ХОККЕЙ. СКА. Милош Ржига: я не такой человек, чтобы уходить из команды

alt

Главный тренер петербургского СКА Милош Ржига в интервью специальному корреспонденту агентства «Р-Спорт» Алене Шиловой заявил, что считает свою работу и результат команды в сезоне хорошими, поэтому не собирается сам уходить из СКА. Тренер не стал говорить плохо про свою команду, потому что критики сейчас и так очень много. Поражение от московского «Динамо» в полуфинале розыгрыша Кубка Гагарина Ржига назвал страшным, но заявил, что оно не может перечеркнуть работу на протяжении всего сезона, который в целом для команды сложился хорошо.

Я боялся плей-офф

- В прошлом году вы сделали сенсацию с «Атлантом», отыгравшись со счета 1-3 в серии против СКА, в этом сезоне вы опять главное действующее лицо сенсации СКА, но уже со знаком минус...

- Я знаю (улыбается). Все будут теперь говорить о провале сезона после последнего матча, после этих 0-4. Все будут рассказывать, что все плохо. И к этому нет, что сказать. Но я могу сказать, что доволен. И могу посмотреть себе в глаза. Конечно, мы могли сделать больше. Мы все стремились весь сезон к одной цели: добиться финала. Но этого не получилось. Я этим очень недоволен. Но это плей-офф, так бывает. И так случилось с нами. Сейчас надо подумать, в чем причины, почему в этой концовке нам не повезло.

- Регулярным чемпионатом довольны полностью? Может, и оттуда какие-то причины идут?

- Мы могли лучше, но могли и хуже. В целом от начала сезона я доволен командой, тем, что мы показывали, как работали. Есть некоторые претензии. Но я думаю, не может быть 100% того, что мы хотели и в регулярном чемпионате, и потом еще в плей-офф.

- Гонка за первое место в «регулярке» нужна была?

- Гонки не было, но в концовке мы, конечно, хотели добиться этого. Не повезло. Мы шли к главной цели: подготовить команду к плей-офф. Не было цели выиграть Кубок Континента, нас интересовал другой.

- Насколько легко строилась команда по ходу сезона? Какие у вас были проблемы?

- Команда работала очень хорошо, ребята выполняли все, что было нужно. Не могу сказать, что работали плохо, ни про кого не могу ничего плохого сказать. Но у нас были моменты, когда мы выходили на какую-то высоту, наверх, играли очень здорово, а потом проваливались в одном-двух матчах, играли плохо. И поэтому я боялся этой концовки, плей-офф, что такие моменты могут повториться. Так и получилось.

- На Матче звезд мы говорили с вами об этих опасениях, что у вас были сомнения.

- Конечно. Это было видно.

Лидера у СКА не было

- У СКА были серии матчей с очень хорошей игрой. Почему она пропадала? Как игры в «регулярке» с «Магниткой», «Спартаком». Потом это же у вас повторилось в плей-офф, в первом матче с «Динамо» выигрывали, но...

- Да такие матчи, как сейчас в плей-офф, были и по ходу сезона. Это результат того, что чуть-чуть расслаблялись. Игра у нас пошла, а лидеры не взяли на себя ответственность. У нас такого самого главного лидера так и не было, который бы показал себя во время этих проблем, показал команде, как надо играть, стремиться и слушать. Каждый хотел взять ответственность на себя, каждый хотел отдать свое, думал, что сможет все один. Да, я не могу сказать, что ребята не хотели, но каждый хотел по-своему все сделать. И потому так получилось. В этом была проблема.

- В плей-офф всегда побеждает настоящая команда. У СКА командных игроков оказалось мало?

- Команда работала по системе, по тактике. Но в некоторых местах эти игроки хотели взять ответственность на себя и делали, например, плохое удаление в сложной ситуации, когда нас начинали чуть-чуть давить, теряли шайбу, когда этого нельзя было делать, когда нужно было потерпеть и потом опять вернуться к своей игре. Это такие мелочи, из которых, на самом деле, все и складывается.

- В «Атланте» в прошлом году у вас такого не было?

- Тоже были матчи. Но там были игроки, которые брали ответственность на себя, которые просто делали правильные вещи и слушали, как это делать. Там были ответственные люди: (Эдуард) Левандовский, (Дмитрий) Уппер, (Иван) Непряев - ребята, которые на 200 процентов выполняли задачу. Потом, когда пришел (Олег) Петров, сначала он играл в свою игру, но скоро понял, что из этого все складывается, и поменялся. Там все верили этому делу, что мы делаем все правильно. А здесь были хорошие игроки, но эту ответственность просто брали на себя, были сами по себе.

- Есть мнение, что вам так и не удалось найти общий язык со звездными игроками СКА... Как говорят, в СКА куда не плюнь, везде игрок сборной.

- Я не знаю, кто это. Какие игроки сборной? Посмотрим, кто поедет на чемпионат мира. Да, (Дмитрий) Калинин, но с ним вообще не было никаких проблем. И с другими тоже. Если они говорят, что были проблемы, я не понимаю, почему они не сказали сразу? Мы ведь все работали на один результат. Я никаких проблем не видел, наоборот, видел, что команда хочет, идет вперед, и за полгода мы сделали серьезную работу.

Рыбин потерял скромность

- У вас Максим Рыбин был лидером в «Спартаке». Почему он не стал так играть и вести команду за собой в СКА? Почему не стал таким лидером?

- Это вопрос ему. Макс сейчас не тот Макс, с которым я познакомился в «Спартаке». Он совсем другой игрок уже, поэтому его надо спросить, почему он не выступил так. Не знаю это русское слово... Я думаю, он потерял чуть-чуть скромность. Макс не такой большой игрок, чтобы он мог себя так вести. И я ему это прямо сказал. Надо работать на команду. Да, он три-четыре матча в плей-офф работал на команду очень здорово. Когда был капитаном (в серии с «Атлантом»), вообще взял на себя ответственность, делал, что было нужно команде, но этого мало. Может, ему не понравилось, что он не был капитаном. Не знаю. На тренировках он был в порядке, но этот сезон у него не пошел.

- А почему именно Виталия Вишневского вы выбрали капитаном?

- Я понимаю, что сейчас все начнут обсуждать, кто должен был играть с этим, кто с тем, кто быть капитаном. Найдется все плохое. Но ведь по ходу сезона все было в порядке, никто не жаловался. Если бы игроки считали, что Вишневский плохой капитан, сами бы пришли. Я несколько раз спрашивал об этом. Все было в порядке. Не в этом проблема. Всегда есть характеры, которым не нравится критика. У нас, конечно, были люди, которые обиделись. Но в целом команда работала вместе, ребята между собой сами встречались и говорили в раздевалке. Был нормальный рабочий процесс. Я боялся, что будет хуже.

- Не возникало проблем с тем, кого ставить на игру, кого нет? В плане соотношения зарплат и реальной игры. Далеко не все, кто имеет в СКА большие контракты, сыграли в итоге хорошо.

- Я не хочу говорить о высокооплачиваемых игроках. Каждый рвался в состав, хотел играть, думал, что он может играть. У нас долго был травмирован (Максим) Афиногенов, потом он стал играть почти на своем уровне, но опять что-то случилось. Игру (Евгения) Артюхина не было видно во всех матчах, и мы хотели его чуть спровоцировать к хорошей игре. (Федор) Федоров тоже сидел, и (Глеб) Клименко.

- Вас много критикуют сейчас за перестановки в составах, что сыгранных связок не было, особенно в полуфинале, когда вы со второго матча стали все менять.

- Это нормальный процесс. Сейчас каждый говорит, что я поменял состав. Я еще по ходу сезона это делал. Это было нужно. (Виктор) Тихонов травмировался. (Александр) Кучерявенко, который заиграл очень здорово, тоже получил травму. Такого, чтобы меня шатало от одного состава к другому, не было. Просто поменяли первое звено, чтобы они тоже заиграли. У нас в финале конференции забивало только четвертое звено, этого мало. Нужно было еще что-то сделать, чтобы что-то случилось с ребятами. Я должен был решить ситуацию с первым звеном, что вернулся в состав Кучерявенко, который играл в четвертом звене очень здорово. Тихонов и в первом звене забивал. Поэтому я решил так.

Первая игра не «убила» СКА

- Вы начинали полуфинал фаворитами, но к четвертому матчу СКА уже проигрывал «Динамо» со счетом 0-3 в серии...

- Проигрывали, но надо смотреть на то, как. Про первый матч я бы не хотел много говорить. Да, мы вели 3:0, но проявились эти негативы, которые были в сезоне, получили гол, много удалялись и опять получили гол, в концовке не выполнили задачу, когда должны были перейти в оборону. Не могу сказать, что игроки не поняли, что нужно, но не сделали этого. И это повлияло на остальные матчи. Во втором мы были лучше, 60 минут играли в одной зоне, было много моментов, шайба просто летала по линии, но не залетела. Это чудо. Потом это все сказалось на психике игроков, было тяжелым прессом. Потому что команда «Динамо» с этого маленького начала двигаться вперед, а мы в плане психологии начали делать шаги назад... В третьем матче было то же самое - 35 минут и четыре штанги, три момента на пустые ворота, не забили, а соперник воспользовался ошибкой. С этой ошибки мы получили гол - и все потерялось. Это все сказалось на последнем матче. Никто не был уверен, наоборот, «Динамо» в этой психологии встало на самую гору, играло уверенно, как было нужно. А у нас каждый хотел, но все по-своему, по-своему опять. Все хотели что-то сделать, но все разошлись, это не было одной дорогой.

- Еще в первой игре СКА можно было, выигрывая 3:0, довести игру до победы, а не до овертайма. Это как игра с «Магниткой» в сезоне.

- Мы вышли прекрасно, уверенно, забили голы, было 3:0, потом опять подумали, что можно играть каждому, как он хочет. Каждый хотел забивать, сделали ошибки, потом плохое удаление Артюхина - и уже не собрались. Если вы теряете концентрацию, тяжело собраться. И не оказалось тех людей, которые бы взяли это на себя и сделали правильные вещи.

- Как вы считаете, все-таки ситуация с незасчитанной шайбой, потом ваша реакция... Это сказалось на вас, на команде? Не много эмоций вы тогда оставили?

- Это правда, я согласен. Это могло влиять на психику. Но мы не отступили от своей игры. Мы второй матч играли очень здорово, выполняли задачу, только если бы еще не удалялись... Так что, нет, первая игра не «убила» команду, просто мы перестали забивать. Не залетала шайба, а просто ушла от нас фортуна. В одном матче бы залетела - и все было бы по-другому. Это нас не сломало ни в коем случае, я с этим не согласен. Конечно, каждый на это обращает внимание. Но я не буду о своей команде плохо говорить, потому что нет, что сказать плохого. Буду просто говорить хорошее, потому что плохое скажут другие.

Я знаю проблему Штепанека, но это секрет команды

- О критике. Некоторые считают, что в плане тактики СКА не смог перестроиться, не подготовились к серии против СКА, не взломали оборону... Не слишком ли просто СКА играл в атаке, чтобы переиграть оборону «Динамо»?

- Мы подготовились очень серьезно и знали тактику «Динамо». Здорово нарисовали, как играть, и все было по плану - так, как мы хотели. Каждая первая половина матча была по тактике сделана очень здорово. Выполнили все, у них моментов практически не было. Но то, что мы не забили гол, это не может быть подвластно тактике. Эту тактику должен каждый выполнять, и если мы все делали правильно, у «Динамо» не было ничего, ни одного шанса. Мы хорошо играли три матча. Но в сезоне мы забивали, а сейчас не смогли.

- Считаете, с вратарем вы не ошиблись? Сейчас все критикуют Якуба Штепанека, что он сильно сбавил по сравнению с прошлым сезоном. Правильно было, что он был первым?

- Думаю, правильно. Мне уже говорили, что это неправильно, во втором раунде. Но это был его раунд. Я был уверен, что он устоит. Так случилось. Я слышал, что говорят, надо было поставить (Максима) Соколова... Конечно, я мог его поставить, но если бы провалился Соколов, кто был бы виноват? Кто, думаете?

- Тот же, кто и сейчас. Ржига.

- Конечно (улыбается). Я знаю, в чем проблема у Штепанека. Это секрет команды, я не буду говорить об этом.

- Вы сейчас сделали бы все точно так же?

- (пауза) Сейчас уже каждый герой. Я не сказал, что сделал все правильно. По тактике, по изучению соперника мы сделали все правильно, мы знали, как они играют большинство, меньшинство, какой тактикой играют. Просто если бы мы забили гол-два, все было бы по-другому. Нам просто в этом не везло, и это было видно. А потом это сказалось на психике игроков, они потеряли себя. Я знаю, что сейчас все плохо. Все разбирают по деталям каждое мое решение и делают вывод, что все было плохо. Но мое мнение было, что я правильно это делал. И все было хорошо в целом, но последний матч оставил впечатление, что все было плохо.

Бывают чудеса в плей-офф. Знарок победил

- Вы же понимаете, что эти 0-4 и последний матч 1:6... Это шок для всех.

- Последний матч, конечно, - это провал. Я сказал причины, которые думаю. Сейчас мне нужно сделать глубокий анализ. Я знаю и другие причины, но это мнение мое, раздевалки и клуба, поэтому я не буду об этом рассказывать. Для меня это тоже непонятно - 0-4. Да, для меня это ошибка. Да, я это беру на себя. Мы просто 0-4 проиграть не могли. Но это плей-офф, я уже сказал, бывают чудеса в плей-офф. Сейчас надо анализировать не только последний раунд, а то, как мы выступили в целом сезоне. То, что случилось... Может, я плохо приготовил команду, плохо приготовил тактику, но я еще несколько раз смотрел эти диски с нашими играми... если бы все выполнили все, как было нужно, мы бы «Динамо» не пустили никуда. Это мое мнение.

- Лидер «Динамо» Алексей Кудашов признал после серии, что перед ее началом динамовцы побаивались СКА.

- Они приехали в Питер неуверенные, не хочу сказать, что боялись нас, но мы им отдали уверенность, и с каждым матчем это росло в них. Это делает команду. Мы пошли психологически вниз, а они наверх. Мы делали ошибку и получали гол, а они уверенно играли, потому что там здорово стоял вратарь, у него счастье было. Просто мы не пробили... не оборону, оборону мы пробили, создали много моментов, а вот ворота не пробили. Я после каждого матча говорил, что динамовцы - молодчики, они потерпели, устояли во всех моментах и дожидались нашей ошибки, реализовывали ее. Они все сыграли, как было нужно.

- Что сами думаете о тренерском противостоянии со Знарком?

- Он победил. Я должен быть тихий (улыбается). Что тут еще сказать? Я его поздравляю. Но он себя не очень хорошо повел после первой игры. Все писали, что я пытался подраться со Знарком, но это было не так. Потом он извинился передо мной, после серии, я сказал ему: скажи в прессе, что извиняешься, но этого уже никто не скажет. Всегда буду виноват я.

Я не буду биться против всех

- Обычно вы всегда делали чудеса в плей-офф, ваша команда делала подвиг через не могу. Перейдя в СКА, вы даже пошутили, что вас взяли поэтому...

- Еще раз скажу, я не думаю, что и это был провал. Я с этим не согласен. Мы выступили хорошо, но могли лучше. Если бы все было выполнено, как нужно, могли лучше. Это был огромный шанс СКА. Они приехали неуверенные, побаивались нас, а мы дали им шанс. Но, с другой стороны, бывают чудеса. Жалко, что чудо сделано в нашу сторону.

- Вы сами говорили, что СКА для вас - новый вызов, большой клуб с большими возможностями. Как тренер такой команды, вы себя уверенно чувствовали?

- За этим должны стоять все, не только тренер. В СКА уже работали и были уверенные, хорошие тренеры. Но проблема СКА не в тренере.

- И проблемы у тренеров СКА всегда были одинаковые.

- Я не могу анализировать эти вещи, это должно делать руководство. Я думаю, что мы сделали шаг вперед, что могли. Могли сделать и больше, но были причины. Не получилось. Я беру ответственность на себя. Не знаю, какой, но будет какой-то результат и что-то будет сказано. Но вопрос в другом: я могу посмотреть себе в глаза спокойно.

- Сейчас вас все критикуют, давление просто сумасшедшее.

- У меня так было уже. Но из-за этого не переживаю. Если одни и те же люди сперва говорят, что все хорошо, а уже через неделю, что все плохо, я не смотрю на это. Я стою за свое. Некоторые бывшие хоккеисты говорят сейчас такие вещи... Мне это непонятно. Я не читаю ничего, я не слушаю ничего. Я просто сразу после матча уже знал, что будет. Уже после первого матча я знал, что что-то есть, после второго, третьего, но не обращал внимания. Просто я не хотел себя расслабить. Я сам знаю, что было, я сам сделаю выводы. Я стою за команду, за то, что ребята сделали шаг вперед. В Питере на хоккей ходили каждый матч по 12 тысяч зрителей, они не будут ходить на плохой хоккей, не будут ходить просто так. Не надо ничем гордиться, конечно, но, с другой стороны, не надо и опускать руки. Для меня это был хороший сезон. В конце... Жаль, что мы не прошли, потому что шанс был огромный.

- После последнего матча в Москве, когда вы шли в автобус, толпа болельщиков СКА кричала вам всякие негативные вещи, как «Ржиге в Питере не место». Вы были удивлены?

- Я этому смеялся. Я этого ожидал целый сезон, что они опять встанут. Думаю, что если бы мы Кубок взяли, они бы пришли опять и что-то кричали. Поэтому я вообще посмеялся, что могут быть такие люди. Но это не все болельщики СКА. Не подавляющее большинство. На игры ходили 12 тысяч, и атмосфера была грандиозная. Болельщики нам делали такие подарки... Мне жалко, что мы не смогли отдать им больше, хотя бы привезти еще один матч в Питер. Мне жалко, что мы не смогли с ними порадоваться Кубку, очень жалко за болельщиков, за руководство, за город. Не было никого в команде, чтобы он не хотел добиться чего-то. Но бывают разные трагедии в любом спорте, и такая случилась с нами. Один матч не может перечеркнуть все то, что ребята делали. Не должно такого произойти. Есть много негативных людей, но и позитивных тоже много.

- Вы всегда вели себя вызывающе в России, и понятно, вас мало кто любит из хоккейных людей.

- Я не думаю, что только в России. Понимаю, что все ждали этого, когда будет эта ошибка. Я никого критиковать не буду, если я с ним не знаком. Если бы кто-то из этих специалистов со мной встретился, я бы ему все объяснил, а потом бы он мог меня критиковать. Но если критикуют люди, которые не были с командой, видят только ошибки - хорошо, это их мнение. Я с ними биться и спорить не буду. Я не буду биться против всех, я просто сказал свое мнение.

Я не такой человек, чтобы уходить из команды

- Вы хотите продолжать работать в СКА?

- А почему нет? Что я сделал? Я убил Питер? Я ничего такого не сделал. Наоборот. Да, мы проиграли 0-4 «Динамо». Да, 4-0 - это страшно. Но я не могу сказать, что я не сделал того, что было нужно. У меня были возможности делать хорошую работу в этом году. Если все хотят, чтобы я ушел, это должно решить руководство. Я не такой человек, чтобы уходить из команды. Если руководство не хочет, я не уйду.

- По ходу плей-офф Александр Кожевников на ваши слова о невыполнении командой установок говорил, что вы должны тогда написать заявление, раз игроки вас не слушают.

- (смеется) Я думаю, что это не его мнение. Я с этим человеком не знаком. Пускай он докажет. Критиковать можно всех и всегда. Я тоже могу критиковать его по телевизору, когда он будет вести свою команду. Это его мнение.

- У вас в понедельник (сегодня. - Ред.) собрание. Решения руководства вы ждете или вам все равно?

- Конечно, мне не все равно. Я сейчас работаю над тем, чтобы сделать выводы по целому сезону, анализирую все. Расскажу все руководству, что мы сделали за целый сезон, что мне не понравилось в работе, что бы я поменял, а они пусть решают. И потом мы можем опять начать работать. Если уже что-то решено, я с этим и так ничего не сделаю (улыбается). Из СКА уходило много тренеров, уходил Барри (Смит), итальянец (Айван Занатта), Вацлав Сикора, но такого негатива на тренера, столько критики не было. Я просто думаю, что... (улыбается) опять мое мнение. Не буду критиковать других.

- Видимо, дело в вас.

- Конечно, я непростой человек в этом плане, потому что хочу, чтобы все делали всё для команды. Я уже знаю и сам, что мы сделали плохо. А если работа тренера не нравится, это должно было стать известно давно, а не после последнего проигранного матча.

- Вы живете этой командой, как было в «Спартаке» и «Атланте»?

- Это было видно.

{jcomments on}

© 2016 Спорт уик-энд

Поиск