Вячеслав Малафеев: Верность клубу, преданность клубным цветам... Все-таки есть в этих высокопарных словах что-то лицемерное



Голкипер «сине-бело-голубых» выступил на страницах журнала TotalFootball с обширным интервью.

КОНКУРЕНЦИЯ ЕЩЕ НИКОМУ НЕ МЕШАЛА


- Вячеслав, «Зенит» - безусловный лидер в России в последние годы. Естественно, от вас ждут успехов и на международной арене. Насколько команда психологически готова к тому, чтобы сделать качественный шаг вперед?
- В современном футболе одной психологии недостаточно. Очень важны многие компоненты: чтобы игроки были здоровы, находились в хорошем функциональном состоянии. Особенно, когда начнутся большие нагрузки и придется играть через два дня на третий или через три дня на четвертый. В принципе, мы к плотному графику готовы, не первый год выступаем в таком режиме. Думаю, в психологическом плане проблем у нас не возникнет. Другой вопрос - как быстро будет успевать команда к матчам.
- Долго говорилось, что «Зениту» требуется укрепление...
- У нас команда в целом укомплектована достаточно квалифицированными футболистами, но все равно нужна какая-то свежая кровь, которая позволила бы сделать еще один дополнительный шаг именно в Лиге чемпионов. Во внутреннем чемпионате «Зениту» хватает запаса прочности, мы держим ту планку, которую сами же установили в последние два года. Но в Лиге чемпионов, как показали некоторые игры, нам в какие-то моменты немного не хватало, я бы так сказал, индивидуально ярких действий. То есть как команда, как одно целое мы сильны. Но для решения более серьезных задач, конечно же, нужны классные исполнители. Такие, кто сможет стабильно играть по ходу всего сезона не только в чемпионате, но и в Лиге чемпионов. Немного конкуренции в каждой линии - это никогда не бывает лишним. И, хочу подчеркнуть, это понимают у нас все.
- Что вообще будет воспринято вами как качественный шаг вперед? Еще один выход из группы? Четвертьфинал?
- То достижение, которого у нас еще не было. Поймите правильно: время уходит, годы летят... У нас достаточно зрелая и опытная команда, и она должна реализовать свой немалый потенциал. Мне лично не хочется идти от малого к большому. То есть выйти из группы, потом играть в четвертьфинале, полуфинале... Да, это неплохо, но, увы, это путь, по которому придется шагать минимум четыре года. К тому времени многие наши футболисты уже не смогут показывать тот уровень, который у них есть сейчас. Поэтому хотелось бы достичь как можно большего. И как можно скорее.
- Как показывает практика, борьбу за пальму первенства ведет в основном строго очерченный круг клубов...
- Лига чемпионов - действительно во многом прогнозируемый турнир. В нем успех сопутствует серьезно укомплектованным командам, которые давно шли к своей цели. Но и в этом ряду бывают исключения. Взять, к примеру, «Челси». Мало кто мог предположить, что «Челси» выиграет турнир. Это говорит о том, что не все решают реноме клубов или имена собранных там звезд. Все решают люди на футбольном поле.

ДО ПЛЯЖЕЙ ДОБРАТЬСЯ НЕ УСПЕЕМ


- Когда наш чемпионат переводили на систему «осень-весна», много говорилось о том, что это поможет российским клубам чувствовать себя комфортнее в еврокубках. Вы это уже ощущаете?
- Пока рано говорить что-то определенное, потому что переход только состоялся. Кардинально ведь ничего не изменилось, кроме того, что мы начинаем в другое время года. По сути дела, проводим столько же матчей, против тех же команд. Вот когда весной завершится этот чемпионат, возможно, и можно будет сделать какие-то выводы.
- Еще одним безусловным плюсом перехода называли то, что футболисты смогут уходить в отпуск летом, когда сам организм просит отдыха...
- Так, да не так. Вот, смотрите: чемпионат закончится в мае, а из отпуска мы выйдем в середине июня. Но ведь и сборная 7 июня играет с Португалией. Получается, что вроде как есть месяц на отпуск, но его не будет (смеется). Будет, видимо, неделя до и неделя после. А так, конечно, неплохо было бы иметь месяц отпуска летом и еще месяц зимой, меньше тренироваться при том же количестве матчей.
- Всегда казалось, что, чтобы лучше играть, надо больше тренироваться...
- Тренироваться нужно. Но нужны качественные занятия. При длинном подготовительном периоде ты два-три раза успеваешь набрать форму и так же два-три раза ее потерять. Это просто физиология. Человек так устроен. Он не может целый год находиться в одном и том же физическом состоянии, одинаково думать, одинаково бегать, одинаково питаться, делать все в одном ритме, в одном режиме. Всегда будут спады и подъемы.
- Как же мы с Португалией совладаем, если все приедут с пляжей?
- Я же говорю: у сборников, скорее всего, будет всего неделя на отдых после окончания чемпионата. До пляжей добраться не успеем (смеется). Соберут нас примерно 27 мая, наверное. Уверен, десяти дней на подготовку окажется вполне достаточно. Но с психологической точки зрения это уже сейчас угнетает (смеется). Ну почему нам матч на 7 июня назначили? Нельзя было, что ли, 27 мая сыграть?! (Смеется.)

ВЕРНОСТЬ КЛУБУ - ПОНЯТИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЕ


- Вы всю свою карьеру провели в «Зените». Почему в наше время футболисты так часто меняют команды, а такое понятие, как «верность клубу», постепенно забывается?
- Мне хорошо в родном клубе, я здесь многое пережил. Принимал решение остаться тогда, когда многие уходили, не задумываясь. Нужно понимать, что смена обстановки - города, клуба - многим помогает. Не всем, конечно.
А верность клубу, преданность клубным цветам... Знаете, есть в этих высокопарных словах что-то лицемерное. Как объяснить... Вот вы работаете в фирме несколько лет. Начальство вами довольно, вы тоже всем довольны. Но наступает момент, и у вас портятся отношения с кем-то из руководства. Пребывание на работе становится невыносимым.
Вы начинаете искать другие варианты трудоустройства, ведь так? Или другой пример. В вашем издании вам платят какую-то сумму, а в другом предлагают в несколько раз больше за ту же работу. Согласитесь ведь! И никто вас за это не осудит, правда? Тогда почему к переходам футболистов из одной команды в другую вы предлагаете относиться иначе?
- Мы не предлагаем...
- Как говорится, рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше. И мы не вправе никого за это осуждать. Обстоятельства бывают разные. Если, скажем, в моей жизни так сложится, что я по каким-то причинам вынужден буду что-то поменять, я, безусловно, это поменяю. Если буду понимать, что это необходимо, что от этого мне будет лучше. Так что я никогда никого не осуждаю за переходы из команды в команду. Мне кажется, верность проявляется в другом: в профессиональном отношении к делу, в том, насколько тот или иной игрок выкладывается в матчах. В любви к самому футболу, наконец.
- Но вы же не станете возражать, что некоторые игроки становятся своеобразными символами клуба. Тот же Джеррард в «Ливерпуле» или до недавнего времени Рауль в «Реале»...
- Но ведь когда Рауль ушел из «Реала», его никто за это не осуждал! Не называл предателем! Не кричал: если ты не можешь играть в «Реале», не играй больше нигде! Все понимали: человек не хочет сидеть на лавке, мириться с ролью запасного, поэтому и перебрался в другую команду, где игровая практика ему была обеспечена. То есть это еще раз доказывает: вместо того чтобы осуждать, в каждом конкретном случае нужно понимать, какие причины подтолкнули футболиста к переходу. Уверен, что Рауль в «Реал» еще вернется. И в том или ином качестве будет полезен своему клубу, профессионально исполняя новую роль. Вот это и есть настоящая верность клубу и его цветам. Честная верность.

СПОРТСМЕНАМ ЛЕГЧЕ КОММЕНТИРОВАТЬ


- Вратарям крайне редко достаются индивидуальные призы. «Золотой мяч», например, до сих пор доставался только Льву Яшину. Если в этом году лауреатом станет ваш коллега по амплуа Икер Касильяс, тоже всю жизнь защищающий ворота одной команды, поддержите этот выбор?
- На сегодняшний день из полевых игроков по мастерству, количеству забиваемых мячей можно выделить только двоих - Месси и Криштиану Роналду. Они на самом деле лучше остальных. Но вратарь - это абсолютно другая категория. И у Криштиану, и у Месси были моменты, когда они играли нестабильно. А вот Касильяс весь год, а точнее, последние годы держал высокий уровень. На мой взгляд, он заслужил быть включенным как минимум в тройку номинантов.
- Не так давно вы выпустили фильм «Вся жизнь в перчатках». Поделитесь впечатлениями от общения со своими звездными коллегами. Какое они на вас произвели впечатление как люди? Говорят, вратари не слишком-то дружат друг с другом, но приятельские отношения с тем же Касильясом у вас наверняка в ходе работы над фильмом завязались?
- С Касильясом у меня личного общения не получилось. Там была долгая и трудная история, мы общались с его агентом и через него решали вопросы.
А для того чтобы выйти на этого агента, потребовалось много времени. Помог Сергей Александрович Фурсенко. Он вышел на федерацию футбола Испании, и тогда дело закрутилось. А вообще, хочу сказать, сам процесс работы над фильмом мне был очень интересен.
- Не собираетесь после окончания карьеры попробовать себя в журналистике?
- Зарекаться не буду, не знаю. Всем хорошо известно, что самые популярные люди в журналистике - либо комментаторы, либо ведущие телевизионных каналов. Телевидение - то направление, которое выбирают многие спортсмены после окончания карьеры.
- Если вы обратили внимание, Олимпиаду комментировали практически все бывшие спортсмены и два-три профессиональных журналиста...
- Это говорит о том, что зрителям стало интересно заполнение эфира не эмоциями, обывательскими мнениями или точным переносом видеокартинки в аудиоформат. Люди хотя слышать, как профессионал оценивает профессиональное выступление. Часто, правда, такие оценки тоже бывают субъективными. Зная себя, я бы, наверное, осторожно давал оценки. Потому что, на мой взгляд, нельзя преподносить спорт в отрицательном свете. Ведь тогда он и будет восприниматься как нечто отрицательное. В этом плане спортсмен, комментирующий действия спортсмена, хорош тем, что он способен объяснить нюансы, на которые обычно не обращают внимания болельщики, воспринимающие действие через призму стандартных представлений.
- То есть вы за то, чтобы было меньше осуждения и больше поддержки?
- Конечно. Спорт нужно пропагандировать, нужно делать так, чтобы как можно больше людей хотели заниматься в секциях, в залах, во дворах. А у нас как часто бывает: соревнование еще не началось, а уже звучит пессимизм, мол, все сейчас будет плохо. Само собой, и шапкозакидательских настроений, типа мы выиграем все, тоже быть не должно. Нужно понимать: конкуренты - такие же люди, которые много тренируются и мечтают победить. Спорт - это в первую очередь люди, личности. При этом я не считаю, что на телевидении должны работать только бывшие спортсмены. Спортсмену легче комментировать, а выдавать резюме, критиковать или подводить итоги могут разные специалисты, которые разбираются в этом виде спорта.

ПРИДЕТСЯ ИГРАТЬ ДО 42


- 33 года - самый расцвет для голкипера. Мы от души желаем вам играть как можно дольше, а какие возрастные рамки активного пребывания в футболе вы сами для себя установили?
- Вы знаете, не так давно журналист Екатерина Номяковаменя пытала на эту тему. Все спрашивала, до скольких лет вратари играют? Ну, я ответил: такой-то до 39, такой-то - до 41.
А она мне заявляет: значит, ты будешь играть до 42! В общем, выхода нет (смеется), придется играть до 42.
- Лет шесть-семь назад в одном интервью вы сказали, чувствуете себя психологически гораздо более раскрепощенным, когда в команде есть сильный второй вратарь, с которым вы готовы не только конкурировать, но и делить игровое время. С годами ваши взгляды на этот счет не изменились?
- Когда у тебя есть опыт, ты уже можешь стабильнее проводить большое количество матчей. Когда же находишься в том возрасте, когда только набираешься мастерства, необходимость делить игровое время с партнером есть. Потому что нужно правильно расходовать силы по ходу карьеры, чтобы избежать провалов. Главный критерий вратарской игры в большей степени стабильность, нежели фееричность. Полевой игрок может выдать пару замечательных сезонов и потом на этом багаже быть всем интересным, вызываться в сборную, приглашаться в разные команды и так далее. Если вратарь проведет один потрясающий сезон, этого практически никто не заметит. Нужна стабильность на протяжении ряда лет.
- Есть ли какой-то конкретный матч или матчи, которые вам особенно приятно прокручивать в памяти?
- Наверное, нет
- Мы, например, до сих пор вспоминаем, как в отборочном турнире к Евро-2008 вы встали в рамку вместо удаленного Габулова и отразили пенальти, не позволив македонцам сравнять счет...
- Что я могу сказать... Спасибо, что помните.
- Не обижало, когда вас называли вторым или даже третьим вратарем сборной?
- А меня так называли?
- В прессе называли.
- Хорошо, что я не читал эту прессу.
- При Хиддинке в штабе сборной отсутствовала такая единица, как тренер вратарей. При Адвокате Сергей Овчинников появился только перед Евро. Это нормальная практика или тренер вратарей сборной все-таки нужен?
- Главное, чтобы было комфортно главному тренеру. Тренер вратарей, в принципе, нужен, чтобы распределять нагрузку и корректировать какие- то компоненты игры. Плюс объяснять тактические моменты, которые он просматривает вместе со штабом, чтобы подсказать вратарю какие-то индивидуальные особенности соперников. Если такой должности нет, этим занимается кто-то из помощников главного тренера.

ГРУБИЯНУ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВОЗДАСТСЯ


- Советская вратарская школа считалась одной из лучших в мире. Потом у нас наступил некий спад. А сейчас, как вы считаете, насколько в России высок уровень вратарской подготовки?
- Мне кажется, в России достаточное количество вратарей, порядка шести-семи человек, которые достойны защищать ворота сборной.
- Никогда не доводилось слышать от вас жалоб на судейство. Это жизненный принцип?
- А зачем жаловаться, это ведь уже ничего не изменит. К тому же, чтобы объективно оценить то или иное решение арбитра, нужно быть на его месте. Видел ли он эпизод, что в это время делал его помощник, насколько сильно судья повлиял на результат... Существует множество нюансов, и сразу после игры трудно бывает высказать свое мнение. Да, после видеопросмотров уже можно о чем-то судить: находился ли он в невыгодной позиции, либо мы имеем дело с предвзятостью. Ошибка может быть любой. У ошибки могут быть разные причины. А вот предвзятость бывает только одного плана.
- Говорят, команда понимает, как к ней будет относиться арбитр, в первые 5–10 минут матча?
- Не факт. Слышал, что такое мнение бытует, но не согласен с этим. Бывает, судья немного помогает одной команде. Помогает - в смысле дает больше фолов в одну сторону, в чью-то пользу решает спорные моменты, а в конце концов ставит пенальти в противоположные ворота.
Футбол становится все более жестким, и вратарям тоже изрядно достается. Достаточно вспомнить столкновение Веллитона и Акинфеева, породившее немало споров. Может быть, пора облачать голкиперов в доспехи, как хоккейных вратарей?
Наоборот, вратари сейчас стараются как можно меньше всего на себя надевать, чтобы быть легче и своими действиям походить на полевых игроков. В современном футболе приходится часто играть на выходах и ускоряться, прыгать и выполнять множество движений, которые требуют резкости. Да, вратарь более уязвим, потому что ему нужно поймать мяч, а уже потом себя защитить. Игроку же не нужно мяч вылавливать, достаточно коснуться. Но тем, кто действует излишне агрессивно, рано или поздно тоже достается.
Зная манеру игры какого-то футболиста, соперники - неважно, вратари или полевые игроки - станут против него действовать соответствующим образом. Специально, конечно, никто не станет бегать за ним и бить лопатой по спине, но при случае жестко встретят. Причем не специально, а как бы защищаясь, потому что на поле случаются ситуации, когда либо ты его, либо он тебя. То есть, выбрав агрессивную манеру поведения, футболист должен быть готовым, что в любую минуту против него тоже сыграют очень жестко.

НЕ ПРОПУСТИЛ - МОЛОДЕЦ!


- На вашем официальном сайте бросается в глаза цитата из интервью, датированного 2001 годом: «Голкипер испытывает полное удовлетворение от победы, лишь когда сохраняет ворота в неприкосновенности». Неужели это действительно так и, если команда выиграла, скажем, 6:1, вы все равно будете корить себя за единственный пропущенный мяч?
- При 6:1, может, и не буду. Но все зависит от восприятия. Когда ты ничего не пропустил, тебе и нечего вспомнить (смеется). Если ты не пропустил, тебя не будут обсуждать. Так что задача вратаря - сделать так, чтобы тебя не обсуждали (смеется).
- В матче с «Порту» была противоположная ситуация. Вас обсуждали, но только со знаком плюс...
- Таких матчей много за карьеру не бывает. Просто хорошая игра пришлась на запоминающийся, важный в турнирном плане результат команды.
А так вообще мало кто вспоминает, что вратарь отразил несколько опасных ударов. Наверное, потому, что, по всеобщему убеждению, он должен это делать. Не пропустил - значит, сделал свое дело. Ценят одинаково: что десять раз ударили по твоим воротам, что один раз. Сыграл на ноль - все скажут: молодец. Молодец, потому что не пропустил. А вот если счет 6:1, скажут: все-таки 6:0 было бы вообще здорово! Всегда найдется возможность обсудить это...
- Говорят, вратари - это особая футбольная каста, «штучный товар». Почему, на ваш взгляд, этот «штучный товар» российского производства не экспортируется за границу?
- Ценность игроков имеет определенную градацию - нападающие, полузащитники, вратари и защитники. Посмотрите, много ли у нас защитников, которые перешли в зарубежные клубы? Наших, российских.
- Ни одного.
- А вратарей сколько? Тоже ни одного. Полузащитники были, нападающих - побольше. Павлюченко, Погребняк, Аршавин, Сычев играл за границей, Кержаков. В принципе, вот она четкая, понятная градация ценности игроков. Соответственно это показатель, к кому проявляется основной интерес. Если бы все нападающие, которые уезжали, феноменально выступали бы там до сих пор, тогда в топ-клубах, возможно, и задумались бы: а может, и российские вратари могут неплохо у нас играть?
А так они думают: раз те не смогли, чем эти-то будут лучше? Вратарей вообще редко покупают. Они переходят из клуба в клуб, когда заканчивается контракт.
Но их не покупают, если нет острой необходимости. Нет такого, чтобы по 6–7, а то и 10 миллионов платили за вратарей. Если вратарь ценен, клуб старается его удержать. Как только он теряет форму, с ним клубное руководство не продлевает контракт, и тогда он уже начинает искать себе другие варианты трудоустройства. Все очень просто. С защитниками, кстати, чаще всего происходит все то же самое.

МЫ НЕ ДАЛИ «МАНЧЕСТЕРУ» ШАНСОВ


- Вернемся к Лиге чемпионов. Как считаете, когда российские команды начнут стабильно доходить хотя бы до полуфиналов в этом турнире? И вообще, возможно ли это?
- Стабильность наступит тогда, когда все наши клубы, получающие право выступать в Лиге чемпионов, будут всегда играть в групповом турнире и как минимум половина из них - выходить из группы. Чем чаще это станет происходить, тем больше шансов на то, чтобы проходить по турнирной сетке как можно дальше.
- В не таком далеком прошлом «Зенит» уверенно обыграл в битве за Суперкубок УЕФА «Манчестер Юнайтед». Что мешает нам поставить такие победы на поток?
- Та игра не получилась такой уж яркой, мы добыли, как мне представляется, трудовую победу. Сначала, в первые минуты, заметна была определенная недооценка со стороны игроков «Манчестера». Когда они поняли, что здесь все серьезно, еще в первом тайме попытались перестроиться. Но, как показывает практика, если ты изначально не сумел настроить себя на определенную волну, потом сделать это бывает чрезвычайно трудно. Во втором тайме они включились, стали до конца доигрывать эпизоды, носиться, прессинговать. Помню, Руни в меня врезался несколько раз, так старался. Но уже многое было упущено. Им банально не хватило времени. Конечно, по классу и мастерству «Манчестер Юнайтед» - команда очень высокого уровня, но в футболе бывают случаи, когда ты, как говорится, оступаешься. Я не говорю сейчас, что они просто так оступились, ведь это мы не давали им шансов. Сложно сказать, что мешает поставить такие победы на поток. Наверное, у нас пока нет настолько мощных команд. К сожалению, не каждый клуб из года в год способен выдавать хороший результат в еврокубках. А иногда даже туда попасть.
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск