Николас ЛОМБЕРТС: Фолить и рисковать на Гониеве я точно не собирался, хотя с этим судьей могло и без пенальти обойтись

 
- В этом матче определенное количество нервов, конечно, было. Может быть, потому, что вышли сразу после Лиги чемпионов на не самое простое поле, - сказал после победы в Екатеринбурге бельгийский защитник «Зенита». - Ну и соперник так играл: девять человек сзади и два - чтобы действовать на контратаках. Раз мы пропустили, значит, они с задачей справились, а мы ситуацию еще больше усложнили. Но мы играли лучше, ярче, рисковали, и в итоге это принесло победу.
- Когда мы пропускали, показалось, что вы совсем чуть-чуть Гогниева не догнали. Не думали кинуться ему в ноги в последний момент?
- Хм. Надо еще раз пересмотреть, что там и как происходило. Но бросаться в ноги я точно не собирался. Если ты играешь вдесятером даже против такого соперника, шансы проиграть все равно возрастают. Так что нет, не было таких мыслей. К тому же я не знал, будет он бить или обыгрывать - рисковать не было желания. А с другой стороны, если судья не удалил вратаря за фол на Халке, то, может, прыгни я, и мне бы он тоже только желтую дал.
- Вы в первый раз побывали в Екатеринбурге. Как вам Урал?
- Я должен сказать, что после Петербурга, Москвы и, может быть, Казани, это самый красивый город из тех, что я видел в России. Много новых зданий, много исторических зданий - выглядит все здорово. Всемирная ярмарка здесь, как я видел, будет, чемпионат мира. Так что город, определенно, приятный.
 
 

Юрий ЛОДЫГИН: Для меня каждый, кто в «Зените» забивает, - это, можно сказать, спаситель.

 
- Я к этому матчу готовились совсем не так, как обычно - я ездил в Грецию, к супруге, - сказал голкипер «сине-бело-голубых». - Буквально позавчера вечером она родила, но я уже опоздал на тот рейс, на котором планировал возвращаться. Думал, что родит часов до шести, а в девять я уеду, однако не получилось. В итоге поговорил с тренерами, и мы договорились, что сразу полечу в Екатеринбург. Нашли вариант через Турцию: 3–4 часа ехал на машине, а потом летел. Поспал 7–8 часов и чувствовал себя нормально.
- Как супруга?
- Сейчас, в данный момент, все хорошо. Уже созванивался с ней после матча. С ребенком тоже все в порядке. Рост не помню, но вес - 3350.
- С именем не определились?
- Пока нет. Не хотели никого из мам огорчать, так что будем еще придумывать. Что-нибудь такое красивое, чтобы и к фамилии подходило, и устраивало всех.
- Говорят, когда ребенок рождается, а особенно первый, даже мировоззрение немного меняется.
- Да, ребята со мной говорили перед матчем об этом все, но я, когда вышел на поле, думал только об игре. Может, и чувствовал что-то, но побеждать-то тоже нужно было. Хорошо, что в итоге выиграли. Получилось, такой еще один мне подарок.
- Как вам матч?
- Даже не знаю, что сказать. Непонятно, то ли они нас атаковали, то ли мы все-таки мячом больше владели. Во втором тайме все, конечно, поменялось - они сели, дали нам возможность забить. Хорошо, что мы смогли изменить все.
- На ваши ворота два раза выбегали практически один на один. Не думали уже бросаться в ноги?
- Да я ждал до последнего. Казалось, что успею, но в одном из моментов пас чуть-чуть назад пошел, так что попытался закрыть, а он не забил, хотя момент был хороший. А если про гол говорить, то там игрок замахнулся и как-то сбил меня. Думал, пробьет раньше, потерял равновесие, и он как-то неудобно ударил. Надо разобраться. Но сейчас это уже не так важно, главное, что ребята забили и мы победили. Для меня каждый, кто забивает, - это, можно сказать, спаситель.
- Как вы сейчас будете разрываться между футболом и семьей, уже прикидывали?
- Это сначала. Понятно, что надо поддерживать супругу, но чем дальше, тем будет проще - их же заберут домой, а там все близкие люди, и я буду знать, что все хорошо, все рядом. Сейчас, пока они в клинике, волнение какое-то еще есть. Хотя я не думаю, что на моей игре это как-то скажется.
 
 
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск