Александр ГЛЕБ: В Самаре все было классно - кроме дорог и снега по шею



Самый известный футболист Белоруссии в откровенном интервью перед отпуском из БАТЭ вспоминает свой конфликт с Гвардиолой, которого считает поспешно возведенным в великие, интересные тренировки у Кобелева, нереальную интеллигентность Венгера и ночные командные собрания у Магата, заканчивавшиеся кроссом на рассвете.

У Кобелева очень интересные тренировки

- Время в Самаре провел с пользой?
- Ну, во вред оно точно не пошло. Момент в жизни был непростой. В «Вольфсбурге» не получилось толком восстановиться после травмы. Магат не дал. Гонял - просто ужас. Необходим был какой-то душевный вариант. Агент Женя Гайдук совершенно неожиданно предложил «Крылья Советов». Кому я сразу стал звонить? Правильно, Веремко! «Серый, как там Самара?» - «Саня, ой-ой-ой...» - «А я вот думаю, стоит ли к вам переходить». - «Слушай, так у нас все зашибись, классно!» - «Ну ты, Серега, и топор...» - «Так я ж тебе про город говорил. Дороги здесь плохие». - «Ну, ясно». И я перешел. Кроме дорог, там все было действительно на славу. Хороший коллектив, много белорусов, украинцы. Решили нелегкую турнирную задачу. Отчасти и повезло.
- Какой тренер Андрей Кобелев?
- У него очень интересный тренировочный процесс. Строгий спрос с игроков. Конечно, условия были экстремальные: зима, снега по шею, искусственные поля. У меня постоянно мышцы тянуло. В клубе шутили: давай тебя в лед упакуем и будем только на игры выносить. Пацаны смеялись. Честно говоря, там мне очень понравилось.
- Процесс морального отогрева продолжился в БАТЭ?
- Конечно. Здесь вообще класс: я дома, и все свои.

Ставлю на лыжи Гончаренко

- Где нынче отдохнешь?
- Сначала в Дубае.
- Для футболистов, играющих в Западной Европе, такие рождественские туры к морям - дело не частое...
- В Англии - вовсе невозможное. А в Германии окошки для отдыха удавалось выкраивать и зимой. Обычно - чтобы покататься с гор. Вот и теперь недолго погреюсь на солнышке - и в Австрию. У меня там ответственная миссия. Ставим на лыжи Виктора Михалыча Гончаренко. Надо помочь.
- Михалыч достойно экипирован?
- Да, во время немецкого сбора подобрали все необходимое. Вот когда меня много-много лет назад друзья к этому занятию внезапно подтянули, снаряжение пришлось покупать уже на месте. А это раза в два-три дороже. Я тренера об этом заранее предупредил.
- Волнуешься за его горнолыжный дебют?
- Он коренастый. Центр тяжести низко посажен. В ногах сила есть. Думаю, сразу поедет.
- Я ведь про зимний отпуск с подвохом спросил. Потому как, помнится, летом ты тоже любил слетать на какие-нибудь Канары. В то время как тебя ждали в сборной...
- Да, однажды было.
- Попробуй взглянуть на тогдашнюю ситуацию с позиций сегодняшних. Ведь на той истории пятилетней давности, когда ты приехал играть против болгар прямо с пляжа, и взошло непонимание. Между тобой и журналистами, болельщиками.
- Мне кажется, и Юрий Иосифович Пунтус таит обиду до сих пор. Скажу так: был молод и категоричен. Думал в той ситуации в первую очередь о себе. И соглашусь, что правильнее было поступить по-другому. Но попробую объясниться. Тогда закончился сезон. Я был выжат как лимон. Это правда. Болели ноги, была опасность сломаться. Хотелось отдыха и восстановления. А еще у того моего поступка была предыстория.
В конце предыдущего отборочного цикла, еще при Байдачном, у нас были матчи против шотландцев и норвежцев. Сыграв в Глазго, я из сборной уехал. Болело колено. Но меня пытались чуть ли не силой удержать, заставляли выйти и против норвежцев. Доктор Лосицкий зачем-то уверял, что не было ничего серьезного, отправлял на пробежки. Но я-то видел и чувствовал: колено болталось. В «Арсенале» сразу определили, что поврежден мениск, что велик риск порвать связки. Это и слепой заметил бы. Венгер разбушевался: они там с ума сошли? Что у вас за специалисты? Меня уже чуть ли не везли в операционную, когда раздался звонок из Минска с угрозами: мол, только попробуй выйти за «Арсенал» в ближайшем туре - неприятностей не оберешься. Мне не верили. А потом, как только травма подтвердилась, о моем здоровье долго не справлялся никто, кроме гендиректора федерации Леонида Дмитраницы. Вот тогда, перед болгарами, на фоне усталости после тяжелейшего сезона, та история в памяти и всплыла. Еще о Ромащенко-старшем подумал. О том, как травма в сборной оборвала Мирославу карьеру. О том, как вообще у нас относятся к здоровью игроков. Короче, накипело. Думал, немного отдохну и лучше сыграю на эмоциях, свежим. Получилось плохо...

БАТЭ в «квадратах» - почти «Барса» или «Арсенал»

- Трудно ли было адаптироваться к игре БАТЭ?
- Сложнее оказалось другое. Сначала задыхался на тренировках - ведь сразу начали гонять наравне со всеми. А взаимопонимание с ребятами искалось в принципе легко. Старался больше им объяснять. Хотелось быстрой работы с мячом. Одно-два касания. Постоянный подсказ. Компактность. Поджатие. Принимать решения быстрее, чем в белорусском чемпионате. Играть проще, не придумывать лишнего. Отвечать за свое. Короче, это опять был большой футбол. Поражался, насколько быстро парни схватывали то, о чем просили тренеры. В «квадратах» проглядывала порой настоящая барселонско-арсеналовская игра. А еще мне нравилось творческое общение внутри тренерской команды. Там постоянно советуются, спорят, сверяют курс.
- С Гончаренко тебя связывает явно большее, чем просто тренера и игрока. Если задуматься, ваш скорый совместный отдых - нормально ли это? Нет ли здесь нарушения субординации?
- Было бы мне лет двадцать пять, такое выглядело бы панибратством. Но мы ведь играли вместе, дружим долгие годы. До сих пор у меня не получается обращаться к Виктору по имени и отчеству. Все воспринимают это с пониманием и улыбкой. Стараюсь перестроиться. Я ведь отчеств многих тренеров вообще не знал. Пришлось запоминать.
- Только ведь однажды наступит день, когда Гончаренко надо будет не поставить тебя в состав. Ты такое допускаешь?
- Вполне. Но, думаю, перед этим он аргументирует решение в разговоре с глазу на глаз. По крайней мере я поступал бы так. Мы настолько сблизились, что поймем друг друга всегда.

Контрасты: Феликс и Арсен

- Сегодня ты рассказываешь о Магате с откровенной антипатией.
- Год назад в «Штутгарте» все изменилось. Для меня это был шок: непомерные нагрузки, разброд в коллективе. Война. На тренировках доходило чуть ли не до драк. Люди шипами прыгали друг другу в ноги - нарушения вообще не свистелись. Игра не шла, потому что ребята боялись ошибиться. Лишь бы не проиграть, чтобы наутро не бежать этот жуткий кросс. Помню, мы пять часов возвращались из Дортмунда, а потом еще часа четыре шло командное собрание. Магат целый час пил чай и молчал, а мы клевали носами. Потом он заговорил. «Ну что?» - «Да, тренер, обкакались...» - «Это понятно. Что еще?» Мы разъехались по домам в полчетвертого ночи. А уже в восемь был полуторачасовой кросс. Я тогда первый раз чуть не умер. Не я один - полкоманды. А эти безумные упражнения по спецназовской методе, когда нас заставляли без помощи ног подниматься по канату и так же спускаться! Ирония судьбы была в том, что, приглашая в команду, Магат обещал мне время на восстановление после травмы - сколько понадобится. А на деле я с раненым коленом от его нагрузок, простите, охеревал. Он был в клубе абсолютным монархом... Тренером, директором...
- Почему в «Арсенале» все как-то размылось?
- Согласен. Моя игра действительно изменилась. Но в «Арсенале» был намного выше уровень партнеров. И делать то, что прежде, было невозможно. Венгер требовал совершенно другого. Рядом играли Анри, Пирес, Юнгберг. И когда я начинал передерживать мяч, мне сразу кричали «ноу». Главное ограничение - во времени контакта с мячом. В «Штутгарте» Сольдо советовал: не бойся, тащи мяч, иди на дриблинг. За это никто не упрекал, наоборот, это поощряли. А в «Арсенале» требовали совсем другого. Пару месяцев привыкал. И тоже скучал по былому. Мне, как и вы сейчас, говорили: что-то ты, Алекс, потерялся. Но все равно там было классно. И уровень футбола был другим.
В «Арсенале» были чудесный коллектив и великий тренер. Обидно только, что мы всегда были близко от значимых целей, но, по сути, так ничего и не взяли.
- Так почему Венгер ни с одним из вариантов «Арсенала» давно не берет никаких титулов?
- У него не получается удержать состав хотя бы на пару сезонов. В каждый уходят один-два лидера. Вот сохранись та команда, которая подобралась у нас в последний мой год...
- Так ведь из «Арсенала» и уходят, потому что разуверяются в возможности что-то выиграть. Анри, Глеб, Фабрегас, ван Перси...
- Наверное. Все время одни уходили, другие появлялись вместо них. Рано или поздно это касается и тебя. Есть предложение - начинаешь думать: надо идти туда, где смогу чего-то достичь.
- Может, Венгеру недостает как раз магатовской суровости?
- Ха, в Англии такой игровой график, что при тех нагрузках, что у Магата, команда вымерла бы. Бывали отрезки, когда между играми мы делали только легкие пробежки, чтобы восстановить организм. А есть еще рождественский пик, когда от напряжения можно вообще сойти с ума. При Магате у игроков там не осталось бы сил даже выйти из раздевалки. Мне тяжело рассуждать и сравнивать. Я не специалист. Но, по-моему, Венгер - Тренер с большой буквы.
- И с чрезмерно мягким характером.
- Да, он не Магат. Интеллигентен нереально. Помню лишь два случая, когда он повысил голос. Раз - на Коло Туре, а второй - на меня. Но потом все равно извинился. Арсен всегда рассудителен и спокоен. Зато после разговора с ним непременно вырастали крылья. Если бы такие же слова нашел Гвардьола, у меня и в Барселоне все сложилось бы нормально. Но он был молод, сам искал точку опоры.
- И находил поддержку прежде всего в испанцах...
- А я психовал и выслушивал от Анри примерно то же, что сам говорю теперь Рудику. Неделю пахал, а потом оставался в запасе. Да елки-палки! Обидно! Меня успокаивали жена, брат: Саня, терпи, не обижайся, ты же в лучшей команде мира. А я этого до конца не понимал. Шел на конфликты.

В конфликте с Гвардиолой - на 99% моя вина

- Что такое конфликт с Гвардиолой в твоем исполнении?
- Ребячество. На тренировке работал спустя рукава: там недобежал, там не полез в борьбу. Всем своим видом выказывал недовольство.
- Словесных перепалок не было?
- Случались моменты, когда был настолько зол, что не подавал тренеру руки. Детский сад. Но того поведения не переиграешь. Теперь остается только поучать молодых.
- Твой трансфер в «Барсу» был из числа предложений, от которых невозможно отказаться?
- Почему? Я туда не хотел. Ули Фербер предлагал выбор: «Барселона» или «Бавария». Можно было и в «Арсенале» остаться. Баварский вариант был на расстоянии в пару дней, а барселонский всерьез не рассматривался. Но все изменили несколько звонков от Гвардиолы со словами: Алекс, ты мне нужен. Менеджмент «Барсы» стал постоянно выходить на связь: потерпи, мы тебя забираем. Мне расписали все вплоть до позиции на поле: вот ты, вот Месси, вот Анри впереди, вот Это’o на продажу. Я сдался: ну ладно. А без того давления точно отказался бы.
- Как влияла на то решение позиция менеджеров?
- Фербер был за «Баварию». Шпилевский - за «Барселону». Много было сомнений. Ведь и Венгер не хотел со мной расставаться. Помню, чуть не расплакался, когда во время рыбалки получил от него эсэмэску: никуда не отпущу. Такие эмоции... Повторюсь, все решил телефонный прессинг Гвардиолы.
- Каталонская действительность разошлась с ожиданиями после травмы в начале сезона?
- Пожалуй. Пока лечился, команда набрала ход. Когда восстановился, стал выходить через матч. Иногда через два. Это неприятно: не сыграешь, а потом на новой предыгровой по делению на составы догадываешься, что снова будешь в запасе. Что за фигня? И пошли эмоции. Но там на девяносто девять процентов была моя вина. Гвардьолу можно упрекнуть только в том, что он не пытался гасить пожар со своей стороны, не искал венгеровских слов. А я подсознательно их ждал.
Такой был глупец! Сейчас даже страшно вспоминать, сколько ошибок наделал. Отказ от приглашения Муринью в «Интер». Напрасное возвращение в «Штутгарт». «Бирмингем», «Вольфсбург»... Ведь пропали лучшие футбольные годы, которые мог провести в топ-команде.
- Гвардиолу возвели теперь в ранг великих тренеров.
- Убежден, что поспешно.
- Давай сверим ощущения. По мне, его главная заслуга в «Барсе», особенно поначалу, была в том, что он не мешал команде играть.
- Абсолютно верно. А еще он убрал Рональдиньо и Деко. Те не режимили и начинали сводить с праведного пути Месси. А главным было действительно не мешать той команде. Парни уже тогда все знали и умели.
- Рассмотрел ли ты там Виланову?
- Не очень. Он тогда все больше молчал. И я не понимал, в чем состояла его роль. Вот что значит попасть в струю. Гвардьола ушел, а преемник уже бьет рекорды. И тоже всего лишь не мешает. Придет кто-то еще - эта «Барса» будет выигрывать точно так же.
- Интересно посмотреть на Гвардиолу в другой команде?
- Жду не дождусь. Если он добьется где-нибудь половины того, что было в «Барселоне», публично откажусь от всех своих слов и буду почитать его до конца дней.

Лига Европы для БАТЭ - слабое утешение

- Как оцениваешь выступление БАТЭ в Лиге чемпионов?
- У меня остался осадок. От недосказанного. Наверное, до старта такой исход группового раунда сошел бы за радость. Но ведь после классного начала могли выжать больше. Все было рядом. Хватай его, пиши историю, выходи в плей- офф. Лига Европы - утешение слабое. Упустили чудесный шанс. И от того пустота на душе.
- Такая смазанная концовка приключается у команды третий цикл кряду. Твои наблюдения на сей счет?
- В игровую схему не полезу. Ее выбирает тренер. И он хотел сделать как лучше. Можно было, к примеру, набрать шесть очков, окопаться и ждать шанса. Мы сыграли по-другому. Но куда-то пропали кураж и эмоции. Все как-то потихоньку происходило. Тренеры подбадривали, старались ребят завести. Но много всякого возникло рядом. Как-то заговорили о разном: кто и куда может уехать, какие получить предложения.
Не думаю, что причина в физической усталости. Дело в головах. Одно поражение от «Валенсии», второе... Не допусти мы тех ошибок, сыграй более компактно и уверенно - все могло получиться. Слова объяснения подбирать трудно. Начали паниковать. В первых играх были раскованны, а здесь появился шанс - и разволновались. Даже на последнюю игру, когда ничего не решалось, вышли скованными. Ни мяч подержать, ни открыться. Били только вперед. А «Бавария» действовала предельно просто. Не сказать даже, что она жестко прессинговала. Залетело, конечно, все. Дважды в большинстве пропустили. Со мной такое вообще впервые. Подумал: лучше бы Боатенга не удаляли.
- Отчего-то вспомнилось, как по возвращении в «Штутгарт» ты в первом же матче здорово забил в Тимишоаре. Я как раз комментировал тот матч. Первая мысль была: ну вот, былой Глебушка вернулся...
- Сам хочу такой игры. Знаю, что она необходима. Но важно пройти хорошую подготовку. А уверенность есть, работа с мячом тоже. Осталось форму набрать. Уже связался с Тимом Лобингером. Это отличный немецкий специалист по части ОФП. Он мне программу самоподготовки прислал.

Что делать весной без Лиги чемпионов? Ездить в Мозырь и Новополоцк - не по мне

- Все прежде сказанное ничуть не противоречит выводу: ты остаешься в БАТЭ.
- Думаю, это вопрос ближайшей недели. С одной стороны, мне неохота никуда уезжать. Вы точно сказали: здесь я отогрелся. Такое было у меня прежде только в «Штутгарте» и «Арсенале». Просыпаешься утром - и в радость поехать на «треньку», увидеть эти лица, поработать, пообедать со всеми. Когда соглашался сыграть за БАТЭ, думал: наберу форму, помогу ребятам. Только вот начинаешь задумываться: а что делать целую весну в белорусском чемпионате? Ездить в Мозырь и Новополоцк? Уж точно не ради этого я сюда шел. Это напрягает. Как найти компромисс? На что решиться? Вот вышли бы в лигочемпионский плей-офф, наутро пришел бы с вопросом, что и где надо подпиcать. Это был бы настоящий спортивный стимул. А так - не знаю...
- Если не секрет, что думает по этому поводу супруга Настя?
- Она считает, что моему футбольному стилю больше всего соответствует Германия. Но говорит, что так хорошо, как в БАТЭ, мне не будет нигде. А Россию отвергает категорически.
- При этом наиболее реальный из вариантов - московский «Локомотив»?
- Вариантов несколько. И в России, и в Европе. Но разглашать их я не вправе. А вы-то что думаете?
- Я думаю, Саша, что белорусский чемпионат страшен не более, чем российский «девять-шестнадцать», сыгранный тобой прошлой весной. И потом, быть уверенным в послезавтрашнем дне иногда важнее, чем в завтрашнем...
- Время на решение у меня еще есть, - сказал Глеб в интервью белорусскому «Прессболу».
Решили переехать жить в Россию? Специально для вашего внимания недорогая недвижимость в Московской области более детально представлена на сайте moskirpidos.ru. Заходите на сайт, читайте информацию более детально, узнавайте цены на недвижимость и вы не пожалеете. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск