Левон АРОНЯН: Настроиться на партию помогают музыка и… соперник

Армянский гроссмейстер – о соперниках, своей игре и секретах подготовки.

Левон Аронян выделяется искренней, а не показной доброжелательностью к собеседнику. Беседуя с ним, не боишься задавать любые вопросы. Ехидства и иронии с его стороны они не вызывают, и он не «вставит шпильку», показывающую свое превосходство над собеседником. Его отец сказал, что до сих пор удивляется потребности сына в чтении: «В свое время удивился, увидев, что Левон читал такую книгу, как «Игра в бисер».   

Самый неудобный оппонент - Крамник

- Левон, ставили ли вы перед этим турниром какую-то цель?
- Это особенный турнир – мы редко играем в таких необычных условиях. Хотелось показать себя с наилучшей стороны, чтобы болельщикам Парижа и Санкт-Петербурга понравилось мое творчество.  
- После парижской части турнира пришлось внести коррективы или решили играть, как играется?
- Я понимал, что играть вторую часть турнира будет сложно. В некоторых партиях пришлось рисковать, чтобы улучшить свое турнирное положение.    
- Это прошло без потерь?
- Да. Можно сказать, повезло, и я его не ухудшил – соперники простили. Сегодня я счастлив – победил в день рождения своей племянницы. Это дочь моей сестры, которая научила меня играть в шахматы, хотя сама в них не играет. Рядом со мной мои родители и доброжелательные любители шахмат.  
- Кто из соперников был наиболее опасен своей манерой игры?
- Для меня неудобными являются все сильные шахматисты – значит, все участники этого турнира. Если говорить конкретно, то у меня очень плохой счет предыдущих встреч с Крамником.
- Это поддавливало в глубине сознания?
- Да, это меня всегда поддавливает – пытаюсь улучшить свой счет. В то же время это и подстегивает.
- В первом туре вы потерпели единственное поражение в этом турнире. Очень хорошо играл китайский шахматист или вы не очень хорошо?
- Дин Лижэнь провел эту партию на высоком уровне. Я не был с ним прежде знаком и несколько недооценил.   
- Есть ли какой-нибудь ритуал или традиция, относящиеся к игре?
- Особого ритуала нет, но я очень люблю, если есть время, послушать перед партией какое-нибудь музыкальное произведение. А еще заставляет мобилизоваться имя соперника, с которым предстоит сесть за доску.

В турнире претендентов сыграл ниже своего уровня

- Что можете сказать о последнем турнире претендентов?
- Мне кажется, что я в нем не справился с нервным напряжением и играл ниже своего уровня.
- Ваше мнение по поводу того, что матч на первенство мира между Вишванатаном Анандом и Магнусом Карлсеном хотят провести на родине индийского гроссмейстера.
- Ту всё зависит от договоренности с ФИДЕ. Я не имею информации, и мне трудно это комментировать.
- Я спросил вас не как человека, обладающего информацией, – хотелось бы узнать ваше личное мнение.
- Мне кажется, что у этой истории есть предыстория. Я слышал о том, что в прошлом году Ананду пообещали провести матч на его родине. Это было своего рода встречное предложение за его согласие играть матч на первенство мира с Гельфандом в Третьяковке.  
- Значит, если перевести на язык хоккея, это своеобразный отложенный штраф?
- Можно сказать и так.

Не впускай неудачу в сердце!

- Кто ваш секундант?
- У меня их много. В этом турнире мне помогал международный мастер Ашот Наданян.  
- Что он говорил перед партией с Крамником: «Забудь о том, что было»?
- Психологические вопросы я обычно решаю сам – считаю, что каждый спортсмен должен уметь регулировать свои нервы и находить выходы из тяжелых ситуаций, а в чисто шахматных вопросах он мне очень помог – многие идеи, которые я применил в этом турнире, были найдены с его помощью.
- Есть человек, которому вы доверяете как психологу?
- Если у меня возникают проблемы, помогает врач нашей команды. В то же время каждый опытный шахматист в какой-то мере сам становится психологом – невозможно стать хорошим игроком, не умея пользоваться поддержкой изнутри или извне.    
- О некоторых спортсменах близкие им люди говорят, что после поражений к ним лучше не подходить – можно нарваться на неприятности. Как вы переносите неудачи?  
- Всё зависит от уровня неудачи. Конечно, если она происходит в очень значимом турнире, я бываю расстроен, но всё равно стараюсь не принимать это слишком близко к сердцу и оставаться в ра­зумных рамках.    

Президент всегда готов помочь

- В Армении шахматная смена подрастает?  
- Талантливые ребята есть. Правда, не знаю - насколько, но в этом году я планирую провести с молодежью сбор и постараться понять уровень их мастерства и таланта. В прошлом году подобные сборы проводил мой друг и многолетний помощник Габриэль Саркисян.   
- Время на это будет?
- Я думаю, что найду свободную неделю.
- Ваша любимая девушка играет в шахматы?    
- Да, она бывшая шахматистка.
- Значит, вам повезло – не нужно ей объяснять, что это такое.
- Слава богу!
- Иначе было бы тяжелее общаться с человеком, который не интересуется главным делом твоей жизни - считает это ерундой, не заслуживающей внимания?
- Я думаю, да.
- На каком уровне происходит ваше общение с Президентом Армении, учитывая то, что он одновременно и президент вашей шахматной федерации? Как часто это бывает – планово не планово? Можете обратиться к нему по телефону?
- Я не позволю себе мешать человеку, который занят делами всей страны, но знаю, что если мне понадобится помощь, могу к нему обратиться. Правительство и лично Президент Армении помогают мне. В частности, в финансировании подготовки к соревнованиям.
- Вы впервые в Санкт-Петер­бурге?
- Нет, я приезжал сюда и уже ориентируюсь в вашем красивом городе. По крайней мере, в центре.
- Есть ли в нем такое место, находясь в котором, вы сбрасываете будничные заботы и напряжение?
- Мне нравится Дворцовая площадь. Не только потому, что ее окружают великолепные старинные здания, составляющие гармоничный, единый ансамбль с самой площадью и Невой, но и потому, что на ней нет автомобильного движения
- Рутинный вопрос – ближайшие планы?
- Через неделю у меня турнир в Норвегии. Отправляюсь туда 5 мая.
Владимир ВАШЕВНИК.


Шахматы. Мемориал Александра Алехина

Фортуна выбрала достойнейшего. Левон Аронян – победитель турнира двух музеев

В Санкт-Петербурге завершился Мемориал Александра Алехина. Стартовав в парижском Лувре, уникальный шахматный турнир продолжился в стенах Михайловского дворца Государственного Русского музея. Соединив древнюю игру, историю и мир искусства, это соревнование доставило немало приятных минут всем, кто за ним следил.  

Фото на память

Победителям музейного шахматного турнира стал Левон Аронян. В заключительном туре армянский гроссмейстер выиграл у Максима Вашье-Лаграва из Франции и сумел по очкам догнать возглавлявшего турнирную гонку Бориса Гельфанда, который, в свою очередь, сыграл вничью с чемпионом мира Вишванатаном Анандом. У обоих гроссмейстеров по 5,5 из 9 очков, однако на счету Ароняна больше побед – именно ему вручен главный приз.
Кстати, после окончания предпоследнего тура автор этих строк попросил коллегу-журналиста сфотографировать меня с одним из участников турнира. В ответ на вопрос: «С кем?», сказал: «С победителем турнира - с Ароняном». В тот вечер Левон отставал от Гельфанда на пол-очка, и мои слова были восприняты с иронией. После окончания турнира, отдав Левону фотографии, иронизировал уже я. Международный мастер, 3-кратный чемпион Ленинграда по шахматам Вадим Файбисович обосновал мою догадку о победителе турнира:
- Я не сомневался в том, что Аронян в последнем туре выиграет. Во-первых, он играл белыми, а во-вторых, с недавним лидером, которого заметно надломило поражение в предпоследнем туре. Говорят, что раненый зверь опасен, но это не тот случай – французкий шахматист молод и не имеет опыта игры в таких ситуациях.      
- Тигран Петросян советовал после досадного поражения следующую партию играть вничью.
- Совершенно верно, но как минимум надо, чтобы это позволил сделать соперник. Максиму не повезло – Левон творчески играющий шахматист и играть с ним на ничью довольно тяжело.

«До последнего посетителя»

Победителя Мемориала радостно приветствовали многочисленные любители шахмат. На этом турнире он стал любимцем зрителей, которые оценили его дружелюбие. Раздачу автографов и интервью Левон выполнил, что называется, «до последнего посетителя». Никому не отказал и в просьбе сфотографироваться. В ответ на поздравления чуть смущенно улыбался. Поздравили его и представители армянской диаспоры. В том числе и Гурген Иванян, который в свое время прошел полный курс подготовки космонавтов – только случайность помешала ему стать первым армянским космонавтом.
У гроссмейстера Евгения Алексеева – свой профессиональный взгляд на ситуацию. «Обычно после окончания игры наступает такая опустошенность и усталость, что с трудом даешь только обязательные интервью, предусмотренные регламентом соревнований. А Левон просто неиссякаем в своей доброжелательности и открытости. Помимо всего прочего, это говорит и о запасе энергии этого, на первый взгляд, не атлетического телосложения человека», - очень тонко подметил Евгений Алексеев.  

Надежда на «продолжение банкета»  

В заключительный день турнира в зале собрался своеобразный шахматный бомонд. Встретились те, кто по разным причинам давно не виделись. В этом тоже своя притягательность подобных турниров – люди рассказывали о своей жизни. Большим вниманием пользовались родители Ароняна. Среди почетных гостей был и Анатолий Карпов. Знаменитая венгерская шахматистка Юдит Полгар показывала фотографии детей. Петр Свидлер и Марк Тайманов делали это воочию – они были здесь в семейном окружении. Рядом с Анандом находилась его супруга Аруна.
- Вишванатан, Марта – супруга чемпиона мира Эммануила Ласкера, во время партии занималась вязанием и пыталась понять о ходе игры по внешнему виду мужа. Надежда – супруга чемпиона мира Василия Смыслова, сравнивала количество фигур у мужа и его соперника. Рона Петросян, супруга чемпиона мира Тиграна Петросяна, в шахматах разбиралась лучше. А насколько понимает их ваша супруга? – интересуюсь у действующего чемпиона мира.    
- Сейчас с этим проще – есть компьютерный анализ, и она с его помощью следит за ходом партии и смотрит на реакцию специалистов. Сама она не играет, - с улыбкой поведал Вишванатан АНАНД.   
Все, с кем удалось побеседовать, отмечали хорошую организацию турнира, большое количество зрителей и выражали надежду на «продолжение банкета». Всем хочется, чтобы подобные турниры, с участием сильнейших шахматистов, проходили в нашем городе регулярно.
Завершившаяся неделя «больших шахмат» наглядно показала, что не футболом единым жив спорт Санкт-Петербурга – есть в нем и те, кто в течение семи часов способны с удовольствием наблюдать за игрой, не высказываясь ни в адрес судей, ни чужих спортсменов. Больше того – их игровые комбинации вызывали восхищение и желание привести на следующий тур детей. В отличие от футбольной, в стенах Михайловского дворца царила атмосфера взаимного уважения, а не ненависти. Конечно, нет предела совершенству – в нашем городе шахматные соревнования проводились и в больших по размеру залах, и к ним выпускали специальные значки, и для зрителей устраивались сеансы одновременной игры. В одном из них, на межзональном турнире 1973-го, играл Гарри Вайнштейн, который потом стал Каспаровым, а автор этих строк пытался ему подсказывать ходы. Конечно, сейчас это выглядит смешно, но ведь тогда будущему чемпиону мира было всего 10 лет, и это меня оправдывает – откуда я мог знать, кому хочу помочь… Всё это было, но ведь «лиха беда - начало» - главное, что «лед тронулся». Хочется надеяться, что Мемориал Алехина - не разовое мероприятие, оно непременно получит свое продолжение на следующий год.   

Шахматы. Мемориал А. Алехина. Париж – Санкт-Петербург. 9-й тур. Левон Аронян (Армения) – Максим Вашье-Лаграв (Франция) – 1:0. Майкл Адамс (Англия) – Владимир Крамник (Россия) – 0:1. Ничьи: Борис Гельфанд (Израиль) – Вишванатан Ананд (Индия), Петр Свидлер (Россия) – Лоран Фрессине (Франция), Никита Витюгов (Россия) - Дин Лижэнь (Китай).
Итоговое положение. 1. Аронян – 5,5 (3 победы). 2. Гельфанд - 5,5 (2 победы). 3. Ананд – 5. 4-8. Адамс, Витюгов, Фрессине, Крамник, Вашье-Лаграв - по 4,5. 9. Дин Лижэнь - 3,5. 10. Свидлер - 3.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск