Борис ГОРОВОЙ: Встречал Титова и Измайлова жестко, но не по-хамски. Мне вообще далеко до Хагена

 

Бывшему хавбек «сине-бело-голубых» Борис Горовой 8 апреля отметил сорокалетие. В интервью «ProЗениту» юбиляр, которого тогдашний президент «Зенита» Виталий Мутко в шутку называл «наш Барези»,  вспомнил о взаимоотношениях с некоторыми из соперников и объяснил, почему нельзя обмануть футбол.

ДО ДРАКИ ДОХОДИЛО, НО ЗА ПОЛЕМ – НИКАКИХ КОНФЛИКТОВ

-  Давайте вернемся на 15 лет назад. Что тогда привлекло «Зенит» в полузащитнике минского «Торпедо»?

- Думаю, не столь важно, за какую команду я играл. В то время меня стали приглашать в сборную Белоруссии, а футболисты национальных сборных, как правило, попадают в сферу интересов клубов, которые стремятся прогрессировать. «Зенит», безусловно, относился к данной категории.

-  Многие российские звезды, чей рассвет пришелся на рубеж веков, до сих пор вспоминают прилипчивого зенитовца, который мешал им радовать болельщиков своим мастерством. Как вы чувствовали себя в роли жесткого персональщика?

- Действительно, я играл на такой позиции, где приходилось противостоять ведущим полузащитникам команд соперников. Как их только не называли: плеймейкеры, диспетчеры, дирижеры. От игры этих футболистов во многом зависела эффективность действий их партнеров в атаке. Естественно, если плотно закрыть такого хавбека, твои шансы на успех резко возрастают. Вот я и старался это делать. Таким было задание тренера. Если вспоминают, значит, наверное, справлялся, хорошо выполнял свою работу.

- Однако иногда их ответная реакция во время матчей была весьма жесткой. Порой дело чуть-чуть до драки не доходило.

- Конечно, любому игроку неприятно, когда его встречают жестко, когда мяч отбирают чаще, чем это делают другие опекуны. Да, порой ответная реакция была эмоциональной. Наверное, вы имели в виду мой конфликт с Егором Титовым. Или когда Марат Измайлов пытался драку начать? Всё это нормально в ходе матча. На поле может произойти всякое, а за пределами поля у меня ни с кем конфликтов не возникало. Никто после окончания игры не пытался выяснять со мной отношения, все ребята успокаивались и понимали, что я действовал жестко, но не грубо и не по-хамски.

- За четыре сезона вы получили всего 17 желтых карточек. Для футболиста оборонительного плана - не так уж и много. А в одиннадцати еврокубковых поединках у вас нет ни одного предупреждения.

- Да, до Эрика Хагена, который чуть ли не в каждом втором матче карточки получал, мне было далеко. Судьи понимали, что я не стараюсь остановить соперника любой ценой. А что касается международных матчей, то там арбитры вообще устанавливали более высокий порог жесткости, поэтому в еврокубках судья порой даже игру не останавливал в ситуации, когда наш готов был желтую карточку показать. Наблюдая за тем, что сейчас происходит в Лиге чемпионов, я вижу, что этот порог стал еще выше. Европейские арбитры не тормозят игру бесконечными остановками и не столь уж часто достают карточки, иначе команды каждый матч завершали бы в неполном составе.

ВАСЯНОВИЧ ХОТЕЛ ОБМАНУТЬ ФУТБОЛ. ТАК НЕ БЫВАЕТ

- Единственный зенитовский гол вы забили «Ротору» в 2000 году, причем сделали это на редкость эффектно. Вы действительно закручивали мяч в дальнюю девятку?

- Морозов всегда просил, чтобы били из точки в точку. Если игрок находится не по центру ворот, то он должен наносить удар не на силу, а на точность. На тренировках мы постоянно работали над этим компонентом. Но у кого-то это получалось лучше, чем у других: вон сколько мячей забил подобными ударами Андрей Кобелев.

-  Какие впечатления остались от работы с Юрием Андреевичем?

- Самое главное, Морозов давал шанс всем игрокам. Кто его использовал, не просто играет до сих пор, но и остается на ведущих ролях в клубах и в сборной. Эти ребята прежде всего должны быть благодарны Юрию Андреевичу. Неизвестно, как бы сложилась их карьера, если бы они были младше на несколько лет. Однако доверие было неотделимо от жесткого требования результата. Если уж тебя выпустили на поле, сделай всё для победы. Подобное функционирование команды я бы назвал гармоничным, поскольку была забота и о сегодняшнем дне, и о завтрашнем. Юрий Андреевич оставался чуть ли не последним представителем старой тренерской школы. Так что наши успехи стоит назвать советско-российскими.

- На ваших глазах прошли дебюты Аршавина, Кержакова, Малафеева, Быстрова, Денисова. Было уже тогда заметно, что они добьются в футболе многого?

- То, что Кержаков и Аршавин очень талантливы, было понятно чуть ли не с первого дня их появления в команде. Володя Быстров сразу же поразил всех своей скоростью. Остальные казались чуть менее яркими, и здесь уже стоял вопрос об их трудолюбии. Одни сумели реализовать потенциал, а вот, например, Васянович эффектно дебютировал, а потом стал так относиться к делу, что не вырос в классного футболиста, хотя у него были данные для этого. Однако нянек в футболе нет. Ты сам должен понять, чего ты хочешь добиться в жизни. Футбол не обманешь, он сам всех расставит по своим местам. Так и произошло.

МОГЛИ ПО СЛУЧАЮ ВЫПИТЬ ПО КРУЖКЕ ПИВА

- Как зенитовцы в то время отмечали наиболее удачные матчи?

- Совместные мероприятия были редкостью. Во все времена во всех командах существовали группы: по возрасту, по интересам, по национальности и так далее. Не мы это придумали. Всегда так было и всегда так будет. Мы, футболисты, которых можно отнести к опытным, собирались нечасто. Могли когда-нибудь по случаю по кружке пива выпить, не более.

-  Ваш уход из команды в начале 2003-го с чем был связан?

- У меня закончился контракт. В команду пришел новый главный тренер - Петржела. Он привез с собой футболистов, в том числе и на мою позицию.

 


На сайте http://prom.miroland.com представлен промышленный справочник России в котором представлены все заводы и фабрики. Заходите на наш сайт, ищите тот завод или фабрику, которая вам нужна и не тратьте на это много времени. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск