Владимир КАЗАЧЕНОК: Своим наследником считаю Александра Кержакова. Кого же еще?


В день 60-летия любимец питерских болельщиков в интервью «Спорт уик-энду» рассказал о некоторых малоизвестных фактах своей биографии.

Если вводить единицу фанатской любви, то измерять степень обожания того или иного футболиста нужно в «казаченках». Ведь в 70-е и 80-е без всякой «раскрутки» в СМИ и привлечения пиар-менеджеров Владимир Казаченок пользовался всеобщей любовью уже тогда ревниво относившегося к проискам Москвы футбольного Ленинграда. Ему даже «измену» в виде трех сезонов в московском «Динамо» простили. Это сейчас в ЦСКА или «Динамо» футболисты переходят, подписав контракт, а тогда, в 70-е, призыв на действительную военную службу означал именно переход в ведомственную команду. Не верится, что Владимиру Александровичу стукнуло 60, но именно в день юбилея корреспондент «Спорт уик-энда» побеседовал с Казаченком.

Колпинский феномен

- В Колпино, где вы начинали, выросло немало известных футболистов. В чем феномен этого рабочего пригорода Санкт-Петербурга?
- Наверное, трубы Ижорского завода создавали необходимую для рождения футбольных звезд атмосферу. Сейчас дымить стали меньше, вот и не появляются новые Стрепетовы, Хромченковы, Пановы. Даже Казаченка пока не видно. «Ижорец», где все мы начинали, всегда был очень боевой и неуступчивой коман­дой. Занимавшие лидирующие позиции в городском детско-юношеском футболе «Смена» и «Зенит» с опаской ехали в Колпино. Мы же, колпинские ребята, видели в футболе и отдушину свое­образную, и возможность выбиться в люди. Я ведь горжусь, что трижды становился чемпионом Ижорского завода, выступая за команду седьмого цеха! В нем работала моя мама, и меня привлекали к выступлениям в заводском первенстве даже после того, как зачислили в дубль «Зенита». Хотя феномен Колпино все равно не поддается логическому объяснению. Тренировки были игровые, изредка занимались «физикой».
- В основу «Зенита» вы попали при главном тренере Евгении Горянском, которого уже мало кто помнит…
- Мне в какой-то степени повезло. Как раз накануне моего прихода в коман­ду сняли с поста главного тренера Артема Фальяна. Он привез с собой в Ленинград нескольких, как сказали бы сейчас, легионеров, и болельщики даже переименовали нашу команду в ЦСКА - «центр - свои, края - армяне». Горянский тоже был «чужак», москвич, но работал на контрасте с предшественником. Фальян, как рассказывали старожилы команды, часто срывался на крик с использованием далеко не армянских выражений, а Горянский был тихий, интеллигентный человек. Делал все спокойно, объясняя свои требования. В отличие от Фальяна, о квартире которого в Ленинграде ходили легенды, Евгений Иванович жил на базе и все время посвящал футболу и команде. На тренировках любил играть в «дыр-дыр», растворяясь среди игроков.
На меня он обратил внимание как раз на тренировке. Опытные ребята, понимая роль главного тренера в команде, частенько уступали Горянскому в единоборствах, а у меня, сопливого колпинского парня, ума на это не хватало. После одного из столкновений Евгений Иванович поинтересовался: «Это откуда же такой прыткий взялся?» И поставил меня на матч со «Спартаком», где мне противостоял опытный Николай Киселев. Матч я не провалил...

Зонин сыночком называл, но пришлось уйти…

- Окрепнув и возмужав, вы, как утверждает болельщицкая молва, позволяли себе конфликтовать даже с таким маститым тренером как Герман Зонин, сменившим в «Зените» Горянского…
- Как всегда, реальная история обрастает слухами и домыслами. Зонин меня даже сыночком ласково называл. Много работал индивидуально, устраняя огрехи в технике. Мой уход из «Зенита» в 1975-м не связан с какими-то конфликтами с главным тренером. Травмы замучили настолько, что после каждой игры мне нужно было предоставлять дополнительные дни отдыха, а играть часто приходилось на уколах. Да и время служить подходило. Конечно, из Ленинграда меня отпускать не хотели. Даже дисквалифицировали за переход в «Динамо». С одной стороны, это не позволило мне завоевать в составе московской команды золото в весеннем чемпионате СССР 1976 года, а с другой - за время вынужденного простоя залечил свои болячки.
- Как же форму поддерживали, оставшись без футбола?
- Тренировался с другими динамовскими командами. Провел даже одну игру чемпионата страны за ватерпольное «Динамо». Узнав, что я проплываю стометровку, меня включили в состав и даже запустили в бассейн. Очень быстро тренеры убедились, что большой пользы мое пребывание в воде не приносит. Пока я устремлялся к мячу, он уже оказывался на противоположном конце бассейна. Меня быстро усадили на бортик, но я настоял, чтобы этот матч внесли в мой послужной список.

Пильгуя не хотел обижать - так получилось

- Как в московском клубе приняли ленинградца?
- Отлично. Быстро нашел общий язык с самыми авторитетными игроками команды - Олегом Долматовым, Николаем Гонтарем, Владимиром Пильгуем. В «Динамо» был спаянный в лучших советских традициях коллектив. Перед одним из сезонов мы поехали на предсезонный сбор в Болгарию. Это сейчас наши клубы даже второго дивизиона из-за границы не вылезают, а тогда Болгария была очень крутым местом. Все остальные месили грязь в Сочи. В качестве компенсации за сбор нужно было провести товарищеский матч с софийским «Левски», также представлявшим Министерство внутренних дел. Болгарские «одноклубники» никак не могли нас обыграть, и на товарищеский матч вышли с таким настроем, будто на кону стояла путевка в финал еврокубка. На товарищескую встречу даже специально прилетел из Москвы заместитель министра внутренних дел Шумилов. Болгарское министерство, по-моему, в полном составе пришло.
Минут 15 футболисты «Левски» пытались нас запугать. Шли в стыки прямой ногой, вели себя просто по-хамски. Тогда последовала отмашка со стороны нашей скамейки, и за дело взялись динамовские ребята, которым палец в рот не клади. Перед парой защитников Никулин - Новиков трепетали форварды всех советских команд. Выиграли мы этот товарищеский матч - 5:0 и вспомнили, что никак не отметили день рождения Андрея Якубика, который пришелся на время сборов. Скинулись оставшимися крохами с наших суточных и организовали скромный ужин, на котором были 13 футболистов. В те годы редко в какой команде удавалось столько одноклубников собрать за одним столом.
- Экс-голкипер «Динамо» Пильгуй вспоминал, что самый обидный гол в своей карьере он пропустил, уже будучи вратарем «Кубани», от Казаченка, которого в свое время опекал в московской команде. Вы забили его «сухим листом» с угловой отметки. Специально отрабатывали такие удары на тренировках?
- Отработать такие удары невозможно в принципе. Хотя многие приводят в пример Валерия Лобановского, который довольно часто забивал с углового в бытность футболистом. На самом деле, это подача, нацеленная на линию ворот. Важно правильно выбрать траекторию. Тогда всегда есть шанс, что вратарь «проспит». Конечно, мы отрабатывали на тренировках подобные удары, но то, что получился именно такой гол, неимоверная удача. Обидеть Пильгуя не хотел, но на поле друзей не бывает. Тому же Гонтарю, вернувшись из «Динамо» в «Зенит», забивал регулярно. Он меня подначивал: «Совсем обнаглел Казак! Лучше бы ты за нас так забивал».
«Банный» скандал
- Вы ушли из «Зенита» накануне чемпионского сезона и, как утверждает та же болельщицкая молва, прощание с Павлом Садыриным было не слишком теплым…
- Сейчас уже можно рассказать, что к этому приложило руки окружение Павла Федоровича. Даже «банный» скандал задолго до «дела генерального прокурора России» инициировали. В советские времена жизнь футболистов протекала в основном на базе. За много лет я уже четко знал расписание работы бани, где по понедельникам с утра парился заместитель генерального директора ЛОМО Нежинский. В те годы «Зенит» был приписан к Оптико-механическому объединению. После того, как наш куратор покидал Удельный парк, в парную направлялся я с семьей. В один из дней Садырину нужно было принять в бане своих гостей. Он позвонил на базу и неожиданно услышал: «А там Казаченок парится». Естественно, нашлись «доброжелатели», которые стали нашептывать: «Федорыч, ты же главный тренер, что твои футболисты себе позволяют?» С самим Садыриным перед уходом из «Зенита» у меня был вполне нормальный мужской разговор. Ведь годом раньше он меня «отмазал», когда действительно возник конфликт с Юрием Морозовым.
- Вы ведь вернулись в «Зенит» к Морозову, стали под его руководством бронзовым призером чемпионата страны и идеально вписывались в тренерскую схему Юрия Андреевича…
- К моей игре у Морозова претензий не было, но в конце 1982-го вся коман­да страдала из-за того, что Юрий Андреевич никак не мог объявить о своем решении перейти в киевское «Динамо». Все его прекрасно понимали. Нужно быть полным дураком, чтобы в начале 80-х добровольно отказаться от возможности поработать с лучшим клубом страны. Морозов на неделю улетал в столицу Украины принимать дела у Лобановского, возвращался и давал разгон. Перед игрой с ЦСКА 40 минут гоняли «квадраты», восстанавливали игровые связи. Ну и сгорели - 2:1. Меня как одного из авторитетных игроков вызвали в Смольный к заведующему отделом агитации и пропаганды (футбол по этому ведомству проходил). Ничего плохого про Морозова партийным начальникам я не говорил, но заметил: «Нужно просто прийти к какому-то решению». При этом я отпросился с утренней тренировки, сказав, что пойду в обком решать свои квартирные проблемы. Конечно же, по законам жанра, выходя из кабинета в Смольном, столкнулся с начальником команды, и сразу же обо всем было доложено Морозову. Только Садырин и отстоял.

Бригадир грузчиков - это неоценимый управленческий опыт

- Не жалеете, что после завершения игровой карьеры проделали столь тернистый путь в тренеры, поработав и бригадиром грузчиков в Лентрансагентстве, и даже в народные депутаты баллотировались…
- Работая в Лентрансагентстве, я приобрел неоценимый управленческий опыт. У меня под началом было 54 грузчика и 38 водителей. Из них 43 грузчика - с высшим образованием. После этого можно было управлять любым коллективом, хоть рабочим, хоть футбольным. Ну а в депутаты я ведь так и не попал. Зато сохранил приятные воспоминания о работе с имиджмейкерами. Они все интересовались, какую яркую деталь из моей биографии можно предложить избирателем кроме футбола. Я и рассказал, что в музее Ижорского завода хранится лопата, которой я орудовал в том самом цеху, за который играл в футбол. На следующий день меня разбудил звонок: «Нет там никакой лопаты! И музея нет!» Если же говорить серьезно, то тренер - это очень зависимая работа. Я же всегда стремился к независимости.
- Неужели нужно поступаться какими-то принципами, чтобы получить возможность заниматься тем, что лучше всего получается?
- Можно даже сегодня прийти к агенту и стать через день тренером команды. Только я не понимаю, как можно работать тренером, если другие решают, кого взять и кого ставить в состав. Даже если привозят нужного тебе игрока, то в довесок дают трех ненужных. Да и переговоры с руководителями клубов даже при опыте работы в Лентрансагентстве - не самая приятная часть тренерского ремесла.

На «Калев» ходило больше людей, чем на «Флору» и «Левадию»

- Неужели не тешит самолюбие, что именно у вас в «Светогорце» начинал профессиональную карьеру Александр Кержаков?
- Мне было интересно с ним работать. Сразу понял, что парень заиграет. Только не следует думать, что ему все давалось легко. Сашка был талантлив в труде и очень рано усвоил простую истину: ты играешь так, как тренируешься.
- Пиком вашей тренерской карьеры является работа с «Химками» в Премьер-лиге. Не обидно, что она оборвалась на полпути?
- Обиднее было бы присутствовать при закате клуба из-за финансовых проблем. Ресурсов у курировавшего команду мэра Химок Валерия Стрельченко не было. Нынешние «Химки», играющие в первом дивизионе, вряд ли когда-нибудь достигнут больших вершин.
- Неужели и в работе в Эстонии, где уровень футбола ниже, чем раньше был в первенстве Ижорского завода, вы находили какие-то привлекательные моменты?
- Это был своеобразный вызов. Я горжусь, что в Силламяэ на «Калев» ходило больше всего эстонских болельщиков. На стадионе регулярно собиралась тысяча зрителей, а на центральных матчах лиги мастеров - даже 1200. Как-то выбрался в Таллин посмотреть матч местных грандов «Флора» - «Левадия», так там на стадионе 600 человек, и, как мне сказали, это еще по случаю принципиального дерби столько собралось. Мне хотелось доказать ребятам, попавшим в «Калев», что своим трудом можно добиться многого. Для начала - чемпионат Эстонии выиграть. Как оказалось, там все не так просто. Обидно, что даже те, кто воспринял мои слова и пахал на тренировках, добились минимального прогресса. Просто нужна другая аура.
- Сейчас вы работаете в селекционном отделе, где курируете прибалтийское направление. Нужна ли такая должность, если «Зенит» покупает за 60 миллионов Халка?
- Мне поручено отслеживать молодых игроков, которых нужно привозить в юношеские и даже детские команды. Ведь в таком возрасте можно откопать настоящие таланты. Того же Месси в «Барселону» привезли совсем пацаном.
- Кого из нынешних российских форвардов вы можете назвать наследником Казаченка?
- Сашу Кержакова. Неужели вы ожидаете другого ответа? Хотя второго Казаченка нет и быть не может!
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

Хотите стать успешным человеком с высоким заработком? Узнайте, как заработать деньги сидя дома и у вас всё получится. Заходите на наш сайт http://profitgid.ru, читайте информацию более детально и вас это заинтересует. Мы вас ждём!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск