Веря. Надежда. Любовь... Лучший бомбардир российского футбола - о знаковых вехах своей карьеры

В нынешнем «Роторе» Олег Веретенников ассистирует главному тренеру Валерию Бурлаченко, но для волгоградских болельщиков лучший бомбардир высшего российского дивизиона - живая легенда. Да и после выездных  матчей «Ротора» в первом дивизионе Веретенников пользуется не меньшим вниманием, чем главный тренер его команды. С главным российским голеадором побеседовал корреспондент «Спорт уик-энда».

До Давыдовых нашему семейному дуэту далеко

- Можно ли сравнить нынешний «Ротор» с той командой, в которую пришли вы?
- Аналогии провести можно. Костяк нынешней волгоградской команды составляют ребята такого же возраста, какими были мы в начале 90-х. У многих «Ротор» ассоциируется только с командой, несколько раз завоевывавшей серебряные медали, и мало кто помнит, что в свой первый сезон в высшей лиге ей пришлось бороться за выживание.
- Разделяете ли вы мнение о том, что футболист таланта Веретенникова должен был добиться большего?
- Абсолютно с ним не согласен. Да, мне не удалось стать чемпионом страны, но в эпоху романцевского «Спартака» об этом даже не мечтали армейцы, железнодорожники, зенитовцы. Мы же создавали интригу в российском чемпионате, повышая его уровень. Счастлив, что моя судьба сложилась именно так. Я ведь дебютировал в профессиональном футболе в 16 лет, а завершил карьеру в 39.
- Может быть, стоило дотянуть до круглой даты?
- Наверняка стоило, но измученный травмами организм этому всячески противился. Жизни без футбола я не мыслил и уже через два месяца после завершения игровой карьеры сел за парту в ВШТ.
- Вы стали вторым после нынешнего наставника зенитовской «молодежки» Анатолия Давыдова российским футболистом, выходившим на поле вместе с сыном…
- Все-таки семейный дуэт Давыдовых целый круг за «Зенит» отыграл, а мы вместе с сыном Павлом - только минут 20 за «Волгоград». Еще в одной игре он меня заменил. Сейчас Павел играет за волжскую «Энергию» во втором дивизионе, но надеюсь увидеть его в составе «Ротора».

Садырин не забыл про мою «самоволку»

- Дважды «Ротор», в котором блистали вы, останавливался в шаге от золотых медалей чемпионата. Реально было нарушить чемпионскую гегемонию «Спартака»?
- Реально, причем два года подряд. Особенно обидно было упустить первое место в 1997-м. Не буду вспоминать о судействе, сами были во многом виноваты. Не нужно было доводить дело до последнего тура, когда была возможность стать чемпионами досрочно. Мы свой шанс не использовали, а дома «золотой», по сути дела, матч со «Спартаком» проиграли.
- В финале Кубка России 1995 года вы не забили пенальти за две минуты до окончания овертайма, а затем в серии 11-метровых почетный трофей выиграло московское «Динамо»…
- Тот пенальти, как потом неоднократно отмечали, был достаточно сомнительным. Конечно, коль судья показал на «точку», нужно было забивать. Сбил с толку меня тогдашний президент «Ротора» Владимир Горюнов. Так заорал, чтобы бил на силу, что я изменил своей привычной манере. Всегда ведь старался переиграть вратаря, а тут пальнул что есть мочи и попал в штангу. В послематчевой серии я все-таки переиграл голкипера динамовцев, но он взял реванш, когда к «точке» вышел Игорь Корниец. Обидно, конечно, что самых ценных наград российского чемпионата в моей коллекции нет.
- Роман со сборной у вас также не сложился…
- Не только у меня. Из Волгограда практически никого в ту пору в сборную не призывали. Не вписывались тогдашние лидеры клуба в стиль игры команды. В 1994-м, готовясь к чемпионату мира, сборная проводила товарищеские матчи в США. Из «Ротора» пригласили меня и Владимира Геращенко, но тогдашний главный тренер Павел Садырин даже не выпустил нас на поле. Возможно, Павел Федорович не забыл мою самовольную отлучку из ЦСКА в начале 90-х.
- Неужели в тогда еще армейской команде допускались «самоволки»?
- Меня командировали в Москву из приписанной к армейскому ведомству команды, базировавшейся в Верхней Пышме. Это пригород Свердловска, а ныне - Екатеринбурга. ЦСКА тогда играл в первой лиге, но ни у кого не было сомнений, что армейский клуб выйдет в высшую. Садырин с ходу поставил меня на непривычную позицию левого полузащитника. Играл я плохо и был заменен минуте на 30-й, когда ЦСКА проигрывал. После этого собрал вещички и махнул домой. В ЦСКА от такого поступка были не в восторге. Хотели на гауптвахту посадить, потом перевели в обычную спортроту, откуда уже Геннадий Штромбергер вытащил в выступавший во второй лиге фарм-клуб ЦСКА.

Легионерский опыт весьма полезен

- В Салониках, где мы встречались 13 лет назад, вы сетовали на то, что слишком поздно уехали за рубеж…
- Легионерский опыт считаю весьма полезным, хотя и в «Арисе», и в бельгийском «Льерсе» специфических проблем хватало. С греческой необязательностью в плане выполнения контрактных обязательств довелось столкнуться. Эта черта у эллинов задолго до кризиса проявилась. В Бельгии неожиданным препятствием для продолжения карьеры стала необходимость оформлять специальное разрешение на работу. Это сейчас наши футболисты, а особенно их агенты, в курсе всех веяний. Ребятам моего поколения приходилось сложнее. Готов и сегодня повторить, что уезжать из Волгограда за рубеж нужно было не в 29, а четырьмя-пятью годами раньше. Только в этом вопросе от меня мало что зависело. До сих пор могу только предполагать, от каких клубов поступали предложения боссу «Ротора» Владимиру Горюнову и почему он их не принял.
- Относительно своей тогдашней трансферной цены были в курсе?
- Опять-таки, могу лишь предполагать. Сведущие люди говорят о двух миллионах долларов. Сегодня эта сумма может показаться смешной, но для 90-х в российском футболе она была вполне значимой.
- Сейчас российские футболисты, в принципе, не рвутся за рубеж…
- Прекрасно их понимаю. В клубах Премьер-лиги сейчас условия соответствуют европейским. Только в элитных клубах ведущих лиг платят больше, но и спрос со звезд там совсем иной. Средний же уровень в РФПЛ выше, чем в большинстве европейских чемпионатов. Речь, понятно, не о футболе, а об условиях контрактов.
- При этом очень многие молодые ребята довольствуются ролью запасных с хорошей зарплатой…
- Все от человека зависит. Сейчас вот после успеха команды Дмитрия Хомухи на юниорском чемпионате Европы многие вспоминают о судьбе чемпионской сборной Игоря Колыванова. Из нее никто так и не пробился в основные составы клубов Премьер-лиги. Только ведь все зависело от самих ребят. Шанс им был предоставлен, а уж как они им воспользовались, другой вопрос. Пробился же в основу «Динамо», имея в конкурентах звездного немца Кевина Кураньи, воспитанник клуба Александр Кокорин! Он и в сборной сейчас все громче заявляет о себе.
- Приезд легионеров, которым платят больше, чем им предлагает любой из европейских клубов, способствует подъему уровня российского футбола?
- Давайте обсуждать не контракты, а игру. Халк, Это’О, Думбия, Вагнер Лав - это футболисты мирового уровня.
- Сейчас многие утверждают, что в 90-х забивать было легко, ведь уровень российского чемпионата был низким…
- С этим также категорически не согласен. Вспомните, что в 1992-м московское «Динамо» выбило из Кубка УЕФА лидировавший в то время в Серии А «Торино», а «Торпедо» прошло «МЮ». В высшей лиге играли футболисты, которые затем не затерялись и в сильнейших европейских чемпионатах. Другое дело, что легионеры были в основном из республик бывшего Союза, да и они охотно принимали российское гражданство. И контракты были намного скромнее. Сейчас даже в молодежных командах Премьер-лиги платят больше.

С нормальными болельщиками проблем не было

- Вы играли в «Мордовии», которая отчаянно билась за сохранение места в Премьер-лиге в нынешнем сезоне, и в Екатеринбурге, который будет представлен в элитном дивизионе после долгого перерыва…
- В Екатеринбурге я начинал свою карьеру, а нынешний «Урал» сравнивать с тогдашним «Уралмашем» не стоит. За сезон, проведенный в Саранске, мне не стыдно. В «Мордовию», которая тогда еще имела приставку «Лисма», меня пригласил главный тренер Александр Хомутецкий. В тот год забил 18 мячей в первом дивизионе и был признан лучшим игроком команды.
- На закате карьеры вы часто отправлялись на заработки в Казахстан…
- Просто хотел играть в футбол, а других предложений не было. Не могу сказать, что легионеры там пользуются таким же уважением, как в России. Во всяком случае, зарплату в «Астане» нам с Владимиром Бесчастных пришлось выбивать. Хотели даже в арбитражный суд в Лозанне обращаться, но часть денег все-таки заплатили.
- На финише нынешнего сезона одной из тем для обсуждения является конфликт Романа Широкова с болельщиками. У вас ведь тоже была стычка с фанатом «Сокола»…
- Давняя история, о которой и вспоминать-то не хочется. Отвесил тогда пинок одному явно неадекватному гражданину, который не понимал нормальных слов. Почему-то многие люди, называющие себя фанатами, считают, что могут безнаказанно оскорблять футболистов. Увы, в подобных случаях часто всю вину перекладывают на игроков, а действия неадекватных фанатов преподносятся как доблесть. С нормальными болельщиками у меня никогда проблем не было. В Волгограде даже регулярно вывешивали адресованный мне баннер: «Веря. Надежда. Любовь».
Николай СВЕТЛИЧНЫЙ.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск