У меня, например, это вызывало недовольство.

 

- Получается, игроки обижались на тренера?

- Это была не обида, просто игроков это напрягало. Кто-то может это съесть и забыть, а кто-то не может. А если тренер чувствовал недовольство, агрессию в свой адрес - во взгляде, например - он начинал негативно реагировать на этого игрока. Соответственно, негатив этот накапливается и у игрока, и у тренера.

 

- В «Спартаке» был игрок, который мог бы возразить Карпину?

- Например, я возразил как-то, и потом четыре месяца сидел без единой минуты игрового времени.

 

- Когда это случилось?

- После того, как он сначала при всей команде сказал одно, а через пять дней - совсем другое. Я при всей команде сказал ему об этом. Его это очень сильно разозлило. Состоялся разговор на повышенных тонах.

 

- Были игроки, которые могли бы встать на вашу сторону в той ситуации?

- Да, были.

 

- Кто-то сделал это?

- Не сказал бы.

 

- Получается, Карпина все боялись?

- У каждого свой горшок. Так что претензий у меня ни к кому нет. Я вел себя открыто и честно - так, как считал нужным.

 

- Есть мнение, что при Карпине в «Спартаке» были двойные стандарты. В чем это выражалось?

- Он изначально считал, что русские игроки хуже иностранцев.

 

- Конфликт между иностранцами и русскими игроками был?

- Конфликта не было. Напрягало то, что к иностранцам относятся лучше, чем к своим ребятам. Пацаны ведь тоже понимали, откуда все это шло. Неприязнь формировалась не к иностранцу, которому больше позволено, а к ситуации в целом.

 

- Черта Карпина, которая отличает его от других тренеров?

- Он пробивной, по-спортивному наглый и злой - этого не отнять, и это ему помогает в жизни. Эмери, наверное, таких качеств не хватило, чтобы выправить ситуацию в «Спартаке».

 

- Любимый футболист Валерия Карпина?

- Валерий Карпин. Он еще сам в своих лучах не накупался. Любит человек, как он сам играл в футбол. Мы не умеем играть, а он творил. Почему? Просто такое мнение о человеке сложилось - по мелочам, день за днем накапливалось как на флэшку.

 

- Думал, вы Кариоку назовете. Он хороший оборонительный полузащитник?

- Он не классический опорник, не Клод Макелеле, который отобрал и отдал ближнему. Он связующее звено скорее - техничный, конструктивно атаку может начать. Единственное - кнута не хватало ему. Пряников много ел, а кнута не было.

 

- Самый дерзкий футболист «Спартака», управляться с которым было тяжело даже Карпину?

- Макгиди. Он сам про себя говорил: «Я психопат, меня не трогайте». Мог психануть на ровном месте, обидеться на кого-то, уйти с тренировки. Такое может случиться один раз, но если повторяется неоднократно, то футболист неуправляем. Вот он ушел как-то с тренировки, и всем легче стало, потому что до этого он валял дурака. Мог встать как вкопанный и стоять. Или с разбегу по ногам ударить. Но это ни в коем случае не умаляет его футбольных качеств. Он хороший футболист, и никто с этим не поспорит.

 

- Зимой 2013-го вы вышли из отпуска с тремя килограммами лишнего веса.

- 2,700 у меня было. Понятно, что в отпуске двигаешься меньше, чем в сезоне, поэтому и налипает. Но это вообще самая раздутая история из всех, что только могла случиться. Лишний вес - одна из тем, которая в команде была на грани паранойи. В Англии я точно также мог приехать с двумя-тремя килограммами, но там тренер просто говорил, чтобы через неделю привел себя в порядок. Никаких штрафов, это твои личные проблемы. А в «Спартаке» у Карпина сто грамм лишнего веса - штраф. Ребята чуть в обмороки падали, когда после отпуска лишнее сгоняли. Когда вес пришел в норму - по его мнению - я чувствовал, что мне вообще плохо, что мне не хватает. В Англии мой вес был 82-83 кг, а здесь сразу написали 79. То, что в обморок будешь падать - никого не волнует. Я не падал, конечно, но мог устать уже на тридцатой минуте тренировки.

 

- Карпин тогда рассказывал про большой штраф, который вы заплатили.

- Это как раз та ситуация, когда у нас состоялся разговор на повышенных тонах. Карпин дал пять дней на то, чтобы вес пришел в норму. Если не успевал - штраф. Я согнал, но штраф все равно был - для меня, по крайней мере. Была еще пара человек, которые в такой же ситуации избежали штрафа.

 

- Когда вы поняли, что все?

- Конец 2013-го. Продолжал тренироваться, претензий в этом плане ко мне не было. Даже Георгич говорил: «Тренируешься - молодец». А что дальше? Кто угодно мог выйти на поле, только не я. Было принято решение, что сыграю несколько игр за дубль - обсуждали это с Романом Асхабадзе, и я был не против. Играл по тайму за дубль и искал параллельно вариант с арендой.

 

- С Карпиным пробовали обсудить сложившуюся ситуацию?

- Нет, а что обсуждать? Нет - и нет. Челом бить что ли?

 

- Вам не кажется, что это не конструктивно? Вы же хотели играть.

- Понимал, что у этого тренера играть не буду. Ну, не мог ужиться, и все. Поэтому и хотел поменять команду.

 

- Это самое большое разочарование в вашей жизни?

- Да. Хочу сказать, что имею в виду ни в коем случае не клуб, не «Спартак». Речь именно о взаимоотношениях с этим человеком. Когда только переходил в «Спартак», были люди, которые говорили мне, что с ним я не уживусь. Отвечал, что ерунда - я же со всеми уживался, у меня не было конфликтов ни с одним тренером. Говорил, что и здесь разберусь. Ну, вот разобрался.

Любой футболист хочет находиться с тренером в теплых, дружеских отношениях. Но не получилось. При этом к Карпину никогда не было вопросов именно как к футбольному специалисту. Наверное, не зря - все-таки при нем команда добивалась определенных успехов.

 

- Что чувствует игрок, который, казалось бы, недавно забивал «МЮ», а теперь играет в молодежном составе?

- Да ничего. Я это рассматривал как возможность получить игровую практику. Чтобы хоть вспомнить, где на поле ворота стоят.

 

- Кто круче: Карпин или Мойес?

- Для меня Мойес. Чисто по-человечески. Был диалог с тренером. Он мог поинтересоваться, как дела в семье, посоветовать посмотреть что-нибудь в Ливерпуле. Поймите, на третий год в «Эвертоне» я мог не выходить на поле в двух матчах подряд, но мне всегда объясняли, почему. Я отыграл в кубковом матче с «Челси», мы победили - казалось, заслужил место в составе, но снова мимо. Подходит Мойес: «Слушай, мы сейчас хотим играть в футбол, который строится на длинном пасе. Мы знаем, что это не твой футбол, поэтому сегодня ты играть не сможешь». Все, вопросов нет, дайте дополнительную работу. С Георгичем за три года не было ни одного разговора на эту тему. Вот и вся разница.

 

Источник: Sports.ru


Добро пожаловать на наш автомобильный портал! У нас вы найдете множество интересного и познавательного! Формула-1 сезон 2014, автоновости, тест-драйвы, всё про тюнинг автомобилей, краш-тесты и многое другое! Все подробности вы найдете на нашем сайте auto.vercity.ru только для вас!

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск