ФУТБОЛ. ДЮКОВ: Отпускать Спаллетти в сборную не собираемся



Официальный сайт "Зенита" со ссылкой на газету «Спорт-Экспресс» опубликовал развернутую беседу с президентом "сине-бело-голубых" Александром Дюковым, который рассказал о сегодняшнем дне и актуальных направлениях развития клуба, а также поделился своими взглядами на насущные проблемы российского и мирового футбола.


— Начнем с оперативных вопросов: когда нет футбола, всех интересует, кто кого продает и покупает. «Зенит» в минувшем сезоне в селекции был скромен: приобретен только Доменико Кришито. Почему?

— Мы ставили перед собой задачу подписать футболистов и на другие позиции. Но, к сожалению, не получилось. По разным причинам.


— О каких позициях идет речь?

— Фланговый нападающий и полузащитник. Левого защитника соответственно мы купили.


— Летом будете укреплять именно эти позиции?

— Я бы воздержался от комментариев. И летом, и зимой прошлого года мы рассказывали в прессе о наших трансферных планах. Не все в итоге получилось так, как мы задумывали. Поэтому закончится трансферная кампания — тогда и обсудим, что удалось, что не удалось — и по каким причинам.


— Когда Лучано Спаллетти пришел в «Зенит», много говорилось о том, что под магию его имени в Санкт-Петербург поедут сильные итальянские футболисты. Оправдались ли эти надежды?

— К нам же перешел Кришито. Приобретение очень удачное.


— Сколько денег ваш клуб планирует потратить на усиление?

— У нас есть определенный бюджет, на который мы ориентируемся. Он не безграничен. Для «Зенита» очень важно заплатить за футболиста столько, сколько он реально стоит. Проще говоря, не переплачивать. Это один из основных факторов нашей трансферной политики.



— Глушаков все-таки перейдет в «Зенит»?

— Мы не ведем переговоров по Глушакову.


— Правда ли, что в новом контракте Глушакова есть сумма отступных — 20 миллионов долларов, и именно поэтому «Зенит» теперь не горит желанием покупать игрока?

— Мне об этом ничего не известно.


— По скольким футболистам клуб сейчас ведет работу?

— Имен в списке много. Больше ли 10? Нет, меньше. По ряду игроков мы уже достаточно продвинулись в переговорах, по некоторым еще в самом начале.


— Вы отдаете предпочтение иностранцам или россиянам?

— Российских игроков, которые теоретически могли бы перейти в «Зенит» и усилить нашу основную команду, можно пересчитать по пальцам одной руки. Потому в основном работаем по иностранным футболистам.


— Возвращение Аршавина оправдало себя?

— Ну а вы как думаете?


— Оправдало. Абсолютно.

— Я с вами могу только согласиться.


— В этой связи вопрос: что будет с Андреем дальше? Будет ли «Зенит» выкупать его трансфер у «Арсенала»?

— Здесь должно быть желание и Аршавина, и «Арсенала». Андрей будет определяться со своим будущим после чемпионата Европы. Он сам должен решить, где хочет продолжить карьеру: в России, Англии или каком-то другом чемпионате.


— С Семаком будет продлен контракт?

— Да. Нынешнее соглашение Сергея действует до декабря этого года. Мы продлим контракт до конца следующего сезона.


— Есть понимание, кого «Зенит» продаст?

— Да. Есть ряд игроков, которые будут вынуждены покинуть команду.


— Спаллетти не только тренер, но и менеджер в «Зените». Это значит, что питерский клуб окончательно остановился на структуре управления без спортивного директора?

— Вечных организационных решений не бывает. Меняются цели, меняется внешняя среда. В настоящий момент мы не думаем о назначении спортивного директора. Но все может измениться.


— То есть поиск новичков ведется под руководством Спаллетти?

— Не совсем. У нас есть селекционная служба, ее глава Альдо Печини рекомендует игроков главному тренеру. Дальше мы совместно обсуждаем ту или иную кандидатуру.


— А Дмитрий Баранник отвечает за внутрироссийскую селекцию?

— Да. Он, к слову, активно включился в работу, трудится на перспективу.


ИОНОВА НЕ ПРИМЕТ КОЛЛЕКТИВ

— У вас нет опасения в связи с тем, что средний возраст игроков «Зенита» довольно высок?

— Посмотрите средний возраст команды за последние четыре сезона. Он никогда не опускался ниже 27 лет. Да, в последние годы в «Зените» было много опытных игроков, но именно это и позволяло нам решать серьезные задачи.


— Тем не менее после поколения Аршавина, Кержакова и Денисова у вас не появляется своих, питерских звезд...

— Я уверен, что в ближайшие годы доморощенные футболисты пополнят «Зенит». Может, они не сразу станут игроками стартового состава, но тем не менее. У нас много хорошей молодежи. И мы в нее верим. И самое главное, в «Зените» наконец выстроена система подготовки молодых футболистов. Я имею в виду нашу академию, работа которой, несомненно, должна принести плоды. Невозможно требовать мгновенного результат от академии, которая была создана всего три года назад. Однако, если говорить о ближайшей перспективе, то уже сейчас Спаллетти довольно регулярно привлекает к работе с основой 3-4 игрока молодежного состава.


— Талантливой молодежи у нас хватает, только вот мало кто в итоге становится основным игроком своего клуба.

— Многие наши молодые футболисты пополняют составы других клубов.


— Разве это цель для зенитовской школы — усиливать середняков?

— Это первый шаг. Для того чтобы академия начала готовить игроков высокого класса, нужно время. Но я уверен, что скоро и наша школа, и школы московских команд подготовят сильных футболистов для наших ведущих клубов и сборной.


— Канунникова можно включить в этот список?

— Скажем так, он на подходе.

— Насколько вас огорчила история с Ионовым?

— Конечно, жаль, что так получилось. Алексей — талантливый парень, и Спаллетти верил в него, стремился многое сделать для его развития. Клуб старался помочь, пытался заставить его больше думать о футболе. Игроки были небезразличны к его судьбе. Но не сложилось.


— В общем, «Зенит» сделал все, что мог, но человека уже не изменишь.

— Я считаю, что невыполнимых задач, нерешаемых проблем не бывает. Раз так получилось, значит, и мы где-то недоработали. Но, повторюсь, сделали многое.


— Как отнеслись к поведению Ионова в матче «Кубань» — «Зенит», когда после забитого за краснодарцев гола Алексей язвительно поклонился и питерским болельщикам, и скамейке запасных вашего клуба?

— Мне было обидно за парня. Он совершил ненужный и, как правильно сказал Спаллетти, неумный поступок.


— Верно ли, что «Зенит» внес в контракт Ионова с «Кубанью» пункт, по которому ваш клуб имеет первоочередное право выкупа футболиста?

— Да. Но в ближайшее время мы не планируем воспользоваться этим правом.


НАМ ПОВЕЗЛО: ЛУЧАНО И ВПРАВДУ ИДЕАЛЬНЫЙ ТРЕНЕР

— Как вы относитесь к разговорам о том, что Лучано Спаллетти мог бы возглавить сборную России?

— Что вы имеете в виду? Справится ли Спаллетти? Или как относится к подобной перспективе «Зенит»? На первый вопрос ответ: безусловно, справится. Так как он успешно справляется с клубом. Назначение тренера сборной — дело очень ответственное, но, на мой взгляд, найти его гораздо проще, чем тренера для клуба. Хотя бы потому, что у него элементарно меньше функций. Тренер сборной должен быть отличным селекционером, тактиком и мотиватором. Всё. Эти требования относятся и к клубному тренеру, но его навыки должны быть значительно больше. Поэтому с клуба на сборную переключаться, мне кажется, легче. И у Спаллетти с этим проблем не возникло бы. Но если отвечать на второй вопрос, то «Зенит», конечно, будет против приглашения Спаллетти в сборную. Как в плане полного его перехода, так и в плане совмещения. «Зенит» продлил контракт с Лучано на три года и собирается провести весь этот срок вместе.


— Хоккейный клуб «Ак Барс» тоже не горел желанием отпускать Зинэтулу Билялетдинова в сборную... Можно ли говорить о том, что вы защищены от неких гипотетических звонков с пожеланиями, которые нельзя не выполнить?

— Ну если к нам в едином порыве обратятся и попросят все болельщики российской сборной, то отказать им будет, наверное, трудно (улыбается).


— В таком случае вы будете биться за совмещение или проще будет найти нового тренера?

— Если честно, я об этом даже не думал.


— Спаллетти примеряют не только к сборной России: в Италии серьезные спортивные издания писали об интересе к нему целого ряда клубов — от скромной нынче «Фиорентины» до мощного «Милана». Кто-то в «Зенит» по этому поводу обращался?

— В «Зенит» не обращались, но у самого Спаллетти, как я знаю, были предложения.


— И?

— Подписав новый контракт с «Зенитом», Лучано однозначно ответил на все имевшиеся предложения.


— Но в чем новая мотивация Спаллетти в российском чемпионате? Два раза он его уже выиграл?

— А выиграет пять — получит «звездочку» (смех в зале). И почему вы забываете о Лиге чемпионов? Там у нас еще огромное поле для роста.


— Два с половиной года назад в интервью «СЭ» вы рассказывали о том, как выбирали в качестве тренера Лучано, и признались, что после поездки в Рим у вас сложилось ощущение: он идеальный тренер. Можете ли то же самое повторить сейчас, после двух сезонов совместной работы?

— Безусловно. Он и вправду идеальный.


— Тренеров, как и вообще людей, без недостатков не бывает...

— А вот нам повезло!


— Не может быть все совершенно гладко! Поведайте нам хотя бы о микроконфликтах, которые наверняка у вас случались?

— Споры у нас, конечно, бывали, и не всегда мы приходили к компромиссу, но подобного рода ситуации должны оставаться внутри клуба, так что даже не просите. У каждого в клубе есть своя зона компетенции и каждый действует в ее рамках.


— Вы упомянули об огромных резервах для роста в Лиге чемпионов. А какой итог следующей Лиги в «Зените» посчитают безусловно успешным?

— Всегда надо двигаться вперед, а следующим шагом в Лиге для нас может стать выход в четвертьфинал. Но глобально у нас есть мечта — сами понимаете какая.


— Задача достичь четвертьфинала будет жестко поставлена перед командой?

— Что вы имеете в виду?


— Дополнительную мотивацию в случае ее достижения или, наоборот, какие-либо штрафы при недостижении.

— Нашей команде такого рода дополнительная мотивация не нужна — игроки сами уже поставили перед собой эти цели.


— А случается ли вообще в «Зените» такое, что премиальные за достижение цели или за конкретную игру повышаются, что называется, прямо по ходу пьесы?

— Глобальных изменений в премиальных за выполнение турнирных задач или задач на сезон — не бывает, а вот в конкретных матчах они иногда происходят.


СЧИТАЛ «БАВАРИЮ» ОБЪЕКТИВНЫМ ФАВОРИТОМ

— Когда по ходу сезона вы поняли, что «Зенит» — чемпион?

— Наверное, когда прозвучал финальный свисток в матче с «Динамо».


— А до этого сомневались?

— В футболе быть в чем-то уверенным можно, только когда событие уже свершилось. Все до единого болельщики «Манчестер Юнайтед», следившие за параллельной игрой с участием «Сити», наверняка находились в полной уверенности, что «МЮ» станет чемпионом. Кто мог подумать, что за четыре или пять минут добавленного времени «Сити» забьет два мяча?! А фанаты «Баварии»? Могли они предположить, что их команда упустит титул, после того как Мюллер забил гол на 83-й минуте?


— Раз уж вспомнили о Лиге чемпионов: как вам такой финал и такой победитель, перед воротами которого «клубный автобус уже в землю врос»?

— Согласен, «Бавария» до замены Мюллера смотрелась более убедительно. Но футбол — не фигурное катание, где за артистизм выставляют оценки. Именно за непредсказуемость мы футбол и любим. В противном случае перед началом сезона команды выкладывали бы свои составы — и футбольная общественность решала бы, кто чемпион, а кто аутсайдер.


Расскажу, кстати, такую историю. За несколько дней до финала Лиги чемпионов я встречался с Райнером Кальмундом, вам наверняка известным (немецкий футбольный управленец, который известен по работе в «Байере» — Прим. «СЭ»). Он был категоричен: «Бавария» точно проиграет. Я согласился, но поинтересовался: «Почему?» Ведь «Бавария» — объективный фаворит, сильнее и по игре, и по составу. «Да потому, — ответил Кальмунд, — что место центрального защитника займет Тимощук. „Бавария“ и так не самая высокая команда, а тут еще и невысокий Тимощук, который головой играет средненько. Отсюда — серьезная угроза со второго этажа, которая, скорее всего, материализуется». Я начал спорить. У «Челси», говорю, единственный шанс на успех — играть на контратаках. В такой ситуации невысокий, зато быстрый и цепкий Тимощук — куда более удачный выбор, нежели какой-нибудь медлительный защитник-здоровяк. А подач в штрафную с игры или со «стандартов», когда придется вести борьбу в воздухе, будет за игру от силы четыре-пять. Впрочем, мы оба оказались правы. Хотя Дрогба в итоге забил не из-под Тимощука, «Челси» все-таки победил.


— А почему вы думали, что «Челси» выиграет?

— Как раз в разговоре с Кальмундом я предположил, что свою роль должен сыграть метафизический фактор. «Челси» обязан победить, сказал я ему, потому что много раз подбирался к триумфу в Лиге чемпионов вплотную, но все время что-то вставало у него на пути. И когда-нибудь он должен быть вознагражден за усилия. «Челси» боролся до конца, показал характер, волю, хватку и как итог — добился своего.


— Неужели вы верите в метафизику и фактор «футбольного бога»? Вы же бизнесмен и по идее прагматик...

— Каждый человек, который имеет отношение к спорту, суеверен. И у меня есть свой фэн-шуй перед матчами «Зенита». Вы будете смеяться, конечно, но он работает. Несколько раз пробовал не соблюсти ритуал — ни к чему хорошему это не приводило.


— Много матчей успеваете посмотреть помимо игр «Зенита»?

— Стараюсь не пропускать все знаковые поединки. Кроме того, когда готовимся к трансферной кампании (а мы к ней готовимся постоянно), смотрю много футбола с участием игроков, которые «Зениту» интересны. Обычно это происходит поздно вечером или ночью. Матчи выбираю сам, смотрю чаще всего в записи на компьютере, пользуясь специальным архивом.


— Разве так интересно? Матч-то уже сыгран, счет известен.

— А меня результат абсолютно не волнует! Интересуют действия конкретного футболиста. Хотя иногда сюжеты настолько фееричные, что зрелище захватывает.


— Например? Из последнего?

— Из последнего — не расскажу. Если назову вам матчи и чемпионаты, вы тогда про игроков догадаетесь. Но могу вспомнить, допустим, относительно давнюю игру «Дженоа» — «Рома», когда в составе генуэзцев мы просматривали Кришито. Его команда к началу второго тайма проигрывала 0:3, а закончилось все — 4:3 в ее пользу.


ЕСЛИ БЫ МАТЧ СО «СПАРТАКОМ» БЫЛ БЫ РЕШАЮЩИМ, МЫ БЫ ВРЯД ЛИ ПРОИГРАЛИ

— Про матч «Зенит» — «Спартак» что скажете? Обидно было потерпеть поражение в день награждения?

— Проигрывать обидно всегда. Мне показалось, что во втором тайме игроки больше думали о награждении и предстоящем празднике...


— Кержаков то же самое сказал.

— Да? Я бы еще добавил, что матч складывался для нас удачно, и это тоже сыграло злую шутку. В головах сидела длинная беспроигрышная серия, а в предыдущих играх, в Казани и Краснодаре, нам довольно легко удавалось отыграться. А в этом матче к нашему поражению привела потеря концентрации.


— Игра со «Спартаком» тем не менее для «Зенита» ничего не решала. А будь иначе, футболистов после такой «потери концентрации» ждала бы большая взбучка?

— Думаю, в решающих матчах такое вряд ли произошло бы.


— Завершая тему «Спартака». Вы не пытались с господином Федуном поговорить о том, почему они устроили атаку на Кержакова после злополучного столкновения с Диканем?

— Так «Спартак» же объяснил логику своих действий. Они не были против Кержакова, а собирались «довести до абсурда» ситуацию, которая возникла после дисквалификации Веллитона.


— Но под огнем-то оказался зенитовец. Как вы вообще оцениваете позицию «довести до абсурда»?

— «Спартак» действует в рамках своей логики. У нас логика несколько иная. И та, и другая имеют право на существование.


— «Зенит» на месте «Спартака» действовал бы так же?

— Мне такое трудно представить. Вспомните, у нас однажды дисквалифицировали стадион, хотя у других клубов тоже случались инциденты, после которых их можно было наказывать. Однако покарали только нас. А Денисов, которого дисквалифицировали за конфликт с Карпиным на четыре матча, в то время как спартаковского тренера — только на один?! В обоих случаях дискриминация налицо. Мы считали ее несправедливой, но тему не педалировали. И так у нас ситуация в футболе напряженная.


— А по чьей вине она напряженная?

— Футбол — мужской вид спорта. У нас много команд с амбициями. В результате переодически происходит массовый выброс тестостерона в кровь! На мой взгляд, чемпионат-2011/12 был самым сильным со времен Советского Союза. В первой восьмерке «Кубань», не имея турнирной мотивации, потрепала и покусала всех. Плюс во второй восьмерке играл очень приличный клуб — «Краснодар». Получается как минимум девять сильных команд, а мест в еврокубковой зоне только шесть. На всех не хватает. Отсюда — напряжение.


ШИРОКОВ, КОНЕЧНО, НЕ СПЕЦИАЛИСТ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ


— Вы говорите: много сильных команд. Но ведь почти все они на протяжении сезона играли с перепадами и нечасто показывали внятный футбол. Ровно всю дистанцию прошел только «Зенит».

— Так уж получилось. А что, восемь клубов могли пройти чемпионат без потерь?


— Не могли, просто потери бывают разными. Иногда в равной красивой борьбе. А иногда хромой с хромым бьется...

— Команда играет так, как позволяет ей соперник. Все равно я остаюсь при своем мнении. Нынешний чемпионат был сильнее, чем предыдущие, в нем появились новые сильные футболисты. Хотя на ваше впечатление могло повлиять и качество полей весной.


— Ваше отношение к словам Романа Широкова, который призвал уволить агронома «Петровского»?

— Роман произнес их сразу после матча на эмоциях. Широков, конечно, не специалист по сельскому хозяйству, но его можно понять. Газон-то действительно был низкого качества — и футболистов это, безусловно, раздражает. Но у нас очень сильный агроном, и решающим фактором я считаю аномально холодные февраль и март. «Зенит» делал все возможное и невозможное для того, чтобы подготовить поле.


— В грядущем чемпионате будем играть в декабре. Разве не абсурд?

— Если декабрь выдастся таким же теплым, как в 2011-м, то почему нет? Надо готовиться. Есть манежи, которые можно использовать для проведения некоторых матчей.


— Широков был оштрафован за свои высказывания? И насколько часто вы вообще обсуждаете с футболистами их поведение вне поля?

— Такие случаи бывают.


— А была ли реакция со стороны «Зенита» на выложенный в интернете видеоролик из аэропорта Казани, где Широков (правда, спровоцированный) общается с фанатами с обильным использованием мата?

— Роман был не прав. Понятно, что его спровоцировали. Но он не должен был говорить того, что сказал.


— Когда отдельные игроки, будь то Широков или Быстров, оказываются втянутыми в конфликт с фанатами, клуб предпринимает меры для его урегулирования?

— Конечно. Мы находимся в диалоге с болельщиками, и после этой истории Роман встретился с ними. Организацией занимался клуб.


— Изменились ли отношение к болельщикам и стилистика работы с ними после того, как они едва не сорвали матч с АПОЭЛ?

— Нет. Болельщики признали, что совершили ошибку. Они, безусловно, не собирались сорвать матч и создать клубу дополнительные проблемы. Просто не учли погодные условия. Соответствующие выводы сделаны.


ТАКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ ПО ЛИМИТУ, КАК У НАС, НЕТ НИ В ОДНОМ ЧЕМПИОНАТЕ


— Сегодня одна из самых острых тем в российском футболе — лимит на легионеров. Какую позицию занимает здесь «Зенит»?

— Неоднократно уже говорил и повторю еще раз: я против любого рода ограничений и за свободную конкуренцию. Именно она, а не искусственная поддержка в первую очередь помогает воспитанию молодых талантливых футболистов. Да и вообще прогрессу в целом — не только в спорте, но и в любой сфере человеческой деятельности. Если же говорить конкретно о лимите — абсолютно никакой связи между его отсутствием или присутствием и результатами сборной России не вижу. А потому не понимаю, почему мы специально ставим свои клубы в более тяжелое положение по сравнению с соперниками из Европы. Такого ограничения, как у нас, нет ни в одном чемпионате. Мы только что играли два матча с «Бенфикой», и лишь в одном из них на поле был португалец. А теперь давайте сравним результаты нашей сборной и сборной Португалии или рейтинги клубных чемпионатов России и Португалии. Выводы, по-моему, очевидны.


— То есть вы за полную отмену лимита?

— Да. Я все понимал бы, будь мы настолько сильны в футболе, что обыгрывали бы всех под ноль и со скуки решили бы сами усложнить себе задачу, придумав нечто вроде нынешнего лимита. Или, к примеру, игру на одной ноге — чтобы добавить интриги. Но в сегодняшней ситуации зачем загонять самих себя в угол?


— Возможно, стоит ограничивать число иностранцев не механически, а более изощренно: как в Англии, например, где следят, чтобы к ним приезжали только стабильно играющие в своих сборных, то есть качественные футболисты?

— В принципе все клубы премьер-лиги, кроме одного, понимают, что изменения назрели. Но подходы к изменениям разнятся — если мы считаем, что лимит не нужен как таковой, то кто-то хочет его просто смягчить. Сейчас создана рабочая группа при РФС, которая должна найти компромиссный вариант. Я не против того, чтобы оговаривать не количество, а качество приезжающих футболистов, но тогда должны быть установлены простые, понятные критерии определения качества. А это очень сложно сделать. Где провести черту? По месту в рейтинге сборных? Но оно постоянно меняется. А между тем есть отличные игроки, которые родились не в футбольной стране и поэтому никогда в первую десятку или двадцатку со своей сборной не попадут. И есть Бразилия с Аргентиной, где классных футболистов столько, что всем попасть в национальную команду невозможно. Как все это можно прописать?


— Президента «Спартака» можно понять — он столько сил вкладывает в свою академию, что хочет поддержки тем юношам, которые из нее выходят, а значит, и своим усилиям.

— Ему очень важно выиграть чемпионат России, это понятно. Для нас победить в нем не менее важно, однако мы очень хотим, чтобы этот чемпионат был как можно сильнее и чтобы мы были как можно более конкурентоспособны в Европе. А лимит мешает и тому и другому.


— Но РФС между тем на стороне Федуна, не так ли?

— Почему вы так решили? РФС понимает, что изменения нужны, но вполне разумно считает, что резких движений делать не стоит. Поэтому и создана эта рабочая группа для выработки компромиссных решений.


— Может быть, стоит, как в Италии, ограничить возможное количество покупок за сезон?

— Может быть, но вы не забывайте, что Италия вне этих ограничений может брать любого игрока из стран ЕС, а выходцам из Латинской Америки обычно не сложно сделать второй итальянский паспорт. В результате база, из которой они беспрепятственно могут выбирать футболистов, составляет более 600 миллионов человек и включает в себя все ведущие футбольные державы, а у нас она ограничена 140 миллионами — о качестве выбора я уже и не говорю.


— Не боитесь, что вследствие кардинальных решений, за которые вы ратуете, может повториться ситуация 2004 года, когда «Динамо» однажды выставило 11 легионеров?

— Она не может повториться ни при каких обстоятельствах. Все давно поняли, что привезти 18 легионеров и выиграть чемпионат России сегодня невозможно. Все клубы, которые когда-либо становились чемпионами России, приходили к победе, имея костяк из российских игроков. При этом уверен, что все клубы премьер-лиги, если повезут легионеров, то только качественных.


— Но отнюдь не все обладают возможностями «Зенита», который может приглашать действительно отличных мастеров. Кто-то и на более слабых будет согласен. А это, в свою очередь, перекроет дорогу в премьер-лигу тем молодым игрокам, что не проходят пока в состав грандов, но могли бы постепенно вырасти...

— Почему? Ведь если не будет лимита, то не будет и тех заоблачных цен на молодых россиян, что существуют сейчас. И зарплаты их снизятся. Зачем же тогда везти кого-то из-за рубежа, если своего купить будет проще и выгоднее?


— Иногда кто-то в этом может быть заинтересован персонально, чтобы улучшить личное финансовое положение.

— Такие ситуации действительно случаются, но если говорить по большому счету, то у подобных менеджеров и клубов, в которых они работают, в долгосрочной и даже в среднесрочной перспективе никакого будущего нет. И они рано или поздно уйдут с рынка — я уверен в этом.


— В связи с тем, что спонсором «Томи» стала «Газпромнефть», у вас не возникало идеи сделать томский клуб постоянным полигоном для обкатки зенитовской молодежи?

— Мы действительно заинтересованы в том, чтобы у «Зенита» был фарм-клуб в первой лиге, но он должен базироваться в Санкт-Петербурге — для постоянной связи между двумя командами.


— Имеете в виду возможные совместные тренировки?

— Не только: главный тренер первой команды должен иметь возможность постоянно наблюдать за молодежью из фарм-клуба — и что, для этого придется летать в Томск? Не налетаешься.


— «Петротрест» в качестве подобного клуба не рассматривается?

— А он разве вышел в первую лигу?


— Как минимум имеет такие планы.

— Мы вели переговоры с «Петротрестом», но договориться так и не удалось. Но мы ищем решение, и думаю, что оно будет найдено в ближайшее время — если не в будущем сезоне, то в одном из следующих за ним.


ЕСЛИ БЫ СТРОИТЕЛЬСТВО ВЕЛ «ЗЕНИТ» ИЛИ «ГАЗПРОМ», СТАДИОН УЖЕ ДАВНО БЫЛ БЫ ПОСТРОЕН

— Вопрос из разряда вечных: какова ситуация со строительством нового стадиона в Санкт-Петербурге?

— Помните анекдот: встречаются два приятеля, и один другого спрашивает: «Ну что, твоя дочка вышла замуж?» — «Да, выходит понемногу...» Так и стадион строится понемногу. Закончено перепроектирование. В мае экспертиза должна дать заключение — и после этого строительные работы возобновятся.


— Клубу не обидно, что стадион строит город и из-за этого весь этот многолетний беспорядок? Дик Адвокат, помнится, говорил, что стадион должен был быть введен в строй еще в 2008-м...

— В 2009-м, но не суть. Готов повторить то, что сказал в интервью питерской телепрограмме «Футбольная столица»: если бы строительство вел клуб или «Газпром», мы этот стадион давно бы уже построили.


— Не думаете, что за это время дешевле и практичнее было бы построить 40-тысячник где-нибудь в районе метро «Девяткино»?

— Дешевых 40-тысячников не бывает, стадион — все-таки не палатка, а капиталоемкий проект. Даже простой бюджетный стадион будет стоить под сотню миллионов евро. Но в любом случае мы верили, что город закончит строительство в 2009 году. Потом был 11-й год, 12-й...

Вы меня пытали относительно трансферов — несомненно, клуб должен усиливаться. Но, чтобы перейти на новый качественный уровень, вопрос стадиона даже более важен, чем появление новых игроков. Стадион — это не только комфорт болельщиков и возможность клубу увеличить доходы. Но это, безусловно, сильный аргумент в переговорах с потенциальными новичками команды. Если мы хотим привлечь игроков из сильных чемпионатов.


— Фактически сейчас «Зенит» недополучает прибыль, которую мог бы извлекать на новом стадионе из продажи абонементов, билетов, атрибутики.

— Безусловно, стадион позволил бы нам зарабатывать больше в несколько раз.


— Вы верите, что стройка когда-нибудь закончится?

— Конечно, надежда есть.


— А как будут распределяться доходы от продажи билетов между городом и клубом?

— Есть договоренность, что после завершения строительства стадион будет передан в управление клуба. Договор управления пока не подписан.


БЮДЖЕТ СИЛЬНОГО ЕВРОПЕЙСКОГО КЛУБА ДОЛЖЕН СОСТАВЛЯТЬ 200 МИЛЛИОНОВ ЕВРО

— Правда, что в 2011 году бюджет клуба по сравнению с предыдущим несколько снизился?

— С точки зрения доходной части это не так: в 2011-м мы заработали больше, чем в 2010-м. А потратили действительно меньше. Но могу сказать, что, если российские клубы действительно хотят на что-то претендовать, бюджет их должен составлять около 200 миллионов евро. Если мы хотим добиваться громких побед и делать это стабильно.


Вы говорили, что из «Зенита» будут уходить игроки, имея в виду тех, кто уровню команды не соответствует. Но ведь наверняка есть спрос на ведущих футболистов — чемпионов России и участников плей-офф Лиги чемпионов?

— К нам не было обращений.


— Вас это удивляет, к примеру, в случаях с Широковым и особенно с Денисовым?

— Нет. Все хорошо знают о наших амбициях и возможностях. И считают, что мы в состоянии удержать важных и ценных для нас игроков.


— А был ли игрок, который удивил вас в этом сезоне своим прогрессом?

— Считаю, многие игроки продолжают прогрессировать — Малафеев, Губочан, Денисов, Файзулин. Вообще я бы не хотел кого-то одного выделять. Вся команда провела блестящий сезон. И достойна похвалы.


— Вы сказали, что не вмешиваетесь в тактику и определение состава. А в то, что Анюков добровольно лишился капитанской повязки, вмешиваетесь? И понимаете, в чем там суть дела?

— Это решение Александра. О том, что хотел бы сложить с себя капитанские обязанности, он сказал еще в декабре. Но если вы ищите внутренний конфликт в команде — его нет.


ЛЕТОМ ИГРАТЬ НЕВЫГОДНО

— Вы согласны с критикой в адрес телекомментатора Геннадия Орлова? Например, хозяин «Краснодара» Сергей Галицкий высказался о нем в интервью: «Человек, комментируя матч, совершенно забывает, что смотрят его не только болельщики «Зенита».

— Знаете, меня удивляет огромное внимание именно к этому вопросу. Нам от Геннадия Сергеевича тоже достается. Орлов может кому-то нравиться, кому-то нет, но если говорить о качестве комментариев, то лично для меня важен позитивный настрой комментатора, который бы позволял продавать зрителю телевизионный продукт под названием футбольный матч. У нас же хватает так называемых продвинутых комментаторов, которые работают в стиле нуар (направление в американском кинематографе 40-х годов, которое запечатлело атмосферу пессимизма, разочарования и цинизма времен Второй мировой войны и первых лет холодной войны. — Прим. «СЭ») . И своим мрачным скепсисом отбивают у зрителя желание смотреть наш футбол. Знаете, как говорят? «С таким настроением слоника не продашь».


— Вы полагаете, при нынешнем уровне стадионов и полей российский футбол реально сделать продаваемым?

— Сделать его более продаваемым можно уже сейчас, не дожидаясь, пока построят стадионы, вырастут талантливые игроки и т.д. Даже сегодня на наших аренах при желании можно показать другое качество поля и картинки. Это все решаемо, я уверен! Достаточно ужесточить требования к лицензированию стадионов, увеличить количество камер, показывать зрителей, а не пустые трибуны. В общем, сделать качественный телевизионный продукт. Другое важное направление работы — повышение эффективности продажи телевизионных прав.


— «Зенит» готов выйти из пула и продавать свои телевизионные права в индивидуальном порядке?

— Нет-нет. Мы предлагаем отказаться от практики продажи эксклюзивных прав в одни руки. И перейти к системе продажи РФПЛ прав для разных платформ с проведением соответствующих тендеров.


— Разве можно продать телевизионные права сразу нескольким телекомпаниям?

— Конечно. Помимо федеральных каналов существует спутниковое и кабельное телевидение, где несколько провайдеров. Плюс мобильное телевидение, интернет...


— Неужели они захотят покупать то, что будет почти у всех?

— Почему нет? Это же конкуренция! Допустим, канал Х предлагает различные телевизионные программы, в том числе футбольные трансляции. На канале Y их нет. Значит, для людей, которые любят футбол, канал Y тут же перестает быть привлекательным. Между прочим, за границей многие каналы покупают спорт не потому, что на нем зарабатывают. Просто футбол — необходимая составляющая джентльменского набора. То, что должно быть и приносит дополнительные очки в глазах телезрителей.


— По словам Германа Ткаченко, в апреле у акционеров клубов состоялся жесткий разговор с президентом РФС Сергеем Фурсенко. Вы были на этой встрече?

— Да, от первой до последней минуты. Не могу сказать, что в адрес Фурсенко звучала жесткая критика. Обсуждались проблемы, имеющие отношение как к РФПЛ, так и всему российскому футболу. Возможно, кто-то не согласится, но, на мой взгляд, сейчас стало все-таки больше порядка. Подрос уровень судейства. Да, у арбитров случаются ошибки, но это человеческий фактор. О предвзятости же говорить нельзя. Радует, что в трактовке правил появилась хоть какая-то последовательность. В этом заслуга Розетти.


Кроме того, переход на систему «осень — весна» — тоже шаг вперед для российского футбола. Синхронизация нашего календаря с международными турнирами необходима, если хотим быть не только конкурентоспособными в еврокубках, но и коммерчески успешными. Правда, чтобы играть в феврале и декабре, нам нужны крытые стадионы и манежи. Да, сразу возникают вопросы из серии, что первичнее — курица или яйцо? То есть сначала построить манежи, а потом перейти на «осень — весну» или наоборот? — Вы-то как думаете?

— С учетом нашей ментальности, сперва необходимо принять решение о переходе. Ведь пока гром не грянет, мужик не перекрестится.


— Почему-то пока никто не «крестится» — если говорить о манежах...

— С одной стороны, аномально холодный март ударил по зрелищности и качеству футбола. Но с другой — придаст всем новый импульс. Не сомневаюсь, многие клубы, а также РФПЛ сделают выводы и начнут более активную работу в этом направлении.


— Кстати, с точки зрения коммерческой выгоды разве не лучше нам играть летом, когда отсутствует конкуренция со стороны европейских чемпионатов?

— Нет. Летом на футбол в России ходят меньше, чем осенью и весной. Я давно заметил, что летом даже на топовых матчах на стадионе много свободных мест. Владельцы абонементов уезжают в отпуск или проводят выходные на даче. И в Европе в это время года стараются минимизировать количество матчей. Потому что падает к футболу интерес болельщиков, а значит, и спонсоров.


— На чемпионат Европы собираетесь?

— Да, планирую посетить два матча сборной России на групповом этапе. Считаю, у команды хорошие шансы выступить успешно. Состав у нас сильный, опытный, мотивированный. Также буду симпатизировать сборной Италии, где, судя по всему, в основе сыграет Кришито.



— При этом, наверное, не покидает мысль: «Главное — чтобы игроки „Зенита“ не получили травм»?

— Вы правы. Когда провожал ребят в сборную, одно из напутствий так и звучало: постарайтесь избежать травм. Сборная сборной, но и о клубе думать нужно.


— Кто для вас фаворит Euro?

— Не буду оригинален — Испания и Германия. На данный момент они выше классом, чем остальные. Впрочем, без неожиданностей на таких турнирах не обходится. Я надеюсь, что сборная России порадует.

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск