Страшнее украинских колдунов только ошибка Филимонова. Насколько был популярен Гершкович у мексиканских горничных и прочему он не реагирует на Бубнова...

Как Анатолий Бышовец завалил с помощью кремлевской "спецбригады" назначение Гершковича главным тренером сборной России, сколько миллионов принес РФС налог на иностранных тренеров, чьим рупором был в конце 90-х Василий Уткин - обо всем этом рассказал Михаил Данилович в большом интервью накануне матчей сборной России против Люксембурга и Азербайджана. 
 

Качалин

 
- Сборная СССР, в которой играли вы, часто каталась за границу. Какая поездка памятнее всего?
– В Южной Америке я был два раза: в 69 и 70 году. Как раз после второго турне Качалин перестал меня брать в сборную.
- Почему?
– У нас случился небольшой конфликт с Олегом Белаковским, врачом сборной. Я тут же извинился, конфликт был исчерпан, но Качалин решил меня отчислить. Белоковский сам ходил просить за меня, но Гаврил Дмитрич был непреклонен. Я до сих пор очень переживаю, что на чемпионате мира в Мексике я так и не сыграл. Хотя специфика моего организма была настроена на то, чтобы играть на высоте. У многих ребят, когда прилетали в Колумбию или Эквадор, кровь шла носом, как только выходили из самолета. На поле они тоже чувствовали себя неважно. А я двигался как будто ничего особенного нет. Меня спрашивали: «Ты что, не чувствуешь ничего?»
А вообще поездки были сложными. Специфика наших законов предполагала оплату не за количество матчей, а за пересечение границ. Наши импресарио это знали и планировали программу так, чтобы мы как можно чаще переезжали из страны в страну. За эти две поездки я объехал эту Южную Америку вдоль и поперек.
- Жаль, что вас не было в Мексике. Я хотел вспомнить великую историю, рассказанную Евгением Ловчевым. Якобы во время чемпионата мира один из футболистов сборной СССР устроил себе гарем из мексиканок, который постоянно пополнялся новыми и новыми дамами. Когда же сборная уезжала, а женщины в слезах вышли ее провожать, футболист крикнул одной из них: «А сына назови Гришей. В честь моего деда». Уже несколько лет я мучаюсь завистью и вопросом: кто же это был?
– Это не чемпионат мира, это как раз турне по Южной Америке. У нас был такой Виталик Хмельницкий – игрок киевского «Динамо» и большой хохмач. Там ничего особенного и не было, но когда горничные вышли нас проводить, он решил похохмить: «Лучана! Сына назовешь Гришей. В честь деда».
- У горничных вы пользовались популярностью?
– Да я бы не сказал… Тут другая ситуация. Сейчас правильно делают – сборов длиннее 12 дней не бывает. А у нас – на первый сбор едем в Сухуми. Дней на 36. Потом возвращаемся на пару дней в Москву и едем на второй сбор и с него – уже играть на первенство. В Москву возвращались уже к концу апреля. И вот когда ты только приезжаешь на эти сборы, смотришь на горничных и думаешь: «Какие же они все страшные». А потом они все хорошеют, хорошеют, хорошеют.
 

Романцев

 
- Вы были старшим тренером сборной России при Романцеве. Что входило в ваши обязанности?
– Олег Иваныч совмещал эту работу со «Спартаком». Поэтому все организационные вопросы, добыча информации о соперниках, взаимоотношения с тренерами, контакт с ребятами – все это было на мне. У нас тогда было много легионеров – мы впервые стали их встречать на хороших машинах, проводили их через VIP-выход в аэропорту. Создавали такую атмосферу, чтобы они понимали: их здесь ценят, ждут.
- Самый тяжелый день той сборной?
– Игра с Украиной. Олег не выдержал, за пару минут до конца ушел со скамейки… Переломили цикл, выиграли на «Стад де Франс», остался один матч и такой нелепый гол... Кто-то говорил, что там колдуны были за воротами.
- Кто?
– Колдуны. Ряд наших ребят из обслуживающего персонала, которые были за воротами. Говорили, что была какая-то атмосфера, какое-то поле нездоровое… А та команда была сильнее той, которая через два года поехала на чемпионат мира.
- Многие до сих пор считают, что Филимонов пропустил тот гол не просто так.
– Я не верю в это. Даже представить не могу, что Саша мог так сделать.
- Вячеслав Колосков видел Олега Романцева на чемпионате мира-2002 пьяным, а тогдашний глава Спорткомитета Вячеслав Фетисов предлагал уволить его с формулировкой: пьяницам не место в большом спорте. Кто-то из коллег рассказывал, что на чемпионате мира Романцев практически не выходил из своего номера. 
– Это какой-то утрированный подход. Это очень далеко от истины.
- То есть затворником он не был?
– У него все время так. Когда надо – приглашал людей. Я считаю его выдающимся специалистом – очень жаль, что он сейчас ушел из профессии. Мало кто мог так поставить игру, мало кто так чувствовал футболистов… Да, что-то мы могли себе позволять. После игры. Но чтобы много…
- Вы общаетесь?
– Да, иногда созваниваемся. Он часто ездит с ветеранами. Часто бывает на рыбалке… Проблема Олега в том, что он не привык работать под началом кого-то. А сейчас в руководстве клубов люди, которые мало компетентны и преследуют цели не развития клуба, а осваивания денег хозяина.
- В «Спартаке», когда он был его президентом, бюджет не осваивали?
– Так «Спартак» был частным клубом. Они жили на те деньги, что сами зарабатывали – на трансферах, еврокубках, от спонсоров. После того как «Спартак» выиграл 6 матчей из 6 в Лиге чемпионов, они продали ведущих игроков не просто так ведь. Продали, чтобы клуб мог существовать.
- На чемпионате мира-2002 сборная России не смогла выйти из самой простой группы. Почему?
– Много факторов. Например, перед чемпионатом мира сломался Мостовой, а в отборочном турнире он был нашей ключевой фигурой. Сломался в товарищеском турнире Samsung, в котором мы играть не очень хотели, но нам пришлось. Плюс Леша Смертин, который отличный сезон проводил, играл с травмой.
- Три вещи, которые не надо было делать в Японии?
– Первое – не играть в этом коммерческом турнире, он вообще не стыковался с нашим планом подготовки. Второе – чуть-чуть по-другому комплектоваться, может, три-четыре позиции.
- Вратаря, например?
– Вратаря мы не имели права менять, потому что Нигматуллин провел блестящий отборочный цикл. Я сколько раз ему говорил зимой, чтобы не уезжал, но он все-таки поехал в «Верону» и раскис там. Я ему постоянно звонил в Италию и говорил: «Все хорошо, ты наш первый номер». Ну и ошибся он, по сути, только раз – когда со штрафного от Бельгии пропустил.
Ну и третье – в матч с Бельгией выбрать немного другой состав. Кержакова и Сычева вместе ставить, может, и не надо было, но кого-то из них – да. Плюс еще была идея Семака поставить последним защитником, потому что он побыстрее, посообразительнее. Но не решились, потому что он никогда до этого так не играл/
 

Бышовец

 
- В 1993-м Кучеревский принял молодежную сборную, позвал меня начальником команды. У нас хорошо получалось: ездили в турне в Южную Америку, в Москве обыграли Германию. Но потом он неожиданно уехал на Украину по семейным обстоятельствам. Меня вызвал Колосков: «Кого будем назначать?» «Давайте думать». «А сам – возьмешь?» «Возьму». Образование у меня было, опыт – тоже.
Я всегда считал: работа тренером клуба и тренером сборной – это разные профессии. Есть те, у кого в силу таланта получается и там, и там, но таких мало. После молодежки я считал, что моего опыта достаточно, чтобы продолжать работу в сборной. Когда в 98-м из первой сборной ушел Борис Игнатьев, меня назначили исполняющим обязанности тренера главной команды. Потом был назначен Исполком, на котором должны были принять решение. Но Анатолий Федорович собрал бригаду, которая серьезно повлияла на этот процесс.
- Что за бригада?
– Сенаторы, депутаты. Мне дали понять, что не надо продолжать в этом участвовать.
- Как вам это дали понять?
– Меня два или три раза приглашали в Кремль, Игорь Шабдурасулов – мы с ним давно общаемся – говорил: «Подожди». А напрямую сказал, что надо снимать кандидатуру, Лужков. Мы были в неплохих отношениях, он сначала сам говорил, чтобы я выдвигался. Но когда это вышло на такой уровень, передумал: «Михаил Данилыч, не спеши».
- После чемпионата мира-2002 вы не тренируете вовсе. То есть уже 11 лет.
– После Японии я очень переживал. Насколько переживал, что отказывался от предложений, которые у меня тогда были. Всем говорил, что взял паузу. А потом пауза затянулась. Звать перестали.
- На что вы жили все это время?
– У меня и сбережения были, и бизнесом пытался заниматься. Еще ездил по регионам с выступлениями – заработок небольшой, но достаточный.
 
 

Мунтяну

 
- Представим, что у меня есть футбольный клуб. Я назову вам несколько причин, почему, если Слуцкий, Черчесов и Карпин заняты, я не хочу нанимать других россиян. Во-первых, знания. В Испании 46 школ тренеров по всей стране, в России – она одна.
– Я не знаю досконально весь рынок. Но повторюсь: если сравнивать отдельными специалистами, знания – на равных. А иногда знания наших тренеров превосходят.
- Вторая причина – многие русские тренеры пьют. В ФНЛ сейчас работает тренер, которого уже давно считают перспективным, но которого свои же игроки на тренировках постоянно видят под газом. Зачем мне такой в команде?
– Если взять общую массу, то процентов пять, может, и пьют. Но 95 – не пьют. Во всяком случае – на работе. Они относятся очень внимательно к этому делу. Но зачем вам нанимать кого-то из этих 5 процентов?
- Третья причина – русские тренеры не знают иностранного языка. Как он будет строить отношения в моей команде, в которой половина основного состав не говорит по-русски?
– Да, это проблема, которая не дает возможности многим нашим тренерам работать за рубежом. Я им всегда говорю: «Ребята! Учите язык». Отвечают: «Времени нет», еще что-то. Вот Гвардиоле сказали в «Баварии»: полгода – если не выучишь, контракта не будет. Говорит он теперь?
- И довольно неплохо. А почему не говорят наши тренеры? Никто из списка безработных, которых вы назвали, не говорит на иностранном языке.
– Но они-то работают здесь. Хуже, когда к нам приезжает иностранцы и за несколько лет не удосуживаются выучить хотя бы разговорную речь...
- Когда Мунтяну привез в «Кубань» пять помощников, вы сказали: «Не понимаю, зачем с собой тащить целый колхоз». А я знаю одного российского специалиста, который тренировал «Локомотива», тоже привел с собой кучу ассистентов и брал с них процент от зарплаты...
– Я знаю такого тренера.
- Мы говорим об одном и том же человеке?
– Думаю, да. Не будем называть его фамилию... Так вот по поводу помощников: сейчас иностранцы привозят и тех, кто уколы делает, и тех, кто мячи подает. Я согласен: когда человек приезжает в другую страну, один помощник ему нужен. Но один – не больше.
 

Уткин

 
- Александр Бубнов назвал идею вашего налога «дебилизмом». Как вы на это отреагировали?
– Я на Бубнова не реагирую. Я помню его еще футболистом и как раз с тех пор не реагирую. Специфический человек, который может что хочет сказать лишь бы пропиарить себя.
- Василий Уткин сказал: «Сейчас Россия может не выйти на чемпионат мира, если только назначить тренером Гершковича».
– Вася… У нас с ним давнишний разлад. Еще с тех пор.
- С каких?
– С 1998 года. Когда он принимал участие в процессе, чтобы меня не назначили главным тренером сборной. Он был рупором Бышовца.
У меня был определенный опыт работы в сборной. Специфику ее работы я уловил. Сегодня уже поздновато, но тогда я был готов и результат был бы другой. Шести поражений не было бы точно.
- Давайте же ответим Василию. Если бы вам доверили сейчас сборную России, вы вывели бы ее на чемпионат мира?
– Сейчас? Я давно не практиковал. Но если бы так случилось, уверен: Люксембург и Азербайджан мы бы точно обыграли.
 
 

Хотите быть успешной женщиной, которая всегда выглядит неотразимо? Предлагаем вам зайти на сайт http://to-dreams.org/ и почитать больше информации про косметику Орифлейм, посмотреть каталоги и почитать про бизнес с Орифлейм. Вас это очень заинтересует и вы поймёте, что это именно то, что вам нужно. Будьте яркой личностью!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск