Чемпиона мира и Европы по карате через 2 дня после ареста «Правым сектором» отказалась принимать даже СБУ: «Как, если мы не можем хотя бы понять, белый это или негр?»

Почти двое суток бойцы «Правого сектора» избивали его сначала ногами, а, утомившись, прикладами. Чемпиона мира и Европы по карате, десятки лет защищавшего честь и достоинство Украины на международных состязаниях, тренера, который воспитал тысячи первоклассных спортсменов Петра Гилева. В плену ему страшно стало только однажды, когда калечившие его «весёлые ребята» из «Правого сектора» Дмитрия Яроша сказали, что схватили и его жену и сына. Тогда он решил, что вырвет у одного из бойцов гранату и взорвёт и себя и их. К счастью, до семьи тогда не добрались. Двое суток издевательств и пыток, 51 день неизвестности в днепропетровском изоляторе так и не смогли сломать ему волю. Сейчас Пётру Гилёву удалось покинуть территорию Украины, он находится в Крыму, где мы и разговариваем о том, что спасло жизнь чемпиона мира и как он оказался на свободе.
Спортивная династия Гилёвых хорошо известна в Донецке: Пётр и его жена Людмила - тренеры, ведут несколько школ в Донецке, Новотроицком, Волновахе. Оба их сына тоже каратисты (у одного из них, Анатолия, спортклуб в Тольятти), а теперь и внучка занимается этим боевым искусством и показывает недюжинные результаты. Благодаря этой известности похищение Петра Борисовича бойцами «Правого сектора» не осталось незамеченным и получило широкий резонанс. Но давайте всё по порядку.

- 24 июня украинские СМИ сообщили, что в донецком городе Угледар вас арестовали на блокпосту украинские военные, после чего увезли в наручниках, с мешком на голове в неизвестном направлении. После этого лидер «Правого сектора» Ярош сообщил, что вы находитесь у них, даёте показания и обвинил вас в подготовке сотен террористов. Это правда?
- Я не знаю, с какого перепугу Ярош раструбил на весь мир, что у меня сотни боевиков. Нет у меня никаких террористов, это мои ученики. Я не воевал в ополчении, а мои ученики пошли туда только в ту ночь, когда меня забрали. Я - тренер, и не собирался ни с кем воевать. Мы под украинским флагом выступали по всему миру, и я всегда воспитывал в учениках надёжность и преданность родине.
Начальник милиции Угледара, который перед этим уволил всех сочувствующих ДНР сотрудников и составил списки помогавших в проведении референдума жителей города, обратился к Ярошу, чтобы его «Правый сектор» навел порядок в городе. Я был назван в числе этих жителей, поскольку действительно помогал в организации и проведении референдума. Кроме того, меня же объявили «правой рукой» главы Верховного Cовета ДНР Дениса Пушилина, после чего Коломойский объявил награду в 10 тысяч долларов.
У «Правого сектора» уже была ориентировка, и меня предупредили, что они ищут. «Правый сектор» - этой банда отморозков и насильников, почувствовавших вкус власти и крови, вседозволенность и безнаказанность. Их на Украине около 10 тысяч. Жена уговаривала меня уехать, но я всё откладывал.
И вот 24 июня в Угледаре автобус, в котором я ехал, на блокпосту остановили военные в чёрной униформе. У них была моя фотография, и они знали, в каком автобусе я еду. Они вошли и направили на меня автоматы, а сзади меня сидели мирные люди. Меня потом спрашивали: «Что же вы, такой великий каратист, а не оказали сопротивления и вышли из автобуса?» А как я мог оказать, если передо мной автоматчики, а сзади - 28 жителей города? Я сделал всё, что они требовали, чтобы не спровоцировать бандитов и не погубить людей. У нас случаи похищения и пропажи людей не редкость. Например, у знакомого, который проводил референдум в Стаханове и потом ушёл в ополчение, забрали отца и сына, а потом 26-летнего парня нашли мёртвым в посадках, его тело было всё исковеркано, глаза выколоты.
После похищения меня возили почти двое суток в машине, всё время избивали, а тем временем решали, что со мной делать. Я слышал, как они говорили о том, чтобы сдать меня на органы: «Он же спортсмен, значит, здоровый». И, лежа в машине, я думал, интересно, как они будут это делать - в больнице или так, под наркозом или без? У меня всё это время было ощущение, что я попал в какое-то сборище мутантов неземного происхождения. То есть бандеровцы меня не просто били, а калечили, потому что получали от садизма удовольствие. Они уже не знали как, чем и куда меня ударить, устали бить ногами в лицо, стали бить прикладами. А я всё время поднимался, потому что у меня профессиональная привычка - вставать.
К концу 2-го дня я уже не шевелился и почти не соображал, но сознание не терял. При этом эти отморозки боялись меня даже связанного и избивали, держа оружие в руках. И ещё кричали: «Ну и какой же ты каратист?» А я им отвечал: «Вы наручники-то снимите и узнаете, какой». При этом задавали какие-то дурацкие вопросы, типа, сколько я получил от Путина денег и оружия, сами же на них отвечали и что-то там записывали.
- А ещё писали, что у вас была какая-то флэшка?
- Когда меня похитили, то забрали не только деньги и фотоаппарат, но и серебряный крестик сорвали с шеи. Да, действительно, когда меня схватили, у меня с собой была флэшка с расположением украинских блок-постов. Я занимался разведработой, помогал ополчению ДНР. И когда СБУ узнало, что у меня были разведданные, связанные с украинской армией, то приказали «правосекам» передать меня живым. Это меня и спасло.
Конечно, бандеровцы были сильно разозлены, потому что хотели за меня получить обещанные 10 тысяч долларов. А ещё помогли журналисты, меня не убили как «террориста и сепаратиста» благодаря тому, что этот случай получил шумную огласку в интернете и прессе. В то время, когда я находился у «правосеков», по телевидению показали несколько интервью с женой. 24 июня меня похитили, а 26-го в Донецке прошёл митинг, организованный моими родственниками, учениками и друзьями.
- Почему после похищения и после того, как Ярош радостно отчитался, что вы у них, почти 2 месяца ничего не было слышно про вас?
- По приказу СБУ ночью на 26 июня украинский батальон «Днепр-1» забрал меня у «Правого сектора» и отвез в Днепропетровск, в изолятор временного содержания. Там меня отказались принимать, потому что к тому времени я был больше похож на сгоревший кусок мяса, чем на человека.
В ИВС вызвали «Скорую помощь» и потребовали что-то сделать для «улучшения состояния». Но врачи сказали: «Какое состояние, если мы не можем понять, это белый человек или негр?» И всё-таки СБУ надавило, и меня начали лечить. Меня спасло только то, что всё это время ничего не ел и не пил, стакан воды я выпил только на 5-й день пребывания в больнице, где кололи уколы и капельницы, чтобы я не падал и мог стоять на ногах.
Всё это время я находится в изоляторе. Там начальство пыталось мне в камеру подослать «подсадных», чтобы я с ними разговорился, но у меня нюх хороший на таких людей. Потом хотели натравить на меня «братву». Но в уголовном мире уже знали, кто я, хотя и не видели никогда в глаза, и заочно «зауважали» - в первые же дни передали в камеру миску, ложку, сало, чеснок, чай, кипятильник, шлёпанцы и футболку. А потом даже телефон пронесли, чтобы я мог позвонить жене и предупредить её, чтобы ни в коем случае сюда не приезжала (а ей звонили из СБУ и приглашали), иначе схватили бы и её.
Всё это время водили на допросы, где следователь разговаривал со мной на спортивные темы, пытался подобрать ко мне «ключи»: «Как же так, вы - чемпион Украины, известная личность, - я всё про вас в интернете прочитал, - а воюете против своей страны?» А я отвечал: «Пока вы там скакали на майдане, мы боролись с воровской и преступной местной властью, которая до сих пор сидит у нас на местах».
Следователь сказал, что мне грозит статья 258-3 - «создание, финансирование и руководство террористической организацией и призыв к расколу страны». Они всё искали, как я её создавал, как подбирал людей и чем я их вооружал. А я, находясь в камере, писал апелляцию и параллельно стал готовить побег: уже научился открывать наручники за 10 секунд, и наметил себе 2 места, где я смогу сбежать.
- Почему вас освободили, если вам предъявили обвинения в терроризме?
- Всё это время глава комитета по военнопленным ДНР Дарья Морозова вела переговоры с Киевом, чтобы обменять меня и других наших на украинских военнопленных. И 14 августа это и произошло.
- Каким вы теперь видите своё будущее и Украины?
- Мой дед был двухметровым гигантом - сибиряком, ходил с рогатиной на медведя, а я - украинец, родился в Донецке, он тогда назывался Сталин. Будущее Украины - печально, мало того, что её народ не знает собственные историю, традиции и культуру, так ещё и гордится этим. Я всё своё детство провёл в украинском селе и выучил там массу чудесных народных песен. Сегодня этих песен не знает никто из тех, кто кричит: «Слава Украине!». То есть сегодня это всё, что осталось от нашей прекрасной и древней родины, - сказал чемпион в интервью порталу KM.ru

 


Вы любите быть в курсе всех спортивных новостей? Тогда наш спортивный сайт идеально создан для Вас! Новости про футбол, хоккей, теннис, баскетбол, волейбол не оставят Вас равнодушными! У нас масса интересного и важного из мира спорта! Бесплатные прогнозы на спорт, индивидуальная статистика прогнозиста, турниры Вы найдете на нашем сайте sports-almanac.net специально для Вас!
© 2016 Спорт уик-энд

Поиск