Константин Зырянов: В дриблинг пойдешь - защитники ноги оторвут. А в пас сыграть - троих на поле хватит…


Полузащитник «Зенита», прошедший путь от третьего дивизиона до Лиги чемпионов, рассказал клубному журналу о годах, проведенных в «Амкаре» и «Торпедо», рассуждает о философии игры и отказывается быть героем российского футбола.

Когда трибуны гонят вперед…

- Константин, почему в гостях не получилось сыграть с «Ливерпулем» так же здорово, как на своем поле?

- Я бы не сказал, что эти два матча получились совершенно разными. В домашней встрече нам кое-где повезло, соперник не реализовывал свои моменты. Ну а на «Энфилде» везение закончилось, и они забили даже то, чего уж вовсе не должны были. У меня двоякое ощущение по этому поводу. Наверное, я мог бы сказать, что нам повезло проиграть 1:3. Конечно, и поддержка трибун, которые гнали «Ливерпуль» вперед, тоже повлияла.

- А насколько важна поддержка? Судя по интервью футболистов, все воспринимают ее по-разному: кто‑то говорит, что слышит каждое слово, кто-то - что не слышит ничего, а некоторым все равно, за кого болеет стадион, - главное, чтобы был шум.

- Мне кажется, когда болельщики переживают за тебя, это заставляет идти вперед. Такого, чтобы было не важно, за кого болеют, я никогда не ощущал. Когда перед зимним перерывом мы играли с «Анжи» и ЦСКА, болельщиков очень не хватало - как нам, так и соперникам.

Не стиль, а результат!

- Когда говорят, что с тем или иным соперником важно сыграть в свою игру, что это означает? Нужно забыть о сопернике и действовать так, как свойственно команде? Или это просто уход от ответа?

- Мне кажется, что нужно в первую очередь добиваться результата. Показал ты свою игру при этом, не показал - это уже выдумки. Все равно, как бы банально это ни звучало, все команды играют так, как им позволяет играть соперник.

- Насколько оправданны разговоры о собственном стиле команд? Существует ли некая философия футбола, или все сводится к тому, что одна команда сильнее, а другая слабее?

- Дело в том, что сейчас не так уж много команд, у которых есть собственный стиль. Конечно, в этом смысле выделяется «Барселона» - так, как она, не играет никто.

Дриблинг? Ноги оторвут

- Есть ли сейчас такие понятия, как итальянский футбол, английский, восточноевропейский? Или все унифицируется, подтягивается друг к другу?

- Нет, отличия, конечно, видны. Если я буду смотреть матч между двумя английскими командами, то сразу пойму это, даже если не буду знать заранее. Или между итальянскими: меньше беготни, больше тактики, все выстроено, выверено. Немецкий футбол тоже, думаю, ни с каким другим не спутаешь: борьба, ярость, скорости.

- На заре развития футбола считалось, что нет ничего важнее дриблинга, что пас - это некрасиво.

- Футбол действительно изменился, и заниматься дриблингом теперь не так-то легко, потому что защитники просто оторвут тебе ноги. Человеку не дают мяч принимать - два-три соперника сразу атакуют, чтобы он не разбежался. Раньше, конечно, футбол был другой. Я даже не могу сказать, какая на заре футбола была тактика и была ли она вообще. В 60-е годы каждый играл против каждого. Понятно, ты своего обыгрываешь, и у тебя появляется свободное пространство. Поэтому тогда пользовались этим приемом. А сейчас - ну обыграешь ты одного, а перед тобой стоят еще четыре человека, зоны свои держат. Думаю, в наше время дриблинг не так уж важен.

- Кстати, в книге по истории футбольной тактики видел одну из первых схем: 1-2-7.

- Ха-ха, ну, может, и такое было!

Хорошо, что есть «Барселона» на твоем веку

- Вот сейчас есть «Барселона», которая играет в свой, узнаваемый футбол и, за редким исключением, обыгрывает всех. Это действительно единственный, однозначно самый сильный клуб?

- Если у них и бывают осечки, то крайне редко. Конечно, сейчас все будут «Барселону» пинать, что они оступились, проиграли пару раз. Но это бессмысленно, поскольку «Барселона» все равно сильнейшая.

- Хорошо ли это для футбола, что появился клуб, убивший интригу выяснения того, кто же самый сильный?

- Конечно, это хорошо, что как раз на твоем веку есть такой узнаваемый клуб, игры которого приятно смотреть.

Учитесь у «Рубина»

- Означает ли доминирование «Барселоны», что футбол скоро снова радикально изменится, потому что все должны учиться обыгрывать каталонцев?

- Сколько раз уже говорили, что все давно придумано, и тем не менее футбол не останавливается, он движется вперед. Я думаю, какие-то изменения все равно будут. Какие - пока предсказать невозможно, но ведь если стоять на месте, ничего путного не выйдет.

- Может быть, для того, чтобы остальные клубы научились обыгрывать «Барселону», нужно работать даже не практикам, а теоретикам?

- Да просто нужно пересмотреть, как «Рубин» играл против «Барселоны», и станет ясно, как ее обыгрывать. Все стоят сзади, минимум перехода на другую половину поля, высочайший процент реализации голевых моментов. Но интереснее смотреть, когда люди начинают играть с «Барселоной» в открытый футбол. Даже если они при этом проигрывают с разгромным счетом, все равно это интересно.

- Как вам кажется, за то время, что вы играете в футбол, игра как-то изменилась?

- Я думаю, футбол постоянно потихоньку меняется. Раньше мы были вообще неконкурентоспособны на европейской арене, кроме одной команды, не будем называть ее вслух. Теперь уже несколько клубов проходят в весеннюю часть еврокубков. Значит, футбол меняется? Может быть, он становится хуже, раз мы туда проходим, ха-ха! А может быть, и мы становимся лучше.

Как получилось в Зените? Не знаю…

- Вы задумывались о том, что такое талант в футболе?

- Нет, совершенно. На мой взгляд, у меня, например, никакого таланта нет. Все достигнуто за счет тренировочного процесса, трудолюбия и старания.

- Вы и в детстве так себе говорили?

- Да в детстве я вообще ничего себе не говорил. Просто играл с утра до вечера, наслаждался футболом.

- Придя в «Зенит», вы сразу выдали потрясающий сезон, времени на адаптацию вам вообще не потребовалось. Как так получилось?

- Я приехал за три дня до первого матча, сбор с «Зенитом» не проводил, никакого разговора об адаптации вообще не было. Во втором туре мы играли в Ростове, а центральные полузащитники травмировались: и Владислав Радимов, и Алехандро Домингес. Поэтому меня поставили в состав, и пришлось сразу начинать играть.

Я задумывался над тем, почему все так сложилось, и не могу прийти к однозначному ответу. Может быть, потому, что попал, чего уж там скрывать, в более классную команду, чем «Торпедо». Может, хотелось, в 30 лет придя в «Зенит», наконец выиграть что-то достойное. Наверное, все это сложилось вместе. И потом, я же не из другой страны приехал. Я выступал в России, видел, как играет «Зенит». Разговаривал на русском языке. Поэтому сложностей вообще не возникло.

Финты - с детства

- Многие болельщики хорошо помнят, как вы забили «Баварии». Там вы сделали такое обманное движение - это было отработано? Или сыграло роль ощущение момента?

- Это была импровизация, такие вещи на тренировке не отработаешь. Что в тот момент мне пришло в голову, то и исполнил. Тренировка ведь нужна для того, чтобы тренер что-то нам дал: мы выполняем упражнения, отрабатываем тактические схемы. А после тренировки можно остаться и поработать над тем, что ты считаешь нужным: финты, удары по воротам или что-то еще.

- А вы так делаете?

- Нет, я не остаюсь. Мне уже практически ничему не научиться, ха-ха! В тренажерный зал вот хожу иногда после тренировки.

- Те же финты - это вещи, которыми в командах обмениваются, или они у каждого свои?

- Работа на тренировках ставится в детско-юношеской школе. Тренер ведь показывает все эти финты, а не просто кидает мячик - играйте, мол, дети. Все это закладывается с детства. Во взрослом футболе, когда человек приходит в команду и ему нужно сразу играть в премьер-лиге, никакой тренер не будет ему объяснять, какой финт делать. Сюда должны приходить уже готовые футболисты.

Сообразим на троих

- Если говорить не о просмотре футбола, а об игре: вам в какой футбол играть приятнее?

- Мне приятнее играть в комбинационный, техничный футбол. Не в силовой.

- Для того чтобы это получалось, нужно изначально ставить такую задачу? Или все зависит от того, что навязывает соперник?

- Это от многого зависит. Тренировочный процесс должен строиться соответствующим образом, партнеры по команде должны уметь и любить играть в пас. А соперник... Когда ты пытаешься контролировать мяч, как та же «Барселона», тут от соперника уже мало что зависит.

- Чтобы успешно играть в пас, сколько на поле должно быть партнеров, любящих это делать?

- Я думаю, троих футболистов вполне хватит. А остальные в обороне. Вот, новая тактика!

«Икарус»лучше «Мерседеса»

- В «Торпедо» уделяли много внимания собственному стилю команды?

- Когда я пришел, там шли большие споры о том, какое «Торпедо» настоящее: считать ли настоящим «Торпедо» лужниковское или «Торпедо-ЗИЛ». Эти разговоры не утихали. Все-таки «Торпедо» должно быть одно, и они правильно сделали, что переехали обратно, на стадион имени Стрельцова.

- А годы, проведенные в «Амкаре», вы вспоминаете с теплотой?

- Конечно, это же мои первые футбольные годы, самые счастливые, замечательное время! Первые шаги в большом футболе - это третий дивизион, мы тогда поколесили по стране. Потом были второй и первый дивизионы, которые закалили меня.

- На чем ездили?

- Тогдашний президент «Амкара», Валерий Михайлович Чупраков, подарил команде автобус «Мерседес». Если не ошибаюсь, там было около 24 сидений. То есть не такой автобус, как сейчас у «Зенита», например, а раза в два меньше. Сиденья не откидывались, сидели впритирку, а ехать на выезды приходилось по 15–20 часов - кошмар был, конечно. Зато красивый был, белый. Когда по городу ехал, все оборачивались. Команда сначала обрадовалась, конечно, но пару раз поездили и стали просить «Икарус»!

Качканар, Ишимбай. Стерлитамак…

- В дальних переездах всегда удавалось до места-то добраться вовремя?

- Да, всегда. Мы заранее выезжали. Самым сложным было возвращаться домой после игр, когда все тело болит, а тебе нужно 20 часов ехать из какого-нибудь города.

- При этом в команде весело было? Вы дружили?

- Естественно. Практически все люди, игравшие в том «Амкаре», были из Перми. Были футболисты и из других городов, но не так много, два-три человека. Потом уже, когда начался подъем во второй и первый дивизионы, стали покупать футболистов. А так это всё были люди, поигравшие еще за областную команду, которая не была заявлена для участия в третьем дивизионе. Работали на заводе минеральных удобрений. Когда попали в третий дивизион, они уже перешли с завода в команду, стали профессиональными футболистами.

- За время выступлений в низших дивизионах вы, должно быть, обстоятельно страну посмотрели.

- Конечно. В свое время ездили в какую-то неизвестность: городки Качканар, Ишимбай. Стерлитамак. Достаточно поколесили, в общем. Я сначала хотел записывать каждый город, где побывал, но потом забросил это занятие. Был во многих городах России. Если посчитать, то, может быть, и за сотню.

Три года в очереди с «Амкаром»

- Проделать такой путь по дивизионам - наверное, это вызывает сильные ощущения?

- Основные эмоции были, когда мы вышли в первый дивизион, куда три года не могли попасть. Боролись, боролись: сначала димитровградская «Лада» нас не пустила, на следующий год - «Рубин», а потом уже настала наша очередь.

- Понятно, что перед клубом стояла задача на сезон - выходить в следующий дивизион. Было ли это личной задачей для футболистов?

- Конечно, когда объявляли, что перед командой стоят самые высокие задачи - попасть из третьего во второй дивизион, из второго в первый, двигаться дальше, - это становилось и личной целью игроков. Ну и потом, нельзя забывать, что мы кормили семьи. Чем больше мы выигрывали, тем больше зарабатывали. Поэтому цель была у всех.

Рецепт с мокрой простыней

- Сборы у вас как тогда проходили?

- О, шикарно! Заезжали мы на базу, она тогда называлась профилакторием. Находилась в 25 минутах езды от города. Там тренировались, бегали по лесу. Зима, с базы никуда не уехать, телевизоров нет...

Ну, как-то жили. Ездили еще в Узбекистан на сборы, на 21 день. Не знаю, почему именно туда. Приехали под город Чирчик, жили не то в гостинице, не то в общежитии каком-то. Есть было нечего, как сейчас помню - 95-й год, Узбекистан, ну что там могло быть? Кормили одной зеленью: помидорами, огурцами...

В общем, травоядными становились. Но в последний день нам сделали шикарный плов, два больших казана. Посадили под красивые шатры, рядом арык течет. Накормили от пуза, и на следующий день мы уехали домой. Ну а в отношении гостиниц самое сложное, что я могу вспомнить, - это, конечно, город Новотроицк, куда мы ездили на игру в третьем дивизионе. Это что-то! Город практически на границе с Казахстаном. Приехали, там жара стоит 45 градусов, дышать невозможно. А мы ведь еще и ехали на автобусе. Туалет на этаже, в номерах только раковины, кондиционеров, разумеется, нет - и вот мы простыни мочили в холодной воде и заворачивались в них, чтобы было не так жарко.

В семь утра - на песок

- Насколько сборы были жесткими в плане режима, тренировок, дисциплины?

- Никто над нами не стоял. Были предоставлены сами себе. Вот в «Торпедо» при Шевченко на сборах каждое утро обязательно взвешивали, измеряли давление. Ужасно было. Сейчас, например, у нас свободный завтрак: можно на него не идти и хорошо выспаться. Там поднимали рано, взвешивание, давление, а потом до завтрака выгоняли на зарядку - нужно было бежать по песку в семь часов утра, выполнять упражнения, после идти завтракать. Были недовольные, но требования тренера все равно надо выполнять. Все-таки он главный в команде.

- Футболисты задумываются над тем, что и зачем делает тренер? Или, не будучи тренером, оценить это невозможно?

- Мне кажется, футболисты - это такая порода: что бы тренер ни делал, все равно они будут всегда недовольны. Будут бурчать, мол, это надо было сделать так, это - иначе. Но вообще в карьере мне везло с тренерами. А зарядки в семь утра на песке - ну что ж, у одного они были, у другого их не было.

- Тренеры вообще очень разные? Или, может быть, даже по человеческим качествам есть что-то общее?

- Нет, все разные. Одинаковых нет.

- А тренировочный процесс?

— Тоже сильно отличается. Например, тренировки Адвокаата, Спаллетти, Давыдова, работавшего с нами в 2009 году, - все разные. Нагрузка, интенсивность, упражнения - ничего схожего. У Спаллетти тренировки очень длинные и, наверное, из всех зенитовских тренеров самые тяжелые. Но тяжелее всего мне казалось у Шевченко в «Торпедо».

Победа над «Спартаком»

- Футболисты «Амкара» были в ваше время известными, уважаемыми людьми в Перми?

- Нет, в то время нет. «Амкар» появился только через год после распада пермской «Звезды». Вот ее футболисты были уважаемыми людьми. А на «Амкар» в первый год вообще никто, кроме родственников, не ходил. О выездах и говорить нечего. Все поменялось в 1998 году, когда в Кубке России был обыгран «Спартак». Тогда уже народ пошел. На этом матче мы собрали свой первый аншлаг, и даже больше того. Стадион вмещал 25 тысяч, пришло чуть ли не под тридцать. Все ступеньки были заняты. Ощущения были потрясающие, конечно.

Зачем в Перми автомобиль?

- При этом на общем фоне футболисты были людьми состоятельными?

- На общем фоне - да, если учитывать, что у нас была зарплата и премиальные. Но сравнивать это с современными зарплатами в премьер-лиге бессмысленно. Некоторые умудрялись покупать машины, но у меня, например, автомобиля не было очень долгое время. Было просто не нужно. В Перми спокойно автобус забирал и привозил. Даже желания ездить на собственной машине не возникало.

- Была ли в то время мысль о том, что если вы будете подниматься выше, то станете достаточно богатыми людьми?

- Если серьезно, таких мыслей не возникало. Да и сейчас: ну вот мы стали богатыми - это просто дало возможность помогать еще больше. Родителям, например. Люди ведь читают прессу, которая может написать все что угодно. Я столько нелепостей читал и слышал про свою зарплату, про премиальные в сборной... Я на это просто не обращаю внимания и другим советую к этому относиться не слишком серьезно.

Настоящий герой - Семак

- Вы следите за тем, что пишут о футболе и, в частности, о вас?

- Если захожу на какой-нибудь спортивный сайт, а там написано: «Зырянов и еще некоторые футболисты занимаются индивидуально», то открою, посмотрю. Иногда и комментарии прочитаю. Неприятно бывает, только когда критикуют не по делу, предвзято. Это немного задевает.

- Вы - важный положительный герой нашего футбола. Например, многие, когда кого-то ругают, не забывают отметить: вот, есть же Зырянов... Вас это не напрягает?

- Почему, есть и негативные высказывания. Все это прекрасно можно в интернете посмотреть или, например, услышать с 9–10-го секторов на нашем стадионе. Так что не все так радужно, как вы обрисовали, ха-ха!

- Но тем не менее вам не кажется, что таким образом на вас пытаются повесить какую-то дополнительную ответственность?

- Нет, не кажется. У меня есть достойный пример перед глазами: Сергей Семак. Вот это настоящий положительный герой российского футбола. А я - так..

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск