Татьяна КАШИРИНА: После Олимпиады мечтала только об одиночестве…


Участие вице-чемпионки Олимпийских игр по тяжелой атлетике Татьяны Кашириной в Кубке Президента России в Петербурге было под вопросом. Каширина на помост все же вышла. Более того, осталась вне конкуренции: к этому моменту ее соперницы успели реализовать все свои попытки. И, хотя Татьяна показала смешные для себя результаты, выступлением в ставшем вторым домом городе она осталась довольна.

Нельзя загадывать о рекордах

- Татьяна, признайтесь, сложно было выходить на помост в ранге фаворита турнира?
- Когда я выхожу на помост, не считаю себя фаворитом. Всех соперниц уважаю. Все мы находимся в равных условиях. А рассудить спор может только помост. Вспомните, как было в Лондоне: я установила три мировых рекорда, а чемпионкой стала китаянка. Это не значит, что я должна к ней относиться из-за этого негативно. Она оказалась сильнее. И я благодарна, что у меня есть такие соперники.
- Я имела в виду именно Кубок Президента РФ.
- В Петербурге все мы тоже были в равных условиях. Просто так получилось, что я подняла 125 и 155 кг. Хотя, если честно, не думала, что справлюсь с таким весом. Я ведь реально оцениваю свои возможности. Сейчас я – слабая. К тому же к тренировкам приступила лишь за месяц до соревнований и на протяжении трех недель поднимала 80 - 90 кг. Только недавно вышла на 100 - 110 в рывке, и 130 - в толчке. Так что в «Юбилейном» мне пришлось побороться, иначе могла и проиграть.  
- Говорят, вы вообще могли не выступить в Кубке Президента. Где-то за месяц до турнира один из руководителей Федерации тяжелой атлетики России Антон Кисляков сказал, что если вы выходите на помост, то только за мировым рекордом. Согласны с его точкой зрения?
- Меня-то как раз этот факт не смущал. Я прекрасно осознавала, что нахожусь не в лучшей форме по сравнению с Олимпийскими играми. Что для меня результат в 125 кг, если в Лондоне я установила мировой рекорд в 151??кг?! Никогда не загадываю, сколько мировых рекордов сделаю. В любом случае я еду выступать, еду бороться. Ну, поднимаю я веса, тянущие на мировые рекорды, что поделать? (Смеется.) Я ведь показываю те результаты, которые наработала на тренировках. Это работа мышц, работа психологическая. Хотя признаюсь: в Петербурге я действительно изначально не хотела выступать. Но лишь потому, что после того, как возобновила тренировки, стала побаливать кисть.

Макияж на каждый старт

- Вы и еще несколько участниц выходили на помост с макияжем, аккуратной прической. Для вас имеет значение то, как вы выглядите во время непосредственно соревнований?
- А я на каждый старт делаю макияж. Я ведь девушка (улыбается), и штанга тут не при чем. Макияж у меня не яркий, не вызывающий. Он - подобающий соревнованиям, нет ничего вульгарного. Я даже как-то не задумывалась об этом. А прическа... Тоже ничего сложного - две минуты потратила на то, чтобы волосы не мешали. Хотя обычно выступаю с хвостом. Но, видимо, выгляжу действительно неплохо, раз вы на это обратили внимание (смеется). Как говорится, сам себя не похвалишь, никто не похвалит.
- Ваш тренер Владимир Краснов как-то сказал, что во время соревнований вы выбираете для себя определенную точку. На что смотрели в СК «Юбилейный»?
- Осмелюсь ответить за всех тяжелоатлетов: мне кажется, все выбирают точку. Без нее невозможно поднимать вес, поскольку в этот момент надо сконцентрировать зрение на чем-то. Я обычно смотрю на камеры. Удобнее, когда передо мной стоит центральная камера, которая не поворачивается. Вот на нее я всегда смотрю. А больше мне ничего и не нужно.

Не любит штангистов ТВ…

- В таком случае, наверное, присутствие или отсутствие зрителей на трибунах для вас не имеет особого значения?
- Почему? Зрители играют большую роль. Они поддерживают, особенно в трудную минуту. В Лондоне зрителей было много, и это помогало держаться до последнего веса. И я благодарна всем тем, кто пришел поддержать нас в «Юбилейном».
- И все же согласитесь, что соревнования по тяжелой атлетике не способны собрать такую аудиторию, как футбол или хоккей.
- Конечно, хотелось бы, чтобы наш вид спорта показывали по центральным каналам. Наша федерация стремится к этому, но пока особого энтузиазма со стороны руководителей телеканалов не наблюдается. Видимо, не заслужили. Хотя футболистов, которые могут проиграть на чемпионате Европы, все равно показывают. Хотелось бы, чтобы нас заметили, чтобы дети видели тяжелую атлетику. Это помогает популяризации нашего вида спорта. Вот яркий пример. После Олимпиады я приехала в свой родной Ногинск, и меня стали узнавать. Люди подходили на улице и признавались: только сейчас узнали, что у них есть такая спортсменка. Вот что значит – показать соревнования по центральным каналам, доступным большинству жителей России. Многие стали приходить в секции, интересоваться этим видом спорта. Детей, к сожалению, в тяжелой атлетике мало. Во времена СССР набор был в сентябре, был жесткий отбор. И таких как Давид Ригерт, Юрий Варданян знали в лицо. А сейчас на улице назови фамилию тяжелоатлета, и никто не скажет, кто это такой. Многие родители считают тяжелую атлетику опасным видом спорта. А штанга - это такой же вид спорта, как фигурное катание или футбол.  
- Как, в таком случае, оцените положение дел в Петербурге?
- У нас много детей занимаются. Но они один-два раза придут, а потом уходят. Не только потому, что вид спорта не подошел. Когда я стала заниматься штангой, соседи говорили моим родителям: ваша дочь превратится в мужичку, не сможет родить… И мама забрала меня из секции, пока я не сказала, что все равно буду заниматься тяжелой атлетикой, что бы там ни говорили другие. Поэтому, может, и приходят в секции по 800 и более детей, но остаются реально заниматься человек 200.

После Лондона похудела на 10 кг

- Насколько серьезно изменилась ваша жизнь после Олимпийских игр?
- Я ничего не почувствовала после Олимпийских игр. Разве что усталость, поскольку действительно приходилось посещать различные мероприятия. А я не публичный человек. После Олимпиады было только одно желание: затаиться, закрыться, чтобы меня никто не трогал. Я люблю находиться в одиночестве. Но это не так уж просто сделать. Две недели отдохнула в Тунисе - солнце, море, пляж, и это после полутора лет тяжелых тренировок, подготовок. Сейчас об Олимпиаде уже не вспоминаю. Так же не буду зацикливаться и на воспоминаниях о нынешнем турнире.
- А я слышала, как вы сразу после окончания Олимпийских игр говорили, что мечтаете перейти на приемлемый режим питания, наконец-то отказавшись от макарон с мясом.
- Да, я почти ничего не кушала (смеется). Вернулась в Россию и похудела почти на 10 килограммов. С трудом к Кубку Президента набрала 97 кг. «Минус 10 кг» для тех, кто занимается штангой, это очень серьезно. Мышцы все «ушли», и нужно заново их восстанавливать.  
- После Олимпиады вам нужно было отдохнуть физически или психологически?
- Наверное, психологически. Потому что физически я была готова сразу приступить к тренировкам. А так я полтора года перед Олимпиадой работала без отдыха. Прошла шесть стартов, четыре из которых - международные турниры. В декабре 2011 года выступала в Петербурге на Кубке России, через неделю поехала на Кубок Президента в Белгород, где установила мировой рекорд. Выступила лучше, чем на чемпионате мира в Париже. Для спортсмена такой график выдержать непросто.
- Где теперь планируете выступить?
- Из крупных турниров – чемпионат Европы, который пройдет в 2013 году.
Ирина ВАСИЛЬЕВА.

Мы предоставляем для вас такую услугу, как быстрое восстановление данных по очень доступным ценам. Заходите на наш сайт www.datalabs.ru, читайте информацию более детально и вас это очень заинтересует. Мы с радостью готовы вам помочь. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск