Бруну Алвеш: Дружить всей командой невозможно. Но биться за победу могут лишь люди, объединенные общей целью

Что делает людей, выходящих на поле, единым коллективом, силой, способной побороть любые трудности? Как часто в своей жизни приходилось преодолевать их защитнику «Зенита» Бруну Алвешу и  что помогает ему в поворотные моменты? Возможно ли избежать в футболе ошибок? Об этом и многом другом рассказывает для «Нашего «Зенита» португальский защитник «сине-бело-голубых».

 

Ошибки в футболе неизбежны

— Вы недавно вернулись из расположения сборной Португалии. Довольны?

— Сыграл я неплохо, но сказать, что доволен, не могу. Ведь моей команде не удалось добиться нужного результата: первый матч — со сборной Израиля — закончился вничью. Сборную Азербайджана мы смогли победить, но в сложившейся ситуации нам было важно выигрывать в обоих случаях. Теперь необходимо двигаться дальше.

 

— Но все-таки забивать приятно?

— Да, и все же, как защитник, я предпочитаю любому своему голу мяч, не забитый в наши ворота. Конечно, когда удается дважды подряд поразить ворота соперников, испытываешь приятное ощущение. Но ведь конечный результат куда важнее, а кто именно забивает голы — в итоге не имеет значения. Я вот отличился в обоих матчах сборной, но второй мяч — победный — вспоминаю с куда большим удовольствием.

 

— Вы согласны с тем, что позиция защитника, особенно центрального, одна из самых неудобных? Можно прекрасно играть, забивать голы, но все равно лучше всего запомнится ваша единственная ошибка.

— Очень многие винят в любом пропущенном голе вратаря или одного из защитников. Но если команда проигрывает, то проигрывает именно команда, а не отдельный футболист или линия. При этом ответственность за каждый мяч, забитый в наши ворота, ложится исключительно на игроков обороны. Мы сделаем все, чтобы нам забить не смогли, но вы же понимаете, что в конкретном матче противник может оказаться сильнее. А в тот момент, когда защитник допускает роковую ошибку, мы уже очень близки к тому, чтобы получить гол в свои ворота — ведь игровая ситуация вовсю развивается в этом направлении.

 

— То есть защитников и вратарей обвиняют несправедливо?

— Бывает и так. Поверьте, мы изо всех сил стараемся не допустить ошибок. Просто сыграть идеально очень сложно, а для того, чтобы противник смог создать опасный момент, порой нужно совсем немного.

 

— Не так давно казалось, что футбол становится все более осторожным и прагматичным, а защитники скоро научатся разрушать любую атаку. Кажется, развитие пошло по другому сценарию?

— Непредсказуемость результата — именно то, что делает футбол таким удивительным зрелищем. Никто не идет на стадион для того, чтобы увидеть нулевую ничью, — все хотят посмотреть на забитые мячи. И как бы ни менялись тактические схемы, как бы игроки ни готовились, они будут ошибаться — просто потому, что они люди. А значит, будут и голы. Если бы все упиралось в теорию, вряд ли футбол был бы по-прежнему интересен — ведь сейчас все про всех всё знают. Так что сохранить зрелищность нашему виду спорта позволяют, в том числе, и ошибки в обороне, и удары мимо из, казалось бы, верных позиций.

 

Сборная и клуб

— Насколько матчи за сборную отличаются от игр за клуб?

— Сами по себе отличаются не так уж сильно. Но играть за национальную команду — это особенное чувство. Ты ведь играешь за свою страну! Я патриот, я люблю свою родину, играть в сборной и носить на груди португальский флаг мне очень приятно. В матчах клубных чемпионатов ощущения другие, ведь они проходят каждую неделю — здесь свои плюсы. Именно в клубе собраны твои товарищи, хорошо знакомые партнеры по команде.

 

— Вам не кажется, что интерес к матчам сборных в последние годы снижается?

— В Лиге чемпионов собраны сильнейшие клубы и игроки мира — и для тех и для других этот турнир крайне важен. Но играть за свою страну — разве это не важно? Это вопрос гордости. Иногда сборной приходится встречаться с командами заведомо более слабыми, например, в отборочных матчах. Но если ты пройдешь этот путь до конца, тебя ожидает самый крупный из существующих турниров — Кубок мира.

 

— Почему ваш партнер по национальной команде Криштиану Роналду в клубе выглядит убедительнее, чем в сборной?

— Во-первых, я не согласен с тем, что в сборной он играет хуже. Просто от него всегда ждут очень многого — обязательной победы, обязательного гола. А ведь сборная и клуб — совершенно разные команды. В одной из них ты проводишь весь год, в другую приезжаешь на одну или две недели. Все совсем не так просто, как кому-то может показаться.

 

— Вы скучаете по родине?

— Приехать в Россию — мой собственный выбор, и в Петербурге мне совсем не тяжело. Я счастлив быть здесь, это просто удивительный опыт, о котором я никогда не пожалею. Хотя я, конечно, скучаю и по своей стране, и по родителям, братьям и друзьям. Но прежде всего моя жизнь — это футбол. Так что мне нравится тренироваться, играть и выигрывать вместе с «Зенитом».

 

— Жене и детям здесь не скучно?

— Им здесь очень нравится. Особенно детям — на каникулах в Португалии они меня все время спрашивают, когда мы уже поедем обратно. Они любят свою школу, с удовольствием учат русский. Они говорят гораздо лучше, чем я, и у них много русских друзей — с ними учатся не только иностранцы. Думаю, для детей тоже очень полезно понять других людей, узнать другую страну. Вообще осознать, что не стоит бояться перемен.

 

Гол защитника – особая статья

— Голы, забитые вами за сборную, — это результат работы над определенными игровыми комбинациями? Или для защитника здесь главное — везение?

— На протяжении практически всех тренировок мы отрабатываем действия в обороне, ведь прежде всего защитники должны охранять свои ворота. Поэтому при подключении к атаке для игроков нашей линии главное — правильно уловить момент, почувствовать, что сейчас нужно сделать. Специально игровые комбинации, в которых, например, я бы оказывался на острие, никто не наигрывает. Защитник никогда не старается забивать в каждой игре и не думает о голах ежедневно.

 

— Неужели и в детстве забивать в каждом матче не хотелось? Не мечтали стать нападающим?

— Конечно, когда ты только начинаешь заниматься футболом, тебе хочется забивать, хочется показать технику, дриблинг, праздновать забитый мяч. Но когда приходит понимание того, что такое команда, ты начинаешь думать и о том, на какой позиции можешь сыграть лучше всего. К тому же в моей семье почти все защитники: отец, старший брат.

 

 

Первый тренер - отец

— Вашим первым тренером был отец. Понимание командной игры — это от него?

— Все-таки это пришло позже. В детстве мы все учимся двигаться, обороняться, атаковать. Позиция в раннем возрасте не играет такой существенной роли. И вообще, довольно долго после нескольких забитых за короткий промежуток времени мячей ты думаешь: может, мне стоит попробовать себя в роли нападающего? Но образ мысли защитника не предполагает мечтаний о голах.

 

— Способность высоко прыгать — это талант или навык?

— Этому я научился, и прыгучесть в первую очередь зависит от физической формы. Еще в Португалии — и в «Порту», и раньше — я не ограничивался общекомандными тренировками, всегда занимался дополнительно. Один или вместе с отцом. Отрабатывал передачи, удары головой, бегал, прыгал. Я всегда старался быть сильнее нападающих соперника, поэтому и сейчас после тренировок часто задерживаюсь в тренажерном зале. Талант в футболе, конечно, важен, но постоянные тренировки все-таки важнее.

 

К депрессиям не склонен

— Интересно, тренироваться под руководством отца — это удовольствие? В раннем детстве ведь вам ни одной тренировки нельзя было пропустить?

— Мне всегда нравилось тренироваться, приятно быть в хорошей форме, чувствовать себя сильным. А проводить занятия вместе с кем-то из близких людей — это вообще нечто особенное. Не только в отношении практического результата, но и в смысле той личной связи, которую ты строишь с отцом или братьями. Это незабываемое ощущение, которое остается с тобой навсегда. В дальнейшем в том числе и эти воспоминания помогают тебе развиваться, стимулируют выход на новый уровень.

 

— Сейчас с семьей часто общаетесь?

— Конечно. Бывая в Португалии, провожу двух-трехчасовые тренировки с отцом. Мы очень часто говорим с ним о футболе, разбираем, что мне стоит улучшить в игре. Я регулярно созваниваюсь с мамой, общаюсь с братьями, с которыми мы тоже обсуждаем матчи своих команд.

 

— В том числе и собственные ошибки?

— Разумеется, не только расхваливаем себя и друг друга. Вообще очень важно, когда есть кто-то близкий, кто тебя понимает и при этом понимает футбол. Иногда нужно просто услышать хорошие слова, немного успокоиться.

 

— Самому ошибки не слишком западают в душу? Депрессий после неудачного матча у вас никогда не было?

— Нет, я к депрессиям не склонен. Если я недоволен тем, как сыграл, то могу здорово рассердиться и бываю очень зол на себя. И было бы не совсем правильно говорить, что свои ошибки нужно забывать, — их нужно помнить для того, чтобы постараться не повторять их в будущем. Но неудачные моменты нужно уметь оставлять позади.

 

— На близких в сложных ситуациях не срываетесь?

— Нет, что вы! Я их очень люблю и всегда помню, что они здесь ни при чем.

 

— Переживать сложные моменты — это тоже талант? Или этому можно научиться?

— Футбол — это ежедневная учеба, и научиться здесь можно почти всему. Это не только игра, но и настоящая школа жизни, которая учит справляться с любыми ситуациями.

 

— Игроки обсуждают ошибки друг друга в раздевалке или в столовой? Может ли один игрок пошутить по поводу действий другого?

— Зависит от ситуации. Все мы знаем, что каждый из нас заинтересован в том, чтобы играть лучше, а для этого сложные моменты нужно обсуждать. Что касается шуток, надо помнить, что любую из них можно интерпретировать по-разному. Но в принципе ничего плохого в этом нет, и, если у игроков нормальные отношения, почему бы им вместе не посмеяться? Вообще, в футболе необходимо разговаривать. Очень многие вещи можно осознать тогда, когда они озвучены. Это помогает понимать ошибки и переживать трудности.

 

 

Мы вместе для победы

 — Должны ли все футболисты одной команды дружить между собой? Или, прежде всего, они коллеги по работе?

— У нас в «Зените» очень хорошая атмосфера. Помню, когда я приехал в Санкт-Петербург, меня встретили приветливо, я сразу почувствовал, что партнеры меня уважают. Конечно, у каждого игрока в команде есть кто-то, с кем он общается больше, чем с другими. И совсем не обязательно, чтобы вне поля ты был в одинаково близких дружеских отношениях с каждым из тех, с кем на это поле выходишь. Но в игре ты должен вести себя как друг, понимаете? Болтаете ли вы, смеетесь ли, проводите ли вместе свободное время за пределами стадиона — кому это важно, если во время матча вы не ведете себя по-товарищески? Мы должны помогать друг другу и вместе делать все для победы. С этим у нас все в порядке.

 

— А вы со своими товарищами по «Зениту» через 20 лет будете созваниваться и встречаться?

— Думаю, да! У меня здесь есть очень близкие друзья, с которыми я буду общаться и после завершения игровой карьеры.

 

Жить футболом - наша семейная традиция

— А в Португалии кто ваши лучшие друзья?

— Большинство моих друзей прямого отношения к футболу не имеют, и мой ближайший друг никогда не был игроком. Я продолжаю общаться с теми, с кем играл в детстве, с кем учился в школе. В футболе ты ведь довольно часто переезжаешь, меняешь клубы — так что по-настоящему кого-то узнать за пределами поля многим вообще не удается. Но мне в этом смысле повезло. Например, с Эдгаром Поштигой я начинал тренироваться, когда нам было всего по шесть лет, а уже много позже мы опять встретились в «Порту», сейчас вместе играем за национальную сборную. Конечно, мы с ним продолжаем общаться.

 

— Футболисты — люди, по меньшей мере, состоятельные. Вам нравится тратить деньги? Испытываете ли вы тягу к роскоши?

— Я думаю, футболисты получают столько, сколько дает им футбол. На сегодня это огромная индустрия, в которой крутятся очень большие деньги. Если бы это было не так, игроки зарабатывали бы гораздо меньше. Но все-таки деньги не самое главное. Мы ведь играем ради очень многого — своей семьи, друзей, страны, наших болельщиков. А кроме того, мы играем для самих себя. Я живу футболом — это наша семейная традиция. Например, в те времена, когда мой отец был профессиональным футболистом, больших зарплат не было вовсе, но он занимался любимым делом. Я играл и тогда, когда зарплаты были гораздо скромнее, и тогда, когда мне за это вообще никто не платил. И сейчас я играл бы за куда более скромные деньги, если бы футбол не мог предложить больше. Конечно, все смотрят на вещи по-разному, но думаю, я далеко не один такой. Что касается роскоши — я к ней страсти не испытываю, мне нравятся обычные вещи, я не стремлюсь кого-то удивить. Но если кому-то доставляет удовольствие тратить деньги, в этом я тоже ничего плохого не вижу — в конце концов, они для того и существуют.

 

— Вы следите за тем, что о вас сообщают в СМИ?

— Не слишком внимательно. У меня о себе есть собственное мнение. Я делаю все, что в моих силах, на тренировке и все, что в моих силах, во время матча. Я могу допустить ошибку, но я должен знать, что полностью выложился. Я дорожу мнением тех, кто разбирается в футболе, мнением своей семьи, своего отца. А то, что кому-то может не нравиться мой стиль игры, — это нормально, каждый человек имеет право на собственное мнение. С критикой все равно ничего сделать нельзя, так что ее нужно просто принимать. Поэтому я не прошу переводить мне подпись под каждой моей фотографией в интернете

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск