Газзаев считает, что единственный спорный момент – это количество клубов в еврокубках. Палкин – опасается разрыва с УЕФА, даже если на кону стоит миллиард


 Директор оргкомитета по проведению Объединенного чемпионата Валерий Газзаев рассказал, как идет работа по созданию его нового детища.

«Количество клубов в еврокубках - это единственный спорный момент. Есть идея сложить коэффициенты УЕФА, чтобы было больше клубов: допустим, три – в Лиге чемпионов, четыре – в Лиге Европы. Но, на мой взгляд, единственный правильный выход – это спортивный принцип, - сказал Газзаев в эфире радио «Спорт». - Будут ли приглашаться иностранные судьи? У нас есть идея, чтобы матчи украинских команд судили российские арбитры, матчи российских – украинцы. А матчи между российскими и украинскими клубами, наверное, должны судить иностранцы. Все остальные технические вопросы, я думаю, легко решаются: и регламент, и судейство, и количество легионеров».

«Никакой политики в этом нет, только бизнес. Вопрос идёт о создании сильной лиги, которая была бы конкурентоспособной в Европе. Качество футбола будет гораздо лучше, - цитирует директора оргкомитета «Советский спорт» со ссылкой на телеканал «Россия 2». - У любой идеи есть сторонники и противники. Наша цель — убедить в нашей идее, сделать предложение, от которого невозможно отказаться. Мы не услышали ни одного аргумента противников, всего лишь говорят: мы против».


НИКОЛАЙ ПАЛКИН: НА РАЗРЫВ С УЕФА НИКТО НЕ ПОЙДЕТ. ИНАЧЕ НАШИ КВОТЫ В ЕВРОКУБКАХ ДОСТАНУТСЯ  ИСПАНИИ И АНГЛИИ


Ну а что по этому поводу думает украинская сторона. В интервью terrikon.com директор «Шахтера» Николай Палкин рассказал, почему украинские клубы не спешат вступать в объединенный чемпионат. Но почему он им нужен.

Принцип Объединенного чемпионата простой: играю сильнейшие

- Как вам предложенный формат Объединенного чемпионата: полное объединение клубного футбола, паритетное представительство Украины и России?

– По большому счету, мы так его себе и представляли. Что-то другое тут придумать сложно, если мы имеем в виду общий турнир, который бы имел серьезные рейтинги и зарабатывал серьезные деньги. Принцип тут простой – играют сильнейшие, это самое главное.

- «Шахтер» ведь давно уже выступал за создание какого-либо общего турнира между Украиной и Россией. Как выглядели ваши проекты?

– Через несколько лет после того, как Кубок Первого канала закрылся из-за кризиса, мы решили вернуться к этой идее в виде объединенного Кубка Украины и России. Организовать его было бы не так сложно, он не требовал бы долгих рассмотрений со стороны ФИФА, УЕФА и федераций, и при этом носил бы более официальный и понятный характер, чем Кубок Первого канала. Кубок Украины и Кубок России никуда бы не делись, в календаре нашлось бы место для того и другого. Англичане, например, играют два кубка, при том что у них по 20 команд в лиге. А в России и Украине по 16 команд, мы играем мало матчей и еще сомневаемся, найдется ли место.

Мы совместно с Евгением Гинером озвучили эту идею прошлой весной на заседании Ассоциации европейских клубов, проходившем в Донецке. Там, были все сильнейшие клубы чемпионатов России и Украины. Обсудили, всем понравилось, определили круг лиц в каждом из клубов, с которыми будем обсуждать этот проект. Но потом возникла эта тема Объединенного чемпионата, поэтому мы отложили свое предложение в сторону.

- Не проще было нынешнее объединение организовать через такой кубок?

– Во-первых, проще, во-вторых, можно было бы заранее понять все плюсы и минусы. И к моменту, когда нам вдруг понадобился бы Объединенный чемпионат, мы подошли бы уже с пониманием того, что к чему. Так что, мне кажется, это нужно было делать поступательно.


К призовому фонду в миллиард отношусь индифферентно


- Когда вы услышали цифру в миллиард, обрадовались или расстроились?

– Честно говоря, я к этой цифре отношусь совершенно индифферентно. Мне все равно, правдива она или нет. Вы можете разделить ее на два или даже на три, без разницы. Может быть, в ее основе лежат неверные расчеты, может быть, при ее составлении там добавили сколько-то, чтобы лучше смотрелось – я не знаю.

Я знаю одно: объединенный чемпионат в любом случае принесет намного больше денег, чем сегодня получают украинские клубы. Это просто небо и земля. Например, можем взять «Шахтер» – за прошлый сезон мы получили около 2 с небольшим миллионов долларов. Это перечисления за телевизионные права и спонсорство лиги. Меньше не придумаешь. И вот тут всплывает вопрос о финансовом фэйр-плей.

- Есть мнение, что все нынешние споры об этичности, рыночности и патриотичности Объединенного чемпионата бессмысленны – важно только то, что он позволит клубам вписаться в фэйр-плей УЕФА.

– Я считаю, что это очень серьезно. Я провел два дня с Андреа Траверсо, главой комитета УЕФА по этому самому фэйр-плей, когда он приезжал сюда на нашу игру с «Ювентусом». Так вот они настроены очень и очень серьезно. Я пытался до него донести следующую мысль: как вы можете применять такие принципы ко всем странам сразу, понимая, что экономики у них совсем разные? Понимая, что не может у нас билет стоить 25 евро, что у нас нет таких телеправ, что у нас спонсорство на футболках не может стоить десятки миллионов. Если вы хотите сразу убрать восточноевропейские страны, особенно Россию и Украину, из розыгрыша – так и скажите. Но мне кажется, для нас должны быть отдельные критерии. Должны быть специальные коэффициенты для разных стран.

Тем более, мы и сейчас вполне соответствуем происходящему в стране. Наши бюджеты в 7-8 раз меньше, чем у западноевропейских клубов – тех, с которыми мы конкурируем в Лиге чемпионов. Мы знаем свою планку и выше нее не прыгнем. Мы не купим футболиста за 50-60 миллионов евро и не будем платить ему зарплату в 10 миллионов. Этого у нас никогда не было и не будет.

- К этим вашим аргументам в УЕФА прислушиваются?

– Они понимают эту проблему, но ничего для ее решения не предлагают. К тому же, я просто знаю УЕФА. Зачем им это? Когда мы смотрим, сколько УЕФА получила доходов с каждой страны по итогам Лиги чемпионов, то видим, что с Украины и России она ничего не заработала – а может, мы еще и должны остались. Так что сегодня они говорят шепотом, завтра будут кричать, а послезавтра скажут: ребята, спасибо и до свидания, ваши квоты в еврокубках достанутся Испании и Англии. Поэтому нам нужно самим создавать сильный чемпионат. Называйте это как угодно – искусственно, не искусственно, – но мы должны сами что-то сделать, чтобы найти источники доходов, которые примет УЕФА.

- А с учетом того, как велики предлагаемые сейчас суммы, украинские клубы готовы пойти на разрыв с УЕФА ради Объединенного чемпионата?

– Нет, конечно, на разрыв с УЕФА никто не пойдет. Это нонсенс, зачем нам это?

- Ну, например, чтобы зарабатывать не 2,5 миллиона, а 92.

– Поймите, дело ведь не в деньгах. Сегодня на украинском футболе – да и на российском – никто не зарабатывает. Дело в другом: есть финансовый фэйр-плей, и я не знаю, как иначе решить эту проблему. А идти на разрыв с УЕФА нет смысла – идея общего чемпионата как раз в том, чтобы соблюсти требования УЕФА.

- Если УЕФА не разрешит проводить Объединенный чемпионат, и «Шахтеру» придется как-то вписываться в финансовый фэйр-плей, вы готовы начать тратить на уровне варшавской «Легии» или пражской «Спарты»?

– Тогда о каких еврокубках может быть речь? Если мы будем тратить как условная «Спарта», через пару лет в Европе от Украины ничего не останется. Кому это нужно? Думаю, ни нашим, ни российским болельщикам это не надо.


Причем здесь «Газпром», если хотят объединиться две стороны


- У украинских клубов обычно сложно обстоят дела с единой общей позицией – они даже по телевизионному пулу не договорились. Что если топ-игроки решат, что ОЧ украинскому футболу нужен, а условная «Говерла» или «Карпаты» откажутся?

– Ну, проблема-то нерешенная никуда не денется. Другие клубы, может быть, пока еще не уделяют должного внимания финансовому фэйр-плей и не вникли в суть вопроса. Но я-то вник достаточно глубоко и хочу сказать: ситуация сложная. И Алексей Миллер одной из главных причин назвал финансовый фэйр-плей – хотя до этого ни разу, ни в одной беседе по поводу возможного объединения этот аргумент не озвучивался.

При этом если «Шахтеру» объединение будет выгодно, а украинскому футболу – нет, мы никуда не пойдем. Мы не будем делать ничего, что может навредить ему – какие бы предложения не озвучивались, и как бы нам ни мешал финансовый фэйр-плей. Мы – «посол украинского футбола в мире», это в нашей миссии записано.

Да, мы можем сказать: Объединенный чемпионат – нереализуемая идея, даже заниматься ей нет смысла. Но тогда наши федерации футбола должны лоббировать в УЕФА отдельные критерии финансового фэйр-плей для Восточной Европы.

- Как вы оцениваете перспективы всей этой затеи?

– Я знаю, что это сложно, невероятно сложно сделать. Может быть, это даже недостижимая цель. ФИФА и УЕФА очень многое нужно будет поменять в своих регламентах, есть риск, что это приведет к необратимым последствиям для всего футбола. Что завтра еще какие-нибудь две страны скажут, что хотят объединиться. Но обсуждать все это нужно.

- Если все это имеет смысл обсуждать, то почему с момента совещания оргкомитета ОЧ, украинские клубы так и не собрались и не начали об этом разговаривать?

– Если вы хотите мое мнение, я считаю, что все это было сделано не очень верно. Если мы хотим сделать объединенный чемпионат, неправильно, что одна сторона сама создает оргкомитеты и назначает главных. Потом, все это происходит в «Газпроме». При чем здесь вообще «Газпром», я понять не могу?

- «Газпром», видимо, будет за все это платить.

– Платить может кто угодно, но мы же не в благотворительности участвуем, мы же что-то взамен дадим. Все выстроено немного не так, понимаете. Чтобы создать что-то качественно и быстро, нужно было собрать обе стороны, создать оргкомитет из представителей России и Украины. Потом разработать какой-то проект для обсуждения, и пригласить все клубы-участники. А не присылать факс «приезжайте 18-го числа» и все.

- Складывалось впечатление, что украинские клубы не едут, потому что выжидают.

– Нет, просто мы не были вовлечены в сам процесс.

- Газзаев вроде бы с Игорем Суркисом встречался.

– Когда я разговаривал с Игорем Михайловичем по поводу Объединенного чемпионата, он об этой встрече не упоминал.

- Организаторы сказали, что теперь возьмутся за украинские клубы. Вам с тех пор тоже никто не звонил?

– Нет, никто. Я так же, как и вы, почитал в интернете, что состоялось совещание Объединенного чемпионата – то бишь российской стороны этого чемпионата. И все на этом.


Новое всегда воспринимается в штыки

- Но ведь  деньги на столе лежат, ждут.

– Эти пока не деньги, это пока что цифры на бумаге. Поймите, «объединенный» – это когда объединяются две стороны. Это значит, что вы со своим партнером садитесь и решаете как это делать. И одновременно каждая из сторон в своем окружении обсуждает этот вопрос – с болельщиками, с федерацией, с премьер-лигой. В этом случае все произошло бы само собой, нам просто пришлось бы быть двигателем этой темы в собственной стране.

- Пока что болельщики, особенно украинские, негативно относятся к идее Объединенного чемпионата. Будете ли вы учитывать их мнение?

– Это нормально, люди не до конца понимают, с какими проблемами мы можем столкнуться. Нужно беседовать с ними, объяснять. Новое всегда воспринимается в штыки. Но опять же, если после всех дискуссий футбольная общественность скажет «нет», мы это примем как данность. Я думаю, нас ожидает  очень долгий процесс.




Появилась свободная минутка? Хотите хорошо её провести и поднять своё настроение? Предлагаем вам поиграть в онлайн игры на сайте www.era-igr.ru. Заходите на сайт, выбирайте в какую бы игру вы хотели поиграть и приятной вам игры!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск