Максим БУЗНИКИН: Семейная атмосфера в больших клубах невозможна сейчас по определению. Быстровым Галицкий загорелся еще в конце прошлого сезона

Нынешний селекционер «Краснодара» Максим Бузникин – один из самых заметных игроков начала 2000-х, он встретил закат «Спартака» в красно-белой футболке, забивал за «Локомотив» «Реалу», едва не ушел в «Интер», но испугался, что обратно в «мясные» ряды не вернется… Почему Романцев - диктатор, когда не кричит Семин и выйдут ли в конце-концов одиннадцать воспитанников «Краснодара» на поле в составе южной команды, рассказал Максим в большом интервью еженедельнику «Футбол», которое мы публикуем в изложении.

 

Как «Барселона»

 

- Романцев в «Спартаке» видел все. В каком-то смысле был диктатором. Была дисциплина, упражнения, и он требовал их выполнения от и до. Некоторые приемы отрабатывали, как работы, до автоматизма: все знали, куда бежать, что делать. Тогда про нас говорили, что мы играем в футбол будущего - мелкий, средний пас, быстрая атака. Потом так «Барселона» играла, просто она достигла более совершенного уровня.

- Вы назвали Романцева диктатором. Такие тренеры сейчас могут добиться успеха?

- Наверное, могут. Сейчас очень много решают и руководители клубов, которые могут лезть, а могут не лезть в тренерскую работу. Давайте так: Романцев все-таки получил команду от Бескова, тогда уже был сформирован некий стиль. А Олег Иванович умел менять поколения. И тогда в «Спартак» приходили только лучшие российские игроки. Когда Романцев пришел в «Динамо» или тот же «Сатурн», ему было сложно, потому что у него были жесткие требования, но не было под них исполнителей. В «Спартаке» он был один-единственный, а в «Динамо» или «Сатурне» - лишь одним из тех, кто принимает решения.

- Вы помните, за что Романцев впервые отругал вас?

- Романцев редко когда ругался. На разборах - да. Но в целом он замкнутый человек, частых диалогов у нас не было. Все происходило только на тактических занятиях, а там все было по делу, по конкретным эпизодам. Если команда начинала валять дурака, он мог повысить голос. Но вот в чем дело: лучше б он ругал, чем ты не понимаешь, какое к тебе отношение. Он затаивался и молчал. Иногда молчал так, что лучше бы накричал. Давил психологически. А если надо было похвалить, он говорил только пару слов: «Да, это хорошо».

- Что у него общего с Георгием Ярцевым?

- По темпераменту они абсолютно разные люди. Ярцев взрывной, резкий, разговорчивый. Романцев - закрытый, немногословный. Но я у них у обоих многое взял именно в понимании футбола. Атакующий стиль, мелкий, средний пас, на тот момент так называемый «спартаковский» футбол. Когда нужно отдать мяч, под какую ногу, кто инициатор скрещивания – многие команды и сейчас всего этого сделать не могут. И у ребят учился на тренировках. Когда попадаешь в квадрат «4 на 4» - основное упражнение тех лет, - у полузащитников было очень сложно отобрать мяч. Они правильно двигались, вовремя открывались. Тот «Спартак» - хорошая школа для любого.

- Чего не хватает нынешнему «Спартаку»?

- Знал бы - сказал. Наверное, всего. Это просто разные команды. Сейчас это «одна из», того стиля уже нет.

 

Если не злить Семина

 

- Про семейную атмосферу в «Локо» рассказывают все. Вы расскажите про конфликты в команде.

- Конфликты, недомолвки случаются везде. Но «Локомотив» - это другое. Там всем заправлял Семин, достаточно открытый, эмоциональный человек. Совершенная противоположность Романцеву. Семин – радушный человек. Если его не злить. Те эмоции, которые у него были, он выплескивал сразу же. Но через пять минут мог остыть и спокойно говорить. На тренировке он должен был кричать, пихать, иначе это была не тренировка «Локомотива». Сенников мне как-то сказал: «Если Семин на меня не кричит, я не знаю, что мне делать на поле». А рядом с Палычем почти всегда был Эштреков – полная противоположность Семину, спокойный, флегматичный, немногословный. Они дополняли друг друга. Но сила того «Локомотива» была и в том, что Семин все время перестраивался, учился, вводил какие-то новшества. Он сумел поставить игру и подобрал хороших исполнителей.

«Локомотив» отличался от «Спартака»: он был более живой, физически мощный, силовой. Моя позиция поменялась, да и вообще футбол изменился.

- Такую команду-семью реально создать сейчас?

- В больших клубах семейной атмосферы не может быть по определению – конкуренция за место в составе очень высока. Большие личности живут для себя - столкновение интересов настолько сильное, что семейной атмосферы не получается.

 

С Галицким можно поспорить

 

- Пропущенный чемпионат мира-2002 – главное разочарование в карьере?

- Очень расстроился, потому что получил нелепую травму на сборах. Я думал, она обойдется в одну-две недели, а все затянулось почти на два месяца. Но я не жалею ни о чем, карьера у меня удачно сложилась. Мог поиграть повыше, были предложения от топ-клубов, но случилось, как случилось.

- Что за топ-клубы?

- В 97-м я должен был подписать контракт с «Интером». Обо всем договорились, но, видимо, или я испугался, что потом в «Спартак» будет закрыта дорога, или еще что. Ну, вот не оказался. Было много шансов уехать в Европу: в Италию, Германию, Голландию. Но как-то не сложилось.

- Почти сразу вы стали селекционером. Все думают: с современной техникой скаут может не выходить из дома. Пьешь кофе и ищешь игроков хоть в Зимбабве.

- Может, так и можно, но я себе не представляю. Если ты хочешь сделать качественную селекционную работу, должен работать на земле. Вживую видеть, чтобы о футболисте сложилось полноценное мнение. Все сильные клубы так работают: без живого просмотра, за редким исключением, ни одна покупка не совершается.

- На кого из приобретенных игроков последних двух сезонов в «Краснодаре» надеются особо?

- На всех, кого привозим. Надо стараться не промахнуться вообще ни с одним футболистом. Понятно, что ошибаются все, но нужно стараться свести этот процент к минимуму. И вот тут, сидя за компьютером, сложно. На экране ты не увидишь темп, динамику матча, уровень чемпионата на самом деле. Банально целое поле ты не видишь, как игрок ведет себя без мяча, как перестраивается.

- Какова роль Галицкого в трансферных вопросах?

- Его роль невозможно переоценить. Естественно, человек, который платит деньги, хочет и должен все контролировать. Сейчас все это в обсуждении: если Сергей Николаевич кого-то предлагает, то в качестве варианта. Дальше мы все обсуждаем сильные, слабые стороны, все достаточно демократично.

- Кто его протеже? Аджинджал, Ахмедов?

- Аджинджал подходит под нашу игру, это экстренная помощь на место травмированного Мамаева. Что касается Ахмедова, то он очень хотел этого футболиста. Тут мы не возражали, ведь футболист достаточно высокого уровня. Или тот же Быстров – этот интерес давний, с конца прошлого сезона.

- Кто из «Краснодара» станет звездой хотя бы на уровне России?

- Вандерсон, Жоаозиньо, Гранквист – у них уже сейчас достаточно высокий рейтинг. Сейчас еще команда попала в еврокубки. В перспективе, может быть, Бурмистров, Газинский могут дорасти до сборной.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск