БЕРЕЗОВСКИЙ: Питерцы сильнее, но недонастрой еще никто не отменял

Голкипер «Химок» и сборной Армении Роман Березовский предстоящий матч в воскресенье будет наблюдать в качестве зрителя, поскольку проходит реабилитационный период после травмы. Своими впечатлениями об этой кубковой игре, а также воспоминаниями о «Зените», в котором отыграл в совокупности шесть сезонов, Роман поделился в беседе с корреспондентом «Спорт уик-энда».

Пришлось прибегнуть к операции

- Говорят, что вы продлили свою вратарскую карьеру только ради того, чтобы сыграть против сборной России в нынешнем отборочном цикле чемпионата Европы. Как восприняли тот факт, что соперником «Химок» на кубковой дороге стал «Зенит»?
- Назвал бы это подарком судьбы, но, к сожалению, участвовать в игре точно не смогу. Недавно мне была сделана операция и на восстановление потребуется время.
- Что у вас случилось?
- Скажем так - это хроническая травма. Пришлось прибегнуть к операции. Хочу выразить благодарность федерации футбола Армении, которая посодействовала в лечение.
- Сколько времени понадобится на восстановление?
- Надеюсь, что ко второму кругу, который стартует в начале августа, буду в оптимальной форме.
- Где планируете наблюдать за игрой?
- На трибуне.

О Садырине только теплые воспоминания

- Вы никогда не комментировали в прессе свой уход из «Зенита». Это результат личной договоренности с тогдашним руководством клуба?
- А что было комментировать? Ничего сверхъестественного не произошло - жизнь идет своим чередом. Обычная ситуация, когда футболисты уходят.
- Какое место в вашей карьере занимает зенитовский период?
- Главнейшее. Я дебютировал на высоком уровне именно в Питере. На протяжении своей карьеры я работал со многими тренерами и со всеми из них чувствовал себя комфортно. Конечно, доводилось слышать и многое нехорошего в свой адрес. В том числе, когда уходил из «Зенита»...
- Кого из футболистов вашего поколения могли бы отметить?
- Можно едва ли не всю команду вспоминать. Гену Поповича, который, к сожалению, покинул нас. Горшкова, Вернидуба, Максимюка, Овсепяна, Кондрашова, Кобелева, Панова, Герисимца, Кулькова. Кого-то могу даже забыть назвать, потому что прошло уже много времени.
- Какой период в «Зените» был самым трудным для вас?
- Наверное, 2000 год, который непросто сложился. Началось со смерти отца моей жены. Затем - собственного. После этого пошло всё кувырком в «Зените», непонятный переход в «Сент-Этьен», который в итоге не состоялся.
- Но ведь вы едва не покинули «Зенит» в 1995 году...
- Как только Павел Фёдорович принял команду, в ней появилось очень много новых футболистов. В том числе и вратари - Сергей Приходько, Евгений Корнюхин, Юрий Окрошидзе, который три года провёл в «Зените». Очень надеялся, что меня возьмут на сборы. Но, когда узнал, что не еду, был страшно разочарован. В итоге меня отдали в аренду в «Смену-Сатурн», где я мало играл. Однако затем с Окрошидзе нас рокировали - он пришел на мое место, а меня вернули в «Зенит». Как это получилось, честно скажу, не знаю.
- Дебют в высшей лиге у вас получился и вовсе экстремальным...
- Да, матч с «КамАЗом», когда я первый раз сыграл за «Зенит», до сих пор не забыть. Не отбей я тогда пенальти или сам его сделай, - на карьере можно было поставить крест. Так что переломный был матч...А вообще отбитые пенальти словно стали определенной фишкой в моей карьере. Ведь когда идет дуэль между нападающим и вратарем, то есть большая вероятность, что последний проиграет. Но у меня почему-то всегда до удара присутствовала сверх уверенность, что его парирую. И это в итоге случалось. Причем, в тех случаях, где уверенность отсутствовала, мяч залетал в ворота. Это психологический момент, который немаловажен для спортсмена.
- Чем Павел Садырин запомнился вам как тренер?
- Для меня любой специалист был авторитетным. Тем более - тренер, который выиграл два чемпионата СССР. Конечно, присутствовало уважение к его личности. В 1996 году и вовсе была необычная ситуация, когда возникала неопределенность с вратарями. По очереди стояли Приходько, Окрошидзе и я.
- Подобная перетасовка не создавала нервотрепку?
- Определенный дискомфорт был. С другой стороны, это способствовало внутренней мобилизации.
- Тем не менее, во втором круге вы прочно заняли место в основном составе...
- Старался тренироваться, был еще молод. Как только шанс появился, практически весь второй круг отстоял.
- Долго размышляли по прошествии времени над откровениями Павла Садырина в марте 1998 года, когда он открытым текстом обвинил вас в сдаче матча «Спартаку»?
- Я думаю, что дело здесь не в Садырине, а в другом человеке. Этот тренер ассоциируется у меня только с теплыми воспоминаниями. Я был на пике популярности. Желтая пресса запустила эти слухи, а центральная их подхватила...

Странно, что Бышовец сидит без работы

- Многие отмечают, что работа Анатолия Бышовца стала переломной в истории «Зенита»? Вы разделяете данную точку зрения?
- Конечно. Тогда бороться за чемпионство против «Спартака» было тяжело. Основным творцом той команды, которая в 1999 году завоевала Кубок России, был именно Бышовец.
- Не удивляет вас то обстоятельство, что в современном футболе такой специалист оказался невостребованным?
- Откровенно говоря, не знаю, с чем это связано. Анатолий Федорович - человек, которого можно назвать трудоголиком. Он очень сильный психолог, имел к футболистам индивидуальный подход.
- Чем запомнился выигрыш Кубка России?
- Такое событие сравнимо разве что с чемпионством. Была сумасшедшая радость. Нас восторженно приветствовали в День города на Невском проспекте и на Дворцовой площади. Это воспоминание на всю жизнь.
- Могли тогда предположить, что это только начало грандиозных успехов «Зенита»?
- Для кого-то - начало, а кому-то конец (смеется). Шло становление команды. При Виталии Мутко «Зенит» выходил на профессиональный уровень. Ясно было, что в любом случае рано или поздно команда будет иметь громадные успехи. Жаль, что я не успел в них поучаствовать.
«Химки» надеются на Долматова
- Какие чувства испытываете, следя за нынешним «Зенитом»?
- Команду можно охарактеризовать словом «супер». Футболисты - отличные. Со многими в свое время я пересекался в разных командах - с Зыряновым, Данни, Широковым, Малафеевым. Так что могу только порадоваться за ребят.
- Кого отметили бы из нынешнего состава?
- Кержакова. У него всегда высокий уровень мотивации. Кроме того, нацеленность и хороший удар.
- Что ждете от предстоящей игры на Кубок России?
- Успеха «Химок». Очень надеюсь на то, что с Олегом Долматовым команда начнет как бы заново играть. И хотя «Зенит» - действующий чемпион, но есть такое понятие, как недонастрой. К тому же «сине-бело-голубые» сейчас после отпуска. Поэтому уверен, что питерцы точно легко не победят.
- Как оцениваете выступление «Химок» в этом сезоне?
- Стартовали нормально, а потом все пошло наперекосяк. Поэтому, повторяю, у нас большие надежды связаны с приходом Олега Долматова.
- Что изменилось в команде после прихода нового тренера?
- К сожалению, я мало пересекался с Олегом Васильевичем, потому что у меня были восстановительные мероприятия. Знаю только, что это специалист очень высокого уровня.
- Роман Широков в интервью нашему изданию недавно выразил сожаление о том, что вы играете сейчас в первом дивизионе. Сами как чувствуете, способны еще выступать на высоком уровне?
- В прошлом году были такие ощущения. Сейчас трудно размышлять - необходимо восстановиться после травмы. Тогда и смогу ответить.
- Чем запомнились матчи за сборную Армении против России в этом году?
- В Армении мы не пропустили. Ответный матч прошел в моем родном городе. Испытал чувство ностальгии, особенно, когда нас поселили в пятидесяти метрах от Исаакиевского собора. Что может быть прекраснее таких видов? К сожалению, на «Петровском» мне кинули трешку, но на то были объективные причины. У сборной России есть все шансы получить путевку на Евро.
Вадим ФЕДОТОВ.

{jcomments on}




На правах рекламы
Уникальный интерьер дома - визитная карточка любого хозяина. Узнать все о дизайне и интерьере можно на ladom-project.ru
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск