Лайош ПОРТИШ: Я играл против Корчного на третьей доске сборной мира. А на второй был Фишер…


Легендарный «венгерский Ботвинник», его великие соперники и секрет шахматной молодости.

Завершившийся в Санкт-Петер­бурге Мемориал М. И. Чигорина собрал многих ведущих гроссмейстеров. Своим выступле­нием турнир украсил легендарный Лайош Портиш из Венгрии. В свое время за стиль игры его называ­ли «вен­герс­­ким Ботвинником». Без проблем удалось получить согласие на беседу - Портиш доброжелательно относится к представителям СМИ. Видимо, сказывается то, что он много лет был редактором шахматного журнала. Что очень важно, беседовали мы на русском, которым собеседник владеет неплохо, а иностранца в нем выдает лишь небольшой акцент.

Гроссмейстер, изменивший себя

Гроссмейстеру уже 75 лет. Он 10-кратный чемпион Венгрии, победитель 24 международных турниров! В их числе - самые престижные. В 1970 году, в матче сборной СССР с командой остального мира, Лайош, играя на третьей доске, победил Виктора Корчного - 2,5:1,5. С 1962 по 1985 год Портиш был неизменным участником межзональных турниров на первенство мира. Играл четвертьфинальные и полуфинальные матчи претендентов. Его соперниками на подступах к матчу за мировую шахматную корону были: Виктор Корчной, Бент Ларсен, Василий Смыслов, Борис Спасский, Михаил Таль и Роберт Хюбнер, которые узнали,что продажа квартир в Московском районе более детально описана на сайте grandfamilia.ru. Портиш - 20-кратный участник Всемирных олимпиад! На последней олимпиаде, в Стамбуле, легендарный венгерский гроссмейстер набрал «+2». Он один из немногих шахматистов высокого уровня, кто сумел изменить свою манеру игры. Осознав, что в классическом стиле стало трудно побеждать, Портиш начал играть более агрессивно, жестко и рискованно. Благодаря этой перестройке он успешно выступает до сих пор, в то время как его ровесники уже не могут конкурировать с молодыми шахматистами.

Город на Неве спустя 55 лет…

- Вы первый раз в нашем городе?
- Нет, я играл здесь в 1957-м в матче Ленинград - Будапешт.
- Феноменально! Наверное, это факт для Книги рекордов Гиннесса - человек приезжает в город через 55 (!) лет после первого появления там.
- Для меня это тоже волнительный момент, ведь во время прошлого приезда в ваш город мне было всего 20 лет, а сейчас - страшно подумать - 75. За прошедшее время в мире многое изменилось - к сожалению, нет в живых многих шахматистов моей молодости. В конце концов, на карте не осталось даже таких названий, как СССР и Ленинград, но тем не менее я вновь нахожусь в вашей стране и в том же городе, что и 55 лет тому назад. Это вызывает особые чувства.
- Говорят, что наш город очень похож на Будапешт - в обоих городах своеобразный облик придают реки, делящие их на две части, и архитектурные ансамбли.
- Совершенно верно. Я полностью согласен с этой характеристикой обоих городов.
- Ваше мнение о турнире?
- Я с радостью принял приглашение играть в турнире памяти великого шахматиста. Тем более что в числе его победителей прошлых лет были легендарные шахматисты: Михаил Ботвинник, Виктор Корчной, Лев Полугаевский, Борис Спасский, Марк Тайманов, Михаил Таль… Турнир прекрасно организован, а ведь это трудно сделать, когда соревнуются несколько сотен участников. А тем более люди в возрастном диапазоне - от 10 до 75 лет. Кроме того, отмечу четкую работу судейской коллегии - при таком количестве шахматистов добиться этого очень непросто. Отель, в котором проходит турнир, расположен в живописном, тихом месте. Кстати, мой номер находится этажом ниже игрового зала.
- Как вам игралось в нашем городе вновь, спустя 55 лет?
- В первый день у меня была экскурсия по городу на автомобиле. Впечатлений от увиденного много, я даже немного устал, но всё равно в этот день играл лучше, чем во второй: пять партий рапида подряд - слишком много для моего возраста. Спасский говорил, что в нашем возрасте нельзя играть больше двух-трех партий. И он действительно прав.
- Видимо, трудно играть в турнире, когда не знаешь заранее, с кем будешь встречаться в каждом следующем туре, и приходится, что называется, играть «с листа», манеру игры соперника узнавая уже в ходе партии?
- В каждой системе имеются свои плюсы и минусы - как в круговой, так и в швейцарской. Конечно, в турнире по круговой системе, если задолго до его начала известно, с кем придется играть и ты можешь подготовиться к встрече, меньше элемента случайности. В то же время у массового швейцарского варианта есть другие плюсы. Где еще не очень известный шахматист может увидеть, что называется, «живьем» игру тех, кто входит в мировую элиту? Или ветеранов вроде меня и Владимира Карасева, с которым нам на двоих почти 150 лет… А при удачном стечении обстоятельств и сыграть с ними.

Один из 12 апостолов венгерского спорта

- Как в вашей стране относятся к ветеранам спорта, которые прославили ее?
- У нас их помнят - только в Венгрии и Сербии победители и призеры Олимпийских игр получают стипендии.
- Может быть, вы не знаете, но в нашей стране такие спортсмены тоже получают стипендии. Установил пособия Президент страны.
- До конца жизни?
- Да, пожизненно.
- Видимо, для вас было тяжелее сделать это - в России много выдающихся спортсменов. Что касается лично меня, то я ношу почетное звание «Спортивный герой нации». Конечно, не я один - нас 12 человек, получающих высокие стипендии. Выше, чем у тех, кто побеждал на Олимпийских играх.
- Наверное, в число этих своеоб­разных 12 апостолов венгерского спорта входит лучший пятиборец всех времен и народов, 3-кратный чемпион Игр Андраш Бальцо?
- Совершенно верно, а также Дёжё Дьярмати.
- Ватерполист?
- Вы хорошо знаете наших великих спортсменов. Это приятно. К сожалению, так бывает не всегда. Что касается Дьярмати, то он тоже 3-кратный чемпион Олимпийских игр, а также серебряный и бронзовый призер этих турниров.
- Наверное, в этом почетном списке 3-кратный чемпион Игр по боксу Ласло Папп, о котором был снят фильм с его участием?
- Верно. Чтобы не перечислять остальных, назову только чемпиона Олимпийских игр по футболу - легендарного Ференца Пушкаша.

Янош Кадар - шахматный меценат

- Во времена вашей молодости в Венгрии был хороший меценат.
- Нет, на олимпиадах мы играли бесплатно. Только при успешном выступлении получали вознаграждение. Не спорю, мы хорошо жили - лучше, чем остальной народ, но таких внушительных призов, как сейчас, не было. Тогда было меньше турниров, но они были более серьезными по своему творческому содержанию, а сейчас таких мало. В основном опены - открытые турниры.
- Марк Тайманов говорит, что 50 - 60 годы были «золотым веком шахмат».
- Согласен, можно так сказать. Хотя и не было такого финансирования, как сегодня.
- Зато шахматистов знали в лицо.
- Теперь такого нет - молодые шахматисты меня даже не знают (смеется), но это неважно.
- Сказав о меценате, я имел в виду главу Венгрии Яноша Кадара.
- Это другое дело. Этот человек очень любил шахматы, часто приходил на соревнования, наблюдал за нашими партиями и с интересом беседовал с шахматистами.
- В свое время Кадар ведь был одноклассником Андрэ Лилиенталя и способствовал его возвращению из СССР в Венгрию.
- Верно. Приятно беседовать с информированным человеком.

Встречи с Фишером и вокальный дуэт со Смысловым

- Благодарю. Многое о вашей стране мне рассказывал Борис Хропов, бывший в свое время президентом шахматной федерации нашего города. В том числе и о том, как он был гостем Лилиенталя, и тот познакомил его с Робертом Фишером.
- Мир тесен - с Андрэ мы были друзьями, хотя он был намного старше меня, а Фишер жил в Венгрии более пяти лет, и я с ним часто встречался.
- О чем беседовали, если это не секрет? Наверное, не только о шахматах?
- Лучше, если я это не скажу (смеется). Он очень высоко ценил Ботвинника - говорил, что тот всегда действовал точно даже в выигранных позициях, когда кажется, что победа никуда не уйдет… А ведь это не всегда так - неточным ходом ее можно упустить. Некоторые шахматисты, и я в том числе, не могут найти лучший первый ход. Находят второй, третий… Так вот Ботвинник всегда находил лучший первый ход! А это невероятно важное качество! Роберт говорил мне: «Смотри, как он играет». Да, Фишер ценил Ботвинника - прежде всего как шахматиста.
- У вас с Робертом были хорошие отношения? Я имею в виду не за доской.
- Иногда с ним было очень трудно. У него были фантазии, с которыми было нельзя согласиться и принять их. В таких случаях надо было сказать: «Ну, Бобби, до завтра» или: «До следующей встречи».
- Фишер вошел в историю не только как великий шахматист, но и как изобретатель новых шахматных часов, а также новой системы игры. Кроме того, добился отмены доигрывания и изменения регламента борьбы за звание чемпиона мира.
- Что касается изобретенных им шахмат, то я считаю, что они портят искусство игры, а вот его часами пользуется весь мир. Больше того - он хотел сделать так, чтобы во время цейтнота раздавался сигнал - звучал женский или мужской голос. Как поющий человек я предложил записать свой.
- Вы поете?
- Да. На русском языке я лучше пою, чем говорю. Мы пели со Смысловым - он высокий, лирический баритон, а я драматический - низкий. Я даже давал концерты в Венгрии, Словакии. Выступал в России, в прошлом году, например, в Суздали - исполнял русские арии и романсы. Очень люблю русскую музыку. Один из лучших баритонов мира Дмитрий Хворостовский подарил мне сборник русских романсов.
- Лилиенталь ведь тоже отдавал должное нашей стране - всегда хорошо отзывался о русских женщинах.
- Он имел к этому основания - из его трех жен двое были из вашей страны.

«Забияка» Корчной

- На протяжении карьеры вам приходилось играть практически со всеми сильнейшими шахматистами мира. С кем было тяжелее всего?
- Пожалуй, со Спасским. Он ведь почти мой ровесник - старше меня на несколько месяцев, но, как вы знаете, очень рано проявил свой талант - был чемпионом мира среди юношей. Впрочем, с ним было тяжело играть только вначале - со временем я уже не испытывал чувства его превосходства над собой.
- Вы выиграли много турниров самого высокого уровня. Какой из побед гордитесь больше всего?
- Обычно шахматисты выделяют те турниры, в которых им удалось занять «чистое» первое место. Мне же сразу вспоминаются два турнира, в которых я разделил первые места - в них были очень сильные составы участников, и дележ первого места не омрачил радости от успешной игры и достигнутого результата. В 1972 году, на традиционном турнире в Сан-Антонио, я разделил первое место с Анатолием Карповым и Тиграном Петросяном, а в 1975-м, в Милане, с Карповым. Ну и, конечно, вспоминается матч 1970 года в Белграде: непобедимая в ту пору сборная СССР - против сборной команды остального мира. Я играл на третьей доске. На первых двух выступали Бент Ларсен и Роберт Фишер. Датчанин в то время добился больших успехов. Недаром Роберт, будучи весьма амбициозным человеком, уступил ему первую доску. Сам он целый год не играл на международном уровне и согласился с тем, что за это время Ларсен успешно заменил его в роли лидера на мировой арене. Правда, Фишер не забыл все же напомнить, что остается лучшим шахматистом в мире. Видимо, если бы он не сделал этого заявления, то это был бы не Роберт… Так подробно напомнил предысторию, чтобы было понятно - играть на следующей доске после этих шахматистов было очень ответственно и почетно. Тем более против такого «забияки» за доской, каким был в то время Корчной. Мне удалось выиграть у Виктора одну партию. Три остальные закончились вничью. Причем мой соперник считает, что в последней партии я «стоял лучше» и, удовлетворившись общей победой в нашем с ним микроматче, согласился на ничью. Не вижу смысла спорить с этим мнением. Тем более через 42 года.

Аронян опытнее Карлсена

- Вернемся в день сегодняшний. Одна из сильнейших, если не сильнейшая шахматистка мира, - ваша соотечественница Юдит Полгар. Она успешно выступает в мужских турнирах, обыгрывая выдающихся гроссмейстеров. Не был ли ошибкой ее отказ от участия в соревнованиях женщин?
- Это был принципиальный выбор Юдит, но, конечно, жаль, что она отказалась от возможности стать чемпионкой мира.
- Через месяц с небольшим действующему чемпиону мира Вишванатану Ананду исполнится 43 года. Кого вы прочите на роль будущего шахматного венценосца?
- В настоящее время в мире немало сильных шахматистов. Среди них, конечно, выделяются Левон Аронян и Магнус Карлсен. На ближайший период отдаю предпочтение армянскому шахматисту - он более опытный, чем норвежский самородок.
- Как вы относитесь к вторжению в шахматы компьютеров?
- Если одним словом, то отрицательно. В конце концов, шахматы это игра. В ней всегда ценилось умение мыслить непосредственно за доской. Конечно, до и после партии анализ необходим, но сейчас, на мой взгляд, грань разумного разбора игры осталась позади. Некоторые шахматисты теряют способность к самостоятельному мышлению и целиком полагаются на рекомендации компьютера - если он считает, что позиция ничейная, то они соглашаются с этим выводом и не пытаются проявить инициативу. Даже если до ничейного окончания еще весьма далеко и позиция дает возможность для продолжения борьбы. Не стоит забывать знаменитое предсказание великого Хосе Рауля Капабланки о том, что шахматам грозит «ничейная смерть». Не хотелось бы, чтобы оно сбылось.
Владимир ВАШЕВНИК.

P.S. Венгерский виртуоз блестяще провел партию предпоследнего тура - его фигуры доминировали. Соперник, что называется, играл не поднимая головы от доски, а Портиш находил время для прогулок по турнирному залу. После того как автор поздравил его с победой, он огорошил: «Завтра играть не буду - поеду на экскурсию по городу, а приз меня не интересует». Конечно, поразило желание грос­смейстера увидеть великолепие нашего города. Значит, спортивные успехи - это не самое важное в жизни легендарного шахматиста. Кстати, досрочно закончив турнир, Портиш набрал 5 очков из 8 (+ 3; = 4; - 1). Впечатляющий результат в номинации для участников старше 60 лет!

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск