Вячеслав КОЛОСКОВ: Конечно, все ждут финала Россия - Канада, но не факт, что он состоится


Уже мало кто помнит, что в свое время Вячеслав Колосков был руководителем не только футбола, но и хоккея. С 1975 года он был назначен начальником отдела хоккея, со временем преобразованный в управление хоккея. При нём сборная Советского Союза победила на зимних Олимпийских играх 1976 года, выиграла чемпионаты мира-1975, 1978 и 1979, а также выиграла Кубок вызова 1979 года, в последнем матче разгромив звездных энхаэловцев со счетом 6:0. В 1987 году Вячеслав Колосков стал председателем преобразованного в управление футбола и хоккея Спорткомитета СССР. И здесь не без успеха: чего только стоит триумф нашей команды на Олимпиаде 1988 года в Калгари. Своими воспоминаниями от работы в хоккее и шансах нашей хоккейной дружины на Олимпиаде в Сочи Вячеслав Иванович поделился в беседе с корреспондентом «Спорт уик-энда».


Счастлив, что в моей судьбе был хоккейный период


- Какое место хоккей занимает в вашей жизни?
- Сейчас второе, что вполне очевидно: всё-таки в хоккее я проработал 5 лет, а в футболе - 26. Понятно, что хоккей остался в моей душе, как один из самых приятных периодов в моей жизни, поскольку были одержаны самые крупные победы, которые только могут быть. Чему я рад и счастлив.
- Какие победы запомнились особенно?
- Прежде всего, конечно, Кубок Вызова, который мы с блеском выиграли. Уникальное соревнование. А когда мы в финале обыграли Канаду со счетом 6:0, это была просто фантастика. Плюс, конечно, три чемпионата мира, которые мы выиграли за эти пять лет, и Олимпиада 1976 года. Хотя меня не включили в состав делегации, я как руководитель готовил команду к соревнованию!


Тандем Тарасов-Чернышёв был уникальным


- В чем всё-таки была сила советского хоккея?
- Во-первых, в мастерстве хоккеистов. У нас был в то время уникальный состав сборной. Ни одного хорошего игрока - все были просто блестящие! Во-вторых, в отличие от канадцев и американцев, у нас преобладал игровой стиль: высочайший уровень интеллекта хоккеистов реализовывался в такие сумасшедшие комбинации, за которыми канадцы даже не успевали уследить. У них всё-таки в то время был достаточно примитивный хоккей: вбрасывание шайбы в зону и навязывание силовой борьбы. В-третьих, мотивация, которую могли дать Чернышёв и Тарасов. Ну а после - Тихонов и Юрзинов. Вот, пожалуй, три компонента. Не думаю, что мы превосходили канадцев в настрое или волевых качествах – у них это тоже было на высочайшем уровне.
- Много разговоров было о том, как работали вместе два столь разных человека - Анатолий Тарасов и Аркадий Чернышёв…
- Я бы не сказал, что они - разные. У них было одинаковое отношение к хоккею, который был их смыслом жизни. Оба до глубины души были преданы своему виду спорта. Второе, что их сближало, - высочайшая ответственность за результат. Да, по темпераменту они были немного разные: Чернышёв - более спокойный и уравновешенный, а Тарасов - более взрывной. Но это и хорошо, потому что в руководителях и должны быть такие люди: одному необходимо быть сдержаннее и интеллигентнее, а другому - жестким и требовательным. Так что данный тандем, конечно же, был эффективным, с четким распределением ролей: Аркадий Иванович как главный тренер всегда начинал и проводил установки, Анатолий Владимирович где-то подхватывал, но на льду главным был Тарасов. Чернышёв даже не всегда выходил в хоккейной форме на площадку. Так что здесь был как раз уникальный случай.
- Как вы полагаете, в современном хоккее нужны такие тренеры, как Тарасов и Чернышёв?
- Считаю, что в современном хоккее более востребованны были бы Тихонов с Юрзиновым. Всё-таки те два тренера работали по интуиции, а эти - по современным методикам, с опорой на научные достижения, изучение международного опыта и прочее. Причем речь идет не об их сегодняшнем возрасте, а о том, что они более близки по своим параметрам и тренерскому искусству к современному хоккею.
- Сборной СССР руководил и легендарный Всеволод Бобров. Получается, что как тренер он больше себя реализовал в хоккее…
- Конечно. В хоккее у него были титулы чемпиона мира и олимпийских игр. В футболе таковых не было, он себя больше проявлял на внутренней арене, выступая за команды ЦДКА и ВВС.


Харламов и Мальцев - непревзойденные звезды


- Кого из исполнителей могли бы выделить за тот период, когда вы работали?
- Непревзойденными звездами в индивидуальном плане были Харламов и Мальцев. Ну и все остальные, кого не возьми из той плеяды. Тот же Якушев, которого называли ЯК-15, Фирсов со своим знаменитым «клюшка - конек - конек - клюшка» тоже был очень сильный хоккеист. Вся команда, повторяю, была звездная! Из более позднего состава выделялся Фетисов: своим пониманием игры, высочайшим атлетизмом и игровым интеллектом. Сильнейший защитник НХЛ! Я думаю, что он и сейчас бы не затерялся (улыбается).
- Вы отметили Харламова. Фильм «Легенда №17» смотрели?
- Да, конечно. Фильм хороший: эмоциональный и содержательный. Можно, конечно, к чему-то цепляться, как это часто бывает у нас, но я бы отметил, что фильм в достаточной степени отражает характер Валеры. Хотя, конечно, были кое-какие натяжки, как, например, ходьба по проволоке между трубами и прочее. Может, это какие-то режиссерские новации. Но в остальном - правда.
- Партнер Харламова по тройке Борис Михайлов был не только хорошим игроком, но и добился успеха как тренер…
- Он был капитаном команды - лидером, которому подчиняются все не менее выдающиеся звезды. А раз к нему прислушиваются, значит, у него есть качества, которые позволили ему стать очень хорошим тренером. У меня не было сомнений, что из Михайлова получится наставник хоккеистов.
- Тройку Ларионова можно назвать самой великой в советском хоккее?
- Я бы так не сказал. Чем хуже ее Михайлов - Петров - Харламов; Старшинов и братья Майоровы; Викулов - Полупанов - Фирсов; Дмитриев - Анисин - Бодунов; или Шалимов - Шадрин - Якушев? У каждого звена были свои какие-то козыри.


Тихонов опередил время


- Одна из ярких страниц нашего хоккея связана с именем Виктора Тихонова. Как бы вы его охарактеризовали?
- Виктор Васильевич относился к разряду выдающихся тренеров. Он в какой-то степени опережал всех тренеров, в том числе и зарубежных, в методологическом подходе при организации тренировок. Например, руководимые Тихоновым «Динамо» (Рига) и ЦСКА в Советском Союзе имели лучший показатель по игре в большинстве. Это тренер, который опередил время. Не случайно говорят: эпоха Тихонова. И сейчас она продолжается.
- Умение сплотить имеющийся в наличии состав - это тоже тренерский талант?
- Конечно. Может, Тихонов был не такой мотиватор, как Тарасов, но у него имелись свои подходы, основанные на высочайшей требовательности к спортсменам. При этом, не оскорбляя хоккеиста, Виктор Васильевич мог жестко потребовать от него выполнения игровых заданий, правильного поведение в быту… Так что Тихонов для советского и российского хоккея - фигура знаковая.
- Как вы относитесь к разговорам о том, что Тарасов и Тихонов выигрывали лишь за счет того, что в их распоряжении были звезды?
- Это не совсем так. Тот же Харламов пришел из детской спортивной школы, Цыганкова взяли их Хабаровска. Как выражался Тарасов, он брал полуфабрикаты, из которых делал звезд мирового хоккея. Я сам проводил идею, чтобы была базовая команда сборной. По-другому в то время нельзя было. Началось это с Тарасова, при мне продолжилось. С Тихоновым мы формировали такие же тройки: лишь звено Балдерис - Жлутков - Капустин собирали по частям. И это себя оправдывало.
- Тарасов в свое время даже говорил: сборная СССР - это ЦСКА плюс Мальцев…
- Это он немного утрировал. Там и Виктор Якушев был из «Химика», спартаковцы, горьковчане…
- Тем не менее одним из стимулов перехода в ЦСКА было - попадание в сборную СССР…
- Раз хоккеист попал в ЦСКА, то он был с высоким знаком качества. Ну и второй момент: он попадал в звено сборной Советского Союза. Так что здесь всё взаимосвязано.


В Калгари играли в снежки перед окнами канадцев


- Как восприняли поражение от американцев в финале Олимпиады-1980 в Лейк-Плэсиде?
- Конечно, переживал, поскольку меня, образно говоря, оторвали от пуповины. На Олимпиаде я не был…Виктор Васильевич Тихонов, надо отдать ему должное, говорил потом, что с Колосковым мы бы выиграли.
- Почему вы не поехали на ту Олимпиаду?
- Я был вовлечен в подготовку к Олимпийским играм в Москве.
- Как полагаете, почему Тихонову удалось удержаться на посту главного тренера сборной после той неудачи?
- Мне трудно ответить, поскольку не следил за ситуацией. Но полагаю, что решающими стали два фактора: его заслуги перед отечественным хоккеем и отсутствие на тот момент замены столь маститому тренеру.
- В 1998 году на Олимпиаде в Калгари вы были руководителем советской делегации. И, помнится, что находились на тренерской скамейке с командой. Какие чувства испытывали?
- Я человек не особо эмоциональный, поэтому мне нужно было находиться рядом с Тихоновым, чтобы погасить эмоции главного тренера. Моя задача была - удержать Виктора Васильевича от каких-то фраз, чересчур эмоционального поведения и прочее. Находясь на тренерской скамейке, конечно, испытываешь другие эмоции: хочется открыть калитку во время смены состава, подать клюшку игроку, если она сломалась. Но в основном надо было концентрироваться на поведении главного тренера.
- Можно сказать, что победа в 1988 году была наиболее яркой из последних трех олимпийских?
- Не думаю. При Тарасове были не менее выдающиеся команды.
- Что лично вам запомнилось от Калгари?
- Прежде всего - победа в решающем поединке над канадцами. Условия, в которых мы там жили, были прекрасными. Запомнилось и то, как мы сумели спланировать подготовку к игре с «Кленовыми листьями». Мы договорились с Виктором Васильевичем, что вместо одной из тренировок поедем в горы в гости к горнолыжникам - к Тягачеву. Погуляли, покушали, были приняты гостеприимно нашими горнолыжниками. Утром, после того как проснулись, не поехали на раскатку, а сделали зарядку перед окнами канадцев, поиграли в снежки - повели себя эмоционально. Сборная Канады чуть ли не в полном составе вышла на балкон смотреть: не сошли ли с ума русские? Мы же всё сделали, чтобы ребят разгрузить, и обыграли сборную Канады - 5:0!
Ну и второй момент: у меня были очень натянутые отношения с председателем Спорткомитета Грамовым. Лично позвонил, пригласил к себе в особняк, накатили по 150. Такие вещи запоминаются: мелочи бытовые, но достаточно приятные (улыбается).


Равных сборной СССР не было!


- Так разгромить канадцев считалось нормальным явлением?
- Конечно, нет. В Канаде все ожидали, что их команда разобьется в кровь, но выиграет! Мы тоже планировали победу, но ее пришлось выгрызать, несмотря на такой счет. Просто всё успешно сложилось. С другой стороны, сборная СССР однозначно была лучшей. При этом тот факт, что Олимпиада проходила в хоккейной стране, не имел значения.
- Что лично вы для себя открыли, находясь в Канаде?
- Я глубоко не изучал структуру канадского хоккея, хотя прекрасно знал, что в этой стране больше тысячи катков с искусственным покрытием против десяти, которые были у нас в то время. Также знал, что в Монреале, куда я лично ездил, есть институт, который готовил хоккейных специалистов и научные кадры. Словом, в вопросе организации хоккейного хозяйства была огромная разница по сравнению с тем, что было в Советском Союзе. Мы понимали, что нужно изучать канадский опыт. Поэтому еще в 1972 году была скомплектована научная бригада под руководством академика Шаталина, в которую я входил. Она анализировала знаменитую Суперсерию 1972 года. С другой стороны, у нас был свой путь развития хоккея. Он развивался не по энхаэловским лекалам, а основывался на том, что заложил Тарасов. Не нужно было шарахаться и полностью проецировать на наш хоккей то, что было в Канаде.
К тому же другая эпоха - нельзя было уехать за границу. Хотя, если бы некоторые наши игроки в тот момент отправились в НХЛ, то я не знаю, как бы они себя проявили в дальнейшем в сборной Советского Союза, поскольку значимым фактором наших побед был именно тот факт, что все играли здесь, а не там.


В 1988-м мы выиграли обе Олимпиады


- Тяжело было в 80-е годы совмещать футбол и хоккей?
- Это продолжалось два года, когда в 1987 году Грамов объявил о слиянии двух управлений: футбола и хоккея. Я пытался ему доказать, что это невозможно, потому что на руководителя ложатся колоссальные и чрезмерные нагрузки. Но так решили наверху. Конечно, тяжело было руководить. В 1988-м состоялись летние Олимпийские игры в Сеуле, финальная стадия чемпионата Европы по футболу. Словом, пришлось работать с запредельными нагрузками.
- Судя по всему, выдержали?
- Раз выиграли на обеих Олимпиадах и стали вторыми в Европе, то, наверное, удалось (улыбается).
- Как полагаете, почему в российской истории наши хоккеисты пока никак не могут победить на Олимпиаде?
- Понятия не имею. Мне тяжело дать какой-либо анализ. Я занимался футболом в это время. Так что, к сожалению, было не до хоккея.


Путин доходчиво объяснил, в чем преимущество Сочи


- Как отнеслись к тому, что наша страна впервые в своей истории получила зимнюю Олимпиаду?
- Как к большому сюрпризу. Я сам был задействован в заявочном комитете, в котором играл определенную роль. Приходилось вести работу с членами МОК, представляющими футбол. У нас таких было семь человек, которые в разное время являлись членами Исполкома ФИФА. Я их хорошо знал. Надеялись на то, что выиграем. Конечно, определенную работу провел Президент России Владимир Путин, лично приехавший на сессию МОК и встретившийся с его наиболее авторитетными представителями. Тем, кто колебался, он сумел доходчиво объяснить, в чем преимущество Сочи.
- Что было сложнее получить: Олимпиаду или чемпионат мира по футболу -2018?
- Олимпиаду. Всё-таки Сочи - это курортный летний город, в котором не было никакой инфраструктуры: ни спортивной, ни бытовой. Что касается чемпионата мира, то у нас имелись тесные связи с ФИФА. Россия уже доказала свое умение в проведении финалов Кубка УЕФА и Лиги чемпионов, других европейских соревнований на высочайшем уровне. К тому же тенденция в Исполкоме ФИФА заключалась в движении футбола на Восток. Всё остальное зависело от нашей работы.
- В советское время не пытались получить зимнюю Олимпиаду?
- Не припомню. Да и, честно говоря, занимался я своим делом и не пытался влезать в посторонние.
- На нынешнюю Олимпиаду не поехали?
- Нет. Я не имею теперь к ней никакого отношения, хотя был в заявочном комитете, но за последние семь лет ничего не делал. Так что несправедливо забирать у кого-то аккредитацию.
- Чего ждете от нынешней сборной России по хоккею?
- У нас в Олимпийском комитете России проходил традиционный опрос, и я поставил нашу команду на первое место.
- Верите в Билялетдинова, как в тренера?
- Конечно. Во-первых, он доказал свою квалификацию как на клубном уровне, так и на уровне сборной. К нему с уважением относятся звезды НХЛ. Ранее я знал его как хорошего, умного и рассудительного игрока, никогда не поддающегося панике.
- Кто является фаворитом на хоккейном турнире?
- Канадцы, американцы, чехи, россияне, шведы и финны. Конечно, все ждут финала Россия - Канада, но еще не факт, что он состоится.
Вадим ФЕДОТОВ.

 

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск