Александр ЛЕГКОВ: Боюсь, в Америку меня не пустят. Олимпийский чемпион Сочи – об эмоциях после победного финиша, секретах подготовки и отношении к биатлону

Герои Сочи-2014. От первого лица

Хотя олимпийский чемпион в лыжных гонках Александр Легков представляет подмосковное «Динамо», он охотно встретился с курсантами Военного института физической культуры и юными питерскими лыжниками. Не отказал Александр и в интервью корреспонденту «Спорт уик-энда».
Непечатные слова после победного финиша в Сочи
- Часто ли вам снится победный финиш на дистанции 50 км в Сочи?
- Никогда не снится. Правда, частенько приходится пересматривать видеозапись в компаниях друзей. Как это ни парадоксально, но перед началом гонки совершенно не волновался. У меня уже была серебряная медаль в эстафете, и даже подкалывал своих соседей по Олимпийской деревне, биатлонистов, перед началом их эстафеты. Они меня гнали из своих комнат! Конечно, приятно еще раз прочувствовать миг триумфа, но прекрасно понимаю: нужно двигаться дальше.
- Весь пьедестал почета на дистанции 50 км заняли российские лыжники. Была ли у вас командная тактика?
- Это не эстафета, а индивидуальная гонка. Каждый сражался на лыжне не только за свою страну, но и за себя. Прекрасно понимал, что спринтерских качеств на финише мне не хватит для победы, вот и не уступал лыжню даже своим товарищам по сборной.
- Помните свои первые слова после финиша?
- Я рухнул на снег и то, что сказал, нельзя воспроизвести в печатном издании.
- Не жалеете, что Олимпиада фактически прошла мимо вас, и в горной деревне вы не смогли окунуться в потрясающую атмосферу Игр?
- Мне хватило церемонии торжественного закрытия, на которой награждали победителей и призеров в гонке на 50 км. Когда в присутствии сорока тысяч зрителей играют гимн страны, мурашки по коже бегут. Это был самый крутой момент Олимпиады для меня.


«Накачка» от Вяльбе


- Помог ли вам в Сочи опыт, приобретенный в Турине и Ванкувере, где вы не завоевали медали?
- Если бы не проиграл финиш в борьбе за бронзу в Ванкувере, у меня бы не было такой мотивации для подготовки к Сочи. Так получается, что все сезоны у меня – либо взлет, либо падение. Счастлив, что нынешний олимпийский сезон прошел на взлете.
- В российской сборной чувствовалось какое-то напряжение, связанное с ожиданием непременного взлета на домашней Олимпиаде?
- Как раз опыт двух предыдущих Олимпиад помог избежать ощущения прессинга. Хотя в последний день случился прокол. На протяжении всех дней принципиально не заглядывал в Интернет, а выданный спонсорами телефон использовал только для связи с тренерами. И надо же было такому случиться, что 23 февраля нажал не ту кнопку и увидел газетный заголовок: «Вся надежда на Зубкова и Легкова». Даже статью читать не стал, и все равно ощущение ответственности перед страной не покидало до самого старта марафонской гонки. В остальном на домашней Олимпиаде мне нравилось всё - от русской кухни в столовой до говорящих по-русски волонтеров.
- Встряхнул ли вас разговор с президентом Федерации лыжных гонок России Еленой Вяльбе после первых двух индивидуальных гонок?
- Вряд ли «накачка» в исполнении руководителя федерации может встряхнуть. Она напомнила об ответственности перед страной, но я ее и так чувствовал. Отношения с руководством ФЛГР в последние годы у меня складывались непросто. Не соглашался с тем, что всех лыжников нужно стричь под одну гребенку. Убежден, что будущее лыжного спорта за индивидуальным подходом и небольшими тренировочными группами. После сочинских успехов отстаивать такую точку зрения легче. Как говорится, всё хорошо, что хорошо заканчивается.


Прекрасное далеко


- Могли бы вы выделить ключевые элементы тренировочного процесса, которые помогли вам добиться победы в Сочи?
- Изнурительные тренировки с отягощениями у Юрия Бородавко, безусловно, сказались. Только в нынешнем олимпийском цикле мы со швейцарским тренером Рето Бургемайстером сделали шаг вперед. Когда я переходил на новую систему подготовки, все равно вставал в семь утра и таскал камни. Не жалею, что рискнул и развернул свою подготовку на 180 градусов. Можно часа два говорить о том, в чем заключалась новая методика. Если выделять главное, то лыжники всегда тренировали одни и те же группы мышц. Мы же применили стабилизационные упражнения, которые закачивали все мышцы. Это дало колоссальную прибавку в силе и выносливости. Пользу подобных тренировок мне на собственном опыте наглядно объяснил олимпийский чемпион по прыжкам в высоту Сергей Клюгин. За год до Сиднея он включил в свою подготовку именно такие упражнения, что позволило ему завоевать золото.
- Если собрать ваши рассуждения о тренировочном процессе, получится готовая диссертация…
- Как раз этим сейчас и занимаюсь. За золото и серебро Олимпиады диплом магистра не вручают, сейчас пишу дипломную работу. Мне кажется, что накопленные за проведенные в лыжном спорте годы знания могут помочь в тренировочном процессе и начинающим лыжникам, и мастерам. У нас ведь многие специалисты опираются на устаревшие методики, которые давали результат в прошлом веке. Причем копируют автоматически. В сборной у Юрия Бородавко все прыгали с камнями – и так же тренируют в детских школах.
- Будете ли вы продолжать сотрудничество со швейцарским тренером Рето Бургемайстером?
- На следующей неделе полечу на встречу с ним. Надеюсь договориться о продолжении сотрудничества. Во всяком случае, на предложение швейцарской федерации возглавить национальную сборную своей страны Рето ответил отказом. Важно, чтобы в нашей группе осталась и Изабель Кнауте. Она ведь закрывала множество вопросов - от организационных до медицинского обеспечения.


«В биатлон переходить не собираюсь»


- Вы дружите со многими биатлонистами и не стесняетесь друг друга подкалывать. Кто в этом плане сильнее?
- Лыжники, конечно. Это спецификой нашей дисциплины определяется. У нас всё на выносливость рассчитано, и время есть на дистанции подумать о чем-то вечном. У биатлонистов же всё по-другому. Чуть наберешь скорость – стрельбище. Нужно сосредотачиваться и концентрироваться. После гонки, опять же, стрельбу анализировать приходится. Тут уж не до приколов.
- Многие норвежские биатлонисты пытаются еще и в лыжном спорте медали выигрывать…
- Не только норвежские. Тот же Мартен Фуркад приезжал к нам в Швейцарию тренироваться. Только все же биатлон больше раскручен и, если стоит выбор, никто из сильных лыжников с винтовкой не расстанется.
- «Снежную» карьеру вы начинали не в лыжной секции, а в биатлонной…
- Нельзя сказать, что мы серьезно осваивали и гонки, и стрельбу. Наш мудрый тренер Владимир Загулов на одних тренировках давал нам возможность поиграть в футбол, на других бегали кроссы. Закладывали фундамент, который позволил добиться успехов в будущем. Мне кажется, что в детских спортивных школах до 15-16 лет вообще нельзя давать серьезные нагрузки и пользоваться фармакологией. Увы, тренеры, для которых важны победы, предпочитают форсированную подготовку. В результате на юниорских соревнованиях россияне превосходят сверстников по всем статьям, а затем теряются. У меня не было никаких побед в юниорах, а над моей техникой даже потешались специалисты. Зато был заложен фундамент, который позволил стать олимпийским чемпионом. Тренерам нужно уметь ждать. Ведь толковый специалист всегда видит потенциал в парнишке или девчонке, но все равно стремится как можно раньше вывести своего ученика на пьедестал. Вот это делать категорически не стоит.
- Сейчас нет желания попробовать свои силы в биатлоне?
- Никакого, хотя увлекаюсь охотой и стреляю неплохо. В биатлоне нужно очень много внимания уделять стрелковой подготовке, а в 30 лет перестраиваться поздно.


И пару слов об актерской карьере…


- В одном из интервью вы говорили о том, что хотели бы попробовать себя в качестве актера. После сочинского триумфа наверняка последуют подобные предложения…
- Пока не собираюсь завершать карьеру лыжника, а совмещать ее с актерской сложно. После завершения посмотрим. Вполне могу поучаствовать даже в ледовых шоу. Я ведь в детстве был капитаном хоккейной команды.
- В Красноармейске, где так успешно начиналась ваша хоккейная карьера, не было серьезных условий для занятий…
- С одной стороны, жаль, что наш городок достаточно далеко от Москвы. Возить меня на тренировки каждый день у родителей не было возможности. Может быть, наш хоккей лишился еще одного Александра Овечкина! Только сейчас, когда у меня есть золото и серебро Олимпиады, ни о чем жалеть не приходится. У наших хоккеистов даже бронзы нет.
- Собираетесь ли вы принять участие в лыжном шоу в песках близ Лас-Вегаса, которое запланировано летом?
- Большой вопрос, пустят ли меня в Америку. Ведь за победу на Олимпиаде меня наградили иномаркой, а на навигаторе там Крым уже значится частью России.
Николай СВЕТЛИЧНЫЙ.

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск