ФУТБОЛ. Беньяминас ЗЕЛЬКЯВИЧЮС: Я привык уважать в игроках личность



Для российского первого дивизиона известный литовский специалист оказался слишком интеллигентным

Болельщики со стажем, конечно, помнят не похожий ни на московский «Спартак», ни на тбилисское «Динамо», ни на питерский «Зенит» клуб из Вильнюса, который в середине 80-х был грозой авторитетов в советском футболе. «Жальгирис» при этом был практически на сто процентов укомплектован воспитанниками литовского футбола. Это была, выражаясь театральной терминологией, режиссерская команда, созданная и ведомая тренером Беньяминасом Зелькявичюсом. После распада Союза он тренировал сборную Литвы, работал в венской «Аустрии» и лиепайском «Металлурге», а также в нескольких российских клубах. Оказавшись во время Евробаскета в Вильнюсе, корреспондент «Спорт уик-энда» не мог не разыскать Большого Бена, как называли Зелькявичюса в футбольных кругах, и поинтересоваться, чем сегодня наполнена его жизнь. Естественно, вспомнили и самые яркие, а также малоизвестные моменты футбольной биографии Зелькявичюса. Начался же разговор с всегда актуальной в Литве баскетбольной темы.


Главным тренером назначили в 32 года

- Вы выросли в помешанном на баскетболе Каунасе, и в конце 50-х - начале 60-х годов с ростом 183 см вполне могли блистать в «Жальгирисе». Как же вас проглядели баскетбольные тренеры?
- Действительно, тогда у центрового каунасской команды Альгирдаса Лауритенаса рост был всего 198 см. Только в том районе, где я вырос, не было спортивных комплексов с баскетбольными площадками. Мы часами гоняли мяч на лугах в пойме Немана, а в футбольную школу я попал в 14 лет. Через полгода меня уже включили в юношескую сборную Литвы. Мой тренер Альгимантас Линкявичюс постарался просто развить те качества, которые дал дворовый футбол. Он очень долго тренировал «Жальгирис», и я пришел ему на смену, возглавив команду в 32 года.
- Не страшно было начинать работать с командой, где еще играли многие ваши партнеры?
- Да кто меня спрашивал! Это сейчас переговоры по контракту занимают месяц, а меня вызвал председатель ДСО «Жальгирис» и сказал: «Ты будешь главным тренером». Я был в шоке и даже слова сказать не сумел. Весь мой тренерский опыт к этому времени ограничивался работой со сборной Литвы, игравшей в Спартакиаде школьников СССР, и студенческой командой педагогического института. Из вузовской команды я позвал нескольких человек в «Жальгирис».

В Донецке подружился с Лобановским

- Практически вся ваша игровая карьера прошла в сильнейшей команде Литвы, но один сезон вы провели в донецком «Шахтере». Чем был вызван переход в украинский клуб?
- С одной стороны, хотелось попробовать свои силы в команде класса «А», как тогда называлась советская высшая лига. К тому же в «Жальгирисе» дела складывались не лучшим образом, и меня нещадно критиковала местная пресса. Вот и решил начать жизнь с чистого листа в «Шахтере». Попал в очень хорошую компанию. В донецкой команде тогда играли списанные из Киева Виктор Щегольков, Олег Базилевич, Валерий Лобановский. Правда, после первого круга тогдашний тренер горняков Олег Ошенков убрал из команды Базилевича и Лобановского (с последним я за короткое время сдружился), и я потерял место в основе. Почувствовав такое отношение, вместе с еще одним литовским футболистом Пятрасом Глодянисом вернулся из Донецка в Вильнюс.
- С Лобановским вы сохранили дружеские отношения?
- Он меня даже в «Днепр», где начинал тренерскую карьеру, приглашал. Днепропетровская команда вместе с «Жальгирисом» тогда играла в пульке за выход в высшую лигу. Был такой турнир, в котором победители зон второго дивизиона оспаривали единственную путевку. Один матч мог перечеркнуть результаты всего сезона. Пулька проходила в Симферополе, и Лобановский сказал: «Если бы у меня была такая команда, как «Жальгирис», я бы из гостиницы не выходил. Знал бы, что все равно она победит». Только победителем пульки стали не мы и не «Днепр» Лобановского, а «Спартак» из Орджоникидзе, как тогда назывался Владикавказ.
- Правда ли, что Лобановский в бытность игроком не очень-то любил интенсивные тренировки, которые практиковал в «Днепре», киевском «Динамо» и сборной СССР?
- Он очень любил выступать на собраниях. Всегда с юмором говорил. Лобановский был лидером команды, давал результат и пользовался огромной любовью болельщиков. Когда Валерий выходил из клубного автобуса, его встречали аплодисментами.
- Почему же тогда Ошенков отчислил его из команды?
- На встрече с первым секретарем обкома КПСС, который курировал команду, Лобановский, как всегда, молчать не стал. Высказал все, что думал. Главному тренеру это не понравилось.

Сабониса в футбол не переманивали


- В Литве сразу признали ваш тренерский авторитет?
- В первый же сезон работы в «Жальгирисе» я вывел команду в первую лигу. Это оценили. В 1982-м мы вышли в высшую лигу, где литовская команда прежде играла только во времена комплектования по принципу обязательного присутствия всех союзных республик. В том сезоне нам везло: все конкуренты в последних турах потеряли очки.
- Как удалось наладить систему подготовки футболистов в баскетбольной республике?
- Мы же не приглашали к себе Арвидаса Сабониса! Налаживать систему особой необходимости не было. Хорошо работали школы во многих городах, отличный тренерский коллектив был в спортинтернате в Паневежисе. В Литве всегда было много мальчишек с качествами, необходимыми игровикам. Самые рослые шли в баскетбол, остальные - к нам. В середине 80-х в Литве вообще был настоящий футбольный бум. В Вильнюсе матчи проходили при аншлагах, а после игр тысяч 20 болельщиков шли по центральному проспекту литовской столицы, скандируя речевки и распевая песни. У нас даже шутили, что движение за независимость Литвы зародилось на матче «Жальгирис» - «Спартак».
- Вам удалось поднять «Жальгирис» на пьедестал в чемпионате СССР, но перед этим ведущие игроки клуба убрали вас из команды, обвинив в неправильном распределении материальных благ...
- Я мог и не уходить. Партийные руководители республики, а они в Вильнюсе переживали за дела футбольные не меньше, чем в Донецке, были в конфликте с игроками на моей стороне. Пришлось даже убеждать кураторов команды, что нового главного тренера найти проще, чем собрать новую команду. Жизнь все расставила на свои места. Тогдашний капитан команды вратарь Вацловас Юркус даже домой ко мне приезжал, от имени ребят просил вернуться. Не думаю, что зачинщиков конфликта терзала совесть. Просто команда играла все хуже и хуже. Могли вылететь из высшей лиги.
- Комплектованием команды занимались вы?
- Старался просмотреть как можно больше игр. Ведь иногда селекционеры могут и проглядеть кого-то. Так едва не случилось с будущим олимпийским чемпионом Сеула Арвидасом Янонисом. Я приехал по рекомендации помощников смотреть в матче молодежных команд совсем другого футболиста, но обратил внимание на Янониса. Меня отговаривали, но я взял его в «Жальгирис» и ни разу об этом не пожалел. Очень важным моментом было то, что юношеские команды, представлявшие Литву на различных соревнованиях, старались играть в стиле «Жальгириса». Мне было легко работать. Как бы меня ни критиковали оппоненты, я всегда имел поддержку политического руководства Литвы.

Бышовец - умница и великолепный профессионал

- Вы принимали участие в начальных этапах подготовки олимпийской сборной СССР к Играм в Сеуле, но в Корею не поехали...
- Мы готовились в Коверчиано, на базе сборных Италии. Обстановка там была вольготной, особенно для тех, кто прошел систему сборов в советских клубах. На глазах у тренеров 14-летние мальчишки из юношеской команды к обеду ставили на стол бутылку вина. Глядя на это, Владимир Лютый попросил меня разрешения отпраздновать день рождения. Я ответил: «Вы же взрослые люди!» Возможно, этот эпизод повлиял на решение руководителей сборной, но, как бы то ни было, зла на Анатолия Бышовца не держу. Это умница и великолепный профессионал, совместная работа с которым многое дала.
- Литовские футболисты, вернувшиеся из Сеула олимпийскими чемпионами, пользовались в республике таким же почетом и уважением, как баскетболисты?
- В конце 80-х, как я уже говорил, футбол не только соперничал по популярности с баскетболом, но даже занимал первое место в системе спортивных приоритетов. Когда в 1987-м мы вернулись с победой с Универсиады, нас встречал весь Вильнюс. В финале мы тогда победили сборную Югославии, за которую играли ставшие впоследствии звездами первой величины Деян Савичевич, Роберт Просинечки, Дарко Панчев. Настоящая эйфория царила во всей Литве, когда в том же сезоне мы выиграли бронзовые медали чемпионата СССР.
- Почему после распада Союза баскетбол в Литве остался на достаточно высоком уровне, а футбол влачит жалкое существование?
- Здесь много причин. Футбол - более затратный вид спорта, требует серьезных инвестиций. Сразу после распада Союза все ведущие футболисты «Жальгириса» уехали из Литвы, а кое-кто из баскетболистов все-таки остался. К тому же очень серьезные вложения в баскетбольную инфраструктуру сделали вернувшиеся из НБА Арвидас Сабонис и Шарунас Марчюленис. Среди футболистов таких меценатов не нашлось. Да и таких денег ни Вальдас Иванаускас, ни Арминас Нарбековас не заработали.

Для международных побед не созрели

- Вы упомянули про успех «Жальгириса», который под флагом студенческой сборной СССР выиграл Универсиаду-87. В таких соревнованиях должны играть студенты...
- Те из игроков «Жальгириса», которые не учились в вузах, на Универсиаду и не поехали. Основной вратарь команды Юркус по возрасту даже в аспиранты не годился. Я согласился выступать на студенческих играх только при одном условии: туда едет именно «Жальгирис». Хотя московские руководители настойчиво предлагали усиление из других клубов. Конечно, принципы комплектования студенческих сборных были разными. Те же бразильцы прислали очень слабую команду, зато из некоторых азиатских стран приехали фактически национальные сборные.
- «Жальгирис» в конце 80-х играл в еврокубках, но больших успехов не добился...
- В ту пору Кубок УЕФА, где мы играли, был, пожалуй, самым сильным клубным турниром Старого Света. В Кубке европейских чемпионов Англия, Италия, Германия, Испания были представлены одной командой, а в Кубке УЕФА - тремя-четырьмя. Да и в других странах было немало сильных команд. Та же «Црвена Звезда», которой мы проиграли в 1989-м, фактически в том же составе выиграла через два года Кубок чемпионов.
- После распада Союза вы некоторое время продолжали тренировать «Жальгирис», который также играл в Лиге чемпионов...
- Поначалу мы еще обозначали сопротивление. Тому же ПСВ в начале 90-х бой дали, а в голландской команде тогда играли несколько серебряных призеров ЧЕ-88. Только с нынешним бюджетом «Жальгирис», да и любой литовский клуб может соперничать с клубами второго российского дивизиона.

Я всегда хотел работать


- Вы по природе своей главный тренер. Что заставило принять предложение венской «Аустрии» и занять в австрийском клубе пост ассистента?
- В Австрию со мной отправились сразу три футболиста - Вальдас Иванаускас, Арминас Нарбековас и Робертас Фредрикас. Руководители венского клуба посчитали, что им будет легче адаптироваться, если и в тренерском штабе будет литовский специалист. Через полгода мне деликатно намекнули, что главный тренер не хочет видеть Зелькявичюса в своей команде. В таких случаях нужно уходить.
- В последние годы своей тренерской карьеры вы предпочитали работать в России, но почему-то частенько оказывались в роли спасателя...
- Я всегда хотел работать и не ставил каких-то особых условий своим работодателям. К тому же меня очень часто уверяли: «Беньяминас, приезжайте, никаких проблем не будет». Когда я пришел в «КамАЗ», клуб из Набережных Челнов неплохо смотрелся в высшем дивизионе. Я ведь не знал ни о финансовых проблемах клуба, ни о том, что с него снимут шесть очков за задержку трансферных выплат. В Липецке, куда меня пригласил Юрий Шишлов, до работы дело вообще не дошло. Там хоть руководство области честно поступило, сразу предупредив об отсутствии необходимого финансирования.
- С «Балтикой» вы начали повторять путь «Жальгириса», выйдя из второго дивизиона в первый. Почему в Калининграде не удалось подняться еще выше?
- В Калининграде поначалу работать было одно удовольствие. Рядом с домом, отношение со стороны болельщиков было просто фантастическим. Только периодически возникали ситуации, когда я просто не мог повлиять на исход ближайшего матча. И тогда у меня либо визовые проблемы возникали, либо болезнь врачи находили.
- Не боялись, что работа в российских клубах, выступавших не­удачно, скажется на вашем тренерском реноме?
- Этот вопрос, мне помнится, задали в Санкт-Петербурге, причем когда «КамАЗ» обыграл «Зенит» со счетом 3:0. Правда, сформулировали чуть по-другому. Мол, какой вам интерес работать с такими клубами? Возможно, зная все нюансы и подводные течения в российском футболе вообще и в каждом из клубов, где я работал, в частности, принимал бы другие решения. Хотя не уверен. Для профессионального тренера отсутствие работы - это каторга.
- Самая оригинальная формулировка вашего увольнения принадлежит руководителям «Луча-Энергии». Они мотивировали расставание тем, что вы очень мягкий и интеллигентный тренер для российского первого дивизиона...
- Первое впечатление от Владивостока у меня было просто фантастическое. Губернатор Сергей Дарькин так расписывал перспективы будущей работы, что мне сразу же захотелось связать свою судьбу с «Лучом-Энергией» надолго. Тем более что футболисты в команде подобрались квалифицированные по меркам первого российского дивизиона. Многих, конечно, удивляло, что я здороваюсь с каждым игроком, спокойно объясняю многие вещи. Видимо, привыкли к тому, что тренер объясняется с помощью очень спе­цифических выражений. Я же считаю, что каждый футболист - это личность, и относиться к нему нужно соответственно. Не хочу вступать в полемику с дальневосточниками и рассказывать о том, что там творилось. Я написал заявление об отставке.

Талантливые ребята опускаются до деревенского уровня

- Кроме чемпионата Литвы вы со своей командой выигрывали чемпионат Латвии. В соседней республике уровень футбола выше?
- Сильнейшие команды Латвии, Литвы и Эстонии играют в Балтийской лиге. Для наших клубов это хороший турнир. Чаще всего его выигрывают латвийские команды. Там больше людей, заинтересованных в развитии футбола.
- Именно по этой причине Латвия пробилась в финал ЧЕ-2004, а национальная команда Литвы ни разу даже шансов сыграть на Евро не имела, хотя в советском чемпионате «Жальгирис» котировался намного выше «Даугавы»?
- Мне кажется, у тогдашнего сенсационного успеха сборной Латвии другое объяснение. Руководители национальной федерации полностью доверяли Александру Старкову, проявили терпение и такт. Я всегда завидовал тем человеческим отношениям, которые были между футбольными руководителями и тренерским штабом сборной Латвии. Конечно, с тренеров нужно спрашивать за результат, но при этом необходимо уважать их работу. Я ведь и ушел из сборной Литвы после поражения от команды Латвии в товарищеском матче. Просто потому, что не мог больше работать в обстановке, которую создавали руководители федерации. Каждый раз перед беседой с президентом думал: «А что же нужно говорить?» Добиваться успехов при таком отношении невозможно.
- В Литве сейчас сохранилась система подготовки резервов, эффективно работавшая в советские времена?
- Сейчас все стремятся открыть академии и пригласить работать туда специалистов из Западной Европы. Правда, надолго они у нас не задерживаются. Секрет побед «Жальгириса» в 80-е как раз и заключался в том, что литовские тренеры с первых шагов прививали ребятам самобытный стиль, который потом мы в команде мастеров стремились развить.
- Есть ли сейчас в республике футболисты, которые могли бы усилить клубы Российской премьер-лиги?
- Ни одного. Может быть, я и резко выскажусь, но в чемпионате СССР, попадая в «Жальгирис», ребята играли против сильных соперников. Сразу было видно, кто талантлив и кто может вырасти в большого мастера. В чемпионате Литвы даже талантливые ребята опускаются после нескольких сезонов до деревенского, мягко говоря, уровня…
Борис ХОДОРОВСКИЙ,
Вильнюс - Санкт-Петербург.

Из досье «Спорт уик-энда»

Беньяминас ЗЕЛЬКЯВИЧЮС
Родился 6 февраля 1944 года в Каунасе.
Воспитанник каунасского клуба «Банга».
В чемпионате СССР выступал за команды: «Жальгирис», Вильнюс (1963-1967, 1969-1973), «Шахтер», Донецк (1968).
Признавался лучшим футболистом Литвы в 1971-1972 гг.
В качестве главного тренера возглавлял команды: «Жальгирис», Вильнюс (1977-1982, 1985-1991, 1992-1996), «КамАЗ-Чаллы», Набережные Челны (1997), «Шинник», Ярославль (1999), «Балтика», Калининград (2002-2003), «Металлург», Лиепая, Латвия (2004-2007), «Луч-Энергия», Владивосток (2009).
Работал тренером в «Аустрии», Вена, Австрия (1991-1992) и «Роторе», Волгоград (1998).
В качестве главного тренера трижды возглавлял сборную Литвы (1990-1991, 1995-1997, 2000-2003).
Под руководством Зелькявичюса «Жальгирис» стал бронзовым призером чемпионата СССР 1987 года и под флагом студенческой сборной СССР выиграл Универсиаду-87. В 2005 году литовский специалист впервые привел лиепайский «Металлург» к победе в чемпионате Латвии.
{jcomments on}


На правах рекламы

Вы знаете, классная передача этот top gear, правда на английском, но все-равно хочется смотреть, а вот недавно нашел top gear на русском? и теперь делюсь с вами, наслаждайтесь. top gear на русском ждет вас.
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск